Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Историческом музее открылась выставка, посвященная Великому посольству Петра I в Европу


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Сергей Тарасов: В Историческом музее открылась выставка, посвященная Великому посольству Петра I в Европу. Хотя об этом событии написано немало книг и даже снято кинофильмов, организаторы выставки сумели сделать ее неожиданной.



Лиля Пальвелева: Целый год русские дипломаты вместе с Петром Первым, который путешествовал инкогнито под именем Петр Михайлов и в невысоком ранге, провели в странствиях по Европе. На выставке и старинные карты представлены, по которым можно проследить маршруты великого посольства, и отдельные витрины каждому государству отведены. В витринах – предметный мир западной культуры конца XVIII столетия. Для тогдашней России все эти вещи – диковинные. Голландские изразцы, синие с белым, на каждом – иная картинка. Голландский же стул с треугольным сиденьем. Немецкий сосуд для пива из цветного стекла. Карманные часы из Лондона… Куратор выставки Александр Лаврентьев подчеркивает.



Александр Лаврентьев: Что касается символического, не побоюсь этого слова, значения поездки, то это, безусловно, событие из ряда вон выходящее, хотя в достаточно степени внешнее. Формально это была дипломатическая миссия, но надо сказать, что дипломатическая миссия не привезла никаких результатов, тех, которых ожидалось. Великими посольствами назывались дипломатические миссии самого высокого ранга, и они должны были подписывать межгосударственные договоры. При этом это посольство, повторяю, не принесло никаких договоренностей такого ранга, которые обычно предполагались под этого рода миссии. Но оно привезло совершенно другое. Россия ведь монархическая страна, и вкус и стиль жизни государя все определял, и в этом отношении поездка Петра – это твердый выбор в пользу Европы. Потому что вообще, на самом деле, стоит помнить и сейчас, там не было никаких колебаний – евразийский, не евразийский, все было очень просто. Отсюда, может быть, несколько такой хаотичный внешний характер петровских реформ, которые включали в себя все на свете, от заведения тяжелой промышленности до парика. Великое посольство в этом отношении сыграло очень важную роль, очевидно.


Это было первое личное знакомство российского государя с жизнью народа той половинки нашего континента, поэтому из него много что выросло. Ну, и наша выставка, она частично, между прочим, не только про разного рода контакты, потому что дипломатические контакты, конечно, имели место, но и про те разнообразные впечатления, которые тоже явно имели место. Именно поэтому у нас, например, тут стоит голландская мороженица XVII века.



Лиля Пальвелева: То есть выставка у вас тоже несколько хаотична, следует результатам этих поездок.



Александр Лаврентьев: Разумеется. Было бы странно, если бы мы не последовали за своим государем, хотя бы в этой сфере.



Лиля Пальвелева: Но открывается выставка удивительным гравированным портретом Петра. Англичанин Ричард Уайт, должно быть, в глаза русского царя не видел, а изобразил его то ли по словесным описаниям, то ли взяв за образец недостоверный портрет. Во всяком случае, в длиннолицем и безусом молодом лице мы знакомых черт не обнаруживаем.


XS
SM
MD
LG