Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Исполнилось 70 лет со дня подписания Мюнхенского соглашения


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.



Евгения Назарец: Исполнилось 70 лет со дня подписания Англией, Францией, Италией и Германией в Мюнхене соглашения, фигурировавшего в советской историографии, как мюнхенский сговор. В результате его принадлежавшая Чехословакии и населенная преимущественно немцами Судетская область отходила к Германии. О мюнхенском договоре, который стал одним из прологов ко Второй мировой войне, рассказывает наш корреспондент в Германии.



Юрий Векслер: 70 лет назад, поздним вечером 29 сентября 1938 года, фактически же в час ночи 30 сентября, в Мюнхене четыре руководителя европейских стран – британский премьер-министр Чемберлен, французский Деладье, итальянский Муссолини и канцлер Германии Адольф Гитлер – подписали договор, по которому принадлежавшая Чехословакии Судетская область отходила к Германии. Тем самым удовлетворялись, как казалось английскому и французскому лидерам, окончательно и полностью территориальные аппетиты Гитлера и предотвращалась война фюрера против Англии и Франции. Сама Чехословакия не была приглашена для участия в переговорах, поэтому президент Чехословакии Эдвард Бенеш назвал договор «договором предательства». Подписанию договора предшествовали так называемые судетские кризисы вокруг подстрекаемых нацистами проживавших компактно в Судетской области Чехословакии этнических немцев.


Мюнхенский был одним из прологов к Второй мировой войне, в намерении развязать которую Гитлер был предельно последователен. Вылетая в Мюнхен, Чемберлен говорил, обращаясь к гражданам своей страны: «Сколь ужасной, фантастичной и неправдоподобной представляется сама мысль о том, что мы должны здесь, у себя, рыть траншеи и примерять противогазы лишь потому, что в одной далекой стране поссорились между собой люди, о которых нам ничего не известно». Чемберлен, вернувшись из Мюнхена в Лондон, у трапа самолета произнес, как известно: «Я привез мир нашему поколению». Гитлер же нарушил Мюнхенский договор уже через полгода. А еще через полгода началась Вторая мировая война.


Я беседую с немецким историком доктором Ангелой Херман, которая сегодня выступит с докладом по поводу 70-летия Мюнхенского договора в Нюрнберге. О мюнхенском договоре в Германии существует не очень много книг. Почему? Ведь как эпилог этой истории можно рассматривать и изгнание в послевоенные годы судетских немцев из Чехословакии по декретам президента страны Бенеша.



Ангела Херман: Причина здесь в том, что Мюнхенский договор был промежуточным решением и этапом на пути к развязыванию Второй мировой войны. Связь между Мюнхенским договором и декретами Бенеша, конечно, есть, но считать изгнание судетских немцев следствием мюнхенского договора было бы неверным. Но несомненно, что политика судетских немцев и их руководства, конечно же, способствовала послевоенному изгнанию Их лидер Конрад Хенляйн заявил в 1938 году: «Нам, немцам больше невозможно жить среди чехов», и он провозгласил лозунг «Домой, в рейх». Конечно, это способствовало тому, что Бенеш после 1945 не хотел больше иметь немецкое меньшинство на территории Чехословакии.



Юрий Векслер: В своей новой книге на тему Мюнхенского договора «Забытый заговор» ваш американский коллега Терри Парсинен упрекнул немецких историков в недооценке роли консервативных военных Германии готовивших, как он утверждает, накануне мюнхенской встречи путч и свержение Гитлера, дабы предотвратить надвигавшуюся войну, которую, как они считали, Германии не выиграть. Сговорчивость Чемберлена помешала, по мнению Парсинена, осуществлению планов путчистов. Согласны ли вы с тем, что герой этой книги, подполковник Ганс Остер, и его единомышленники могли бы изменить ход истории, предотвратить Вторую мировую войну? Был ли шанс?



Ангела Херман: Конечно, в армии были люди готовые к сопротивлению, но их было слишком мало, и их возможности были недостаточны для того, чтобы нечто реальное осуществить. Их описания являются в большей степени сделанной после событий реконструкцией намерений, известных еще с Нюрнбергского процесса. Там некоторые военные представили свои намерения оказать сопротивление Гитлеру в 1938 году существенно более ясными и конкретными, чем они были в действительности. И потом Гитлер заявил тогда, что его требование Судет – это его последнее территориальное требование к Европе. Он заявил об этом публично 26 сентября 1938 года, выступая в Берлинском дворце спорта. Это также способствовало успокоению некоторых его противников. Но, как показала история, Гитлер нарушил свое слово спустя полгода, когда оккупировал большую часть Чехословакии, образовал протекторат Богемии и Моравии и присоединил его к Третьему рейху.



Юрий Векслер: Каковы, на ваш взгляд, уроки Мюнхенского договора?



Ангела Херман: Проблематика мюнхенского договора показывает нам, какие имеются альтернативы в подобной ситуации: можно просто уступать диктатору с экспансивными намерениями или можно было пытаться его умиротворить в надежде предотвратить войну. Но Мюнхенский договор показал, что таким образом можно только несколько задержать события, задержать, отодвинуть начало войны . Но из этого единственного в своем роде случая трудно проводить аналогии с современными ситуациями. Важно, однако, все время искать альтернативы в похожих конфликтных ситуациях.



Юрий Векслер: Говорила немецкий историк, доктор Ангела Херманн.


XS
SM
MD
LG