Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как застраховать жизнь и разбогатеть на собственной смерти. К 250-летию американской страховой системы


Ирина Лагунина: Страхование жизни всегда было доходным делом в Америке. Единственная проблема: чтобы заработать на нём, человек должен был сначала умереть. Теперь с этим покончено. Новая тенденция в системе американского страхования, получившая название «Прижизненная договорённость», предоставляет застрахованному выбор, в результате которого человек может разбогатеть на собственной страховке жизни, совершенно при этом не умирая. Словом, система страхования в Америке удивительно развилась за 250 лет своего существования. Рассказывает Марина Ефимова.



Марина Ефимова: Приближается юбилей, который в Америке вряд ли будет широко отмечаться – 250-летие индустрии страхования жизни. Первая американская компания по страхованию жизни была организована в Филадельфии в 1758-59 годах. Правда, просуществовала она недолго и перерыв длился почти сто лет до 1840 года. Но люди, работающие в страховом бизнесе, гордятся старинностью своего дела и древностью его корней. Читаем в статье историка Джеймса Робинсона.



Страхование жизни, как мы его понимаем, началось в Древнем Риме. Там были похоронные клубы, куда члены клуба вносили деньги, и после их смерти клуб брал на себя расходы по захоронению и финансовую помощь семье усопшего. Эта практически прервалась в 450 году новой эры после падения Римской империи.



Марина Ефимова: Почти вся первоначальная терминология страхования пришла из латыни. Само слово «страхование» происходит от латинского слова «надежность». Слово «полис» по-латыни «обещание». Кстати, о разнице в смысле английских и русских терминов. Английское слово, производное от глагола «быть уверенным». Русское слово «страхование» производное от слова «страх». В Америке первая компания имела скорее духовный оттенок, чем коммерческий. Читаем в статье Робинсона «История страхования жизни».



На создание первой страховой дал деньги пресвитерианский синод Филадельфии для поддержания сирот и вдов. Но против этой идеи восстало множество религиозных групп, считавших, что страхование жизни является как бы приближением смерти, своего рода искушением судьбы, вмешательством в сферу, которая подвластна только Господу.



Марина Ефимова: Идея возродилась только в 1840 году. О том, почему именно в сороковом, участник нашей передачи, независимый консультант по вопросам страхования жизни Гебриэл Нессер.



Гэбриэл Нессер: Именно в это время из-за чудовищного пожара в Чикаго, а следующая волна после пожара в Нью-Йорке. Лишь тогда американцы спохватились, что такие катастрофы уносят не только жизни кормильцев семей, но оставляют их детей и вдов без средств к существованию. Каждая катастрофа вызывает новую волну приобретения полисов страхования жизни и новую поросль страховых компаний. Так случилось после Первой мировой войны и после Второй мировой волны, а последняя волна поднялась после атаки на Всемирный торговый центр.



Марина Ефимова: Мистер Нессер, средний американец должен купить в обязательном порядке, по крайней мере, две страховки, застраховать автомобиль и дом. Многим приходится покупать еще и медицинскую страховку. Соответственно, разве может себе позволить человек с зарплатой, скажем, в 60 тысяч долларов в год застраховать еще и жизнь и выплачивать помесячные взносы из своего и без того ощипанного бюджета?



Гэбриэл Нессер: Конечно, может и даже с гораздо меньшим доходом. Стразовая компания одна из старейших в Америке была создан в середине 19 веке в рабочем городке Нью-Арк в штате Нью-Джерси и страховала преимущественно рабочих сталелитейных заводов и шахтеров. Тогда это стоило каждому из них по одному пенни в неделю. Сейчас сумма взносов меняется в зависимости от профессии и привычек. Больше всех платят курильщики, на 25% больше чем некурящие. Тем не менее, человек с любым доходом может купить страховой полис, просто он должен покупать тот, который ему по карману.



Марина Ефимова: Ну хорошо, и вот он через несколько лет теряет работу, не может платить и все взносы, которые он уже внес, пропадают, то есть достаются страховой компании.



Гэбриэл Нессер: Существуют разные виды страхования жизни. Основных – две - временная и постоянная. Временная заключается на срок и она дешевле. Вы страхуетесь, скажем, на 10, 15, 20 лет. Если вы за это время не умираете, то деньги пропадают, но если вы умираете, то ваши наследники получают гораздо больше того, что вы выплатили. За другую страховку помесячные выплаты выше, но она накопительная. Если вы решаете ее прекратить, то получаете обратно определенную сумму, не всю, конечно, но что-то. Кроме этих двух я могу назвать дюжину вариантов и комбинаций, но они сложные и за 15 минут их не объяснить.



Марина Ефимова: Разбираться в них человеку несведущему жизни не хватит, даже застрахованному. Раз не разобраться, значит надо довериться. Кому? Страховым агентам? Вот что я нашла о страховых агентах в сборнике знаменитых цитат из выступлений специалистов, в основном членов штатных регулировочных комиссий, инспектирующих работу страховых компаний .



Если собрать в комнате 15 человек, которые недавно застраховались и подробно объяснить процесс продажи страховых полисов на их примерах, то 13 человек выйдут из этой комнаты, горько раскаиваясь в том, что они сделали. Кое-кто из страховых агентов настоящие жулики, таких мало, большинство просто невежественные и неквалифицированные. Но остаются еще тысячи компетентных и честных агентов. Только как их распознать покупателю страхового полюса?



Марина Ефимова: Другая цитата из ответа высокопоставленного чиновника страховой корпорации на пресс-конференции 2005 года. Репортер спрашивает: почему они не обсуждают с клиентом комиссионные страхового агента?



Продать человеку полис на страхование его собственной жизни - сложная сделка. Нужно все время говорить о его будущей смерти. Если посреди обсуждения страховой агент признается покупателю, что он получает с каждой сделки 55% комиссионных, ему не продать ни одного полюса.



Марина Ефимова: Многие страховые агенты беспокоятся, что сейчас, когда всю информацию можно получить в интернете и внимательно изучить, продажи стразовых полюсов пойдут вниз. Но пока множество американцев продолжают страховать жизни. К концу 90 годов собственность одной из старейших компаний оценивалась в 100 миллиардов долларов, все большие страховые корпорации являются мультимиллиардерами. Посильную долю в это богатство внес наш соотечественник Семен.



Семен: Я имел страховой полюс с 80 года, и в 2003 я его закрыл.



Марина Ефимова: Почему?



Семен: Потому что страховой полюс имеет смысл только тогда, когда в случае вашей смерти тот, кто остается, не будет иметь возможности финансово себя обеспечить. В самом начале, когда только вступил, я только начал работать, если бы со мной что-то случилось, Рита, моя супруга, осталась бы без финансов. Позже мы уже развернулись, открыли бизнес и необходимости в этой страховке не было. Очень многие механически держатся за это дело. Я за эти годы, грубо говоря, выбросил 40 тысяч - это себя не окупило. Но ты же никогда не знаешь.



Марина Ефимова: Все-таки мне непонятно, откуда у страховых компаний такие богатства. Они получают много денег за счет остановленных выплат, о которых рассказывал Семен или потому, что человек не умер в положенное время. Но они и выплачивают огромные суммы, особенно при авариях самолетов, после ураганов, землетрясений, после наводнений, вроде новоорлеанского. Откуда же эти несметные богатства?



Гэбриэл Нессер: Страховые компании имеют дело с большим, очень большим, огромным числом клиентов, с миллионами. Все они складывают свои небольшие взносы в одну корзинку, точнее, на один счет. Компании в соответствии со сложными расчетами оставляют нетронутые деньги, которые могут понадобиться на текущие выплаты, а остальные деньги инвестируют в фабрики, железные дороги, в сталелитейные заводы.



Марина Ефимова: Один агент страховой компании честно сказал: мы охотимся за долларом среднего американца. И это верно. Как говорил Райкин, взять того же меня. Когда мы с мужем получали кредитную карточку «Американ Экспресс», нам предложили застраховать жизнь на случай гибели в самолете. «Всего один доллар в месяц», - сказала представительница компании. Ну как тут не согласиться? Мы согласились и забыли. Это было почти 30 лет назад, может быть мы и до сих пор платим, никакой квитанции у нас нет, давно потерялась среди груды документов. Кому достанутся наши терпеливые доллары? Сколько народу так же, как мы рассеяно вносят свою мелочь в общую корзину страховых компаний? Но несмотря на целый арсенал старых трюков в деле страхования жизни всегда есть место новаторству. Читаем в статье, которую опубликовала недавно информационная ассоциация по делам финансовых и налоговых мошенничеств:



Люди умеют делать деньги на всем. Недавно научились извлекать даже из смерти. Не поймите меня неправильно, на смерти зарабатывали спокон веков, но не на своей. И вот какие-то чрезвычайно сообразительные люди придумали, как исправить эту несправедливость. Они создали некие соглашения - Viatical settlements. Слово Viatical имеет двойной смысл: причастие, которое дают умирающему, и деньги, собранные дорогу.



Марина Ефимова: Даем слово для объяснения мистеру Нессеру.



Гэбриэл Нессер: Компании Viatical settlements появились во время эпидемии СПИДа и имели дело с владельцами больших страховых полисов, заболевшими смертельной болезнью, СПИДом или раком. Как правило, таким людям становилось трудно платить страховые взносы, они теряли работу и им нужны были большие деньги на лечение или хотя бы на то, чтобы облегчить себе уход из жизни. Но если бы они просто прекратили платить взносы, все их деньги, много лет выплачиваемые страховой компании, пропали бы. И компании Viatical settlements предлагали им выход: они покупали их страховой полюс за миллион долларов и право наследования за, скажем, 500 тысяч. Больной получал необходимые ему наличные, а компания платила страховые взносы и после его скорой смерти получала миллион. Страдали от этого дети покойных или другие прямые наследники, но для самого больного и для компании Viatical settlements сделка была взаимовыгодной. Правда, с развитием медицины новые лекарства стали продлевать жизни больных и компании Viatical сошли со сцены.



Марина Ефимова: Но изобретательность не иссекают и в деле страхования появились соглашения Life settlements, они нацелились на здоровых богатых стариков в возрасте от 65 до 85 лет. Предлагаемую сделку так описывает статья ассоциации по вопросам страхового мошенничества.



Старому чудаку предлагается выгодная сделка: он покупает страховку на три миллиона долларов и продает ее компании Life settlements за один миллион наличными, условие только одно: пройти полный медицинский осмотр. После осмотра компания довольно точно рассчитывает, когда старый чудак отдаст богу душу и на этом строит условия сделки. Как правило, чистый доход компании при такой сделке очень высок - процентов 20.



Марина Ефимова: Недавно новая поросль сообразительных людей пошла еще дальше. Их компания Life settlements находит бедных стариков и дает им заем на покупку дорогого страхового полюса, который старик немедленно продает этой компании, он получает огромные деньги сразу, а компания после его смерти. И всем хорошо. Но в финансовых сделках редко не бывает проигравших.



Гэбриэл Нессер: Кто теряет на таких сделках? Во-первых, гигантские деньги теряют дети богатых стариков и другие прямые наследники. Второй проигравший - страховая компания старика. Она рассчитывает на деньги, которые остаются ей, когда люди перестают платить взносы. А теперь получается, что ей приходится выплачивать гораздо больше полисов, чем выходило по расчетам. Тут есть и другой, гораздо более опасный оборот дела. Купив страховые полисы стариков, инвестиционные компании Life settlements чаще продают кому-то еще. Так что человек, продавший свой полис, никогда точно не знает, в чьих руках он оказался. Это может быть какая-то темная компания в Колумбии или компания, принадлежащая местной мафии. А поскольку профит они получат только после смерти старика, они могут поторопить его на пути к могиле. Я бы лично не хотел попасть в автокатастрофу, подстроенную мне на шоссе.



Марина Ефимова: Соглашениями Life settlements уже занимается страховая инспекция, поскольку в них есть не очень явный, но все же элемент мошенничества. Бороться с ними будут, видимо, обложением налогами. Дело в том, что полисы страхования жизни не облагаются налогами по причине благородства их назначения – помощь сиротам и вдовам. Но новые соглашения не имеют никакого отношения к наследникам и являются чистым инвесментом. Не знаю, удалось ли наследникам добиться запрета на Life settlements, но я уверена, что страховые компании не позволят долго себя обкрадывать. Надо сказать, что их собственные доходы проверить чрезвычайно трудно из-за невероятной сложности расчетов, связанных с их деятельностью. Сами же компании считают свое богатство народным достоянием. Это выразил один страховой агент, чья речь приведена в статье Александра Уэлча «Религия страхования жизни».



Наша демократия была основана на духовном фундаменте, и мы должны помогать людям строить свое будущее на камне, а не на зыбучем песке.



Марина Ефимова: Религиозные и духовные порывы, на которых базировались первые опыты страхования жизни, вряд ли руководят нынешними капитанами страховой индустрии. Но эти капитаны мудро не выпускают религию из своей символики. Прекрасные пример, пишет Уэлч, девиз страховой компании Metropolitan Life – «Свет, который никогда не гаснет». Закончим последним советом специалиста:



Гэбриэл Нессер: Совет такой: прежде, чем купить любую страховку, проведите серьезное исследование репутации конкретного страхового агента. Выбирайте страхового агента с такой же тщательностью, с какой вы выбираете врача, адвоката и любого специалиста, с которым вам необходимо иметь дело.


XS
SM
MD
LG