Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юрий Шевчук: «Мы — за любовь. Тогда Господь с нами»


Одна из новых песен Юрия Шевчука называется: «Россия встает с колен, но что делать тем, кто остался без ног?»

Одна из новых песен Юрия Шевчука называется: «Россия встает с колен, но что делать тем, кто остался без ног?»

24-го сентября в Москве и 26-го в Петербурге рок-группа «ДДТ» представила концерт «Не стреляй». Так называлась песня Юрия Шевчука, написанная им в 1980-м году.


«После того, как Союз развалился, идут локальные войны, межэтнические локальные войны, — говорит Юрий Шевчук. — Если я не ошибаюсь, в феврале 1988 года начался Карабах, потом — Фергана, Приднестровье, Ингушетия, Чечня, Таджикистан, сейчас вот — Грузия, Осетия. Мы эту горькую дату — 20 лет войн, горя, страданий, тоски кромешной — мы об этом поговорим. Концерт "Не стреляй" был задуман буквально за месяц после того, как я съездил в Цхинвал в августе, с "Центроспасом" МЧС. В очередной раз был в горячей точке, в очередной раз увидел горе, беду, тоску и взаимную ненависть национальную. Поэтому надо что-то делать нам, очкарикам-музыкантам. Мы делаем два концерта больших, которые направлены против национализма всяческого, особенно радикального, ксенофобии, ненависти. Процитирую: "Сделать шаг до любви сложнее, чем победить в войне. Мир назови, мир назови, придумай имя своей стране. Если имя Ненависть или Любовь…" Мы — за любовь. Тогда Господь с нами».


В концертах принимают участие джазовая группа Нино Катамадзе, они — грузины, и ансамбль «Эристон» из Осетии. К ним присоединились и «Карамазовы» — рок-состав с Украины.


«Это наши друзья, с которыми мы проехали сейчас по Украине. Тоже занимались народной дипломатией, — говорит Юрий Шевчук. Проехали почти тридцать городов по Украине, везде орали: "Украина, Россия — братья и сестры!" Ни одной бутылки в нас не попало. Все было хорошо. Смею вас уверить и рассказываю страшную тайну: на Украине люди к России относятся очень хорошо. Собирали большие площади центральных городов, по 20-50 тысяч. Это — главное сейчас. Кто-то призывает к войне, кто-то митингует в сторону войны, чтобы пытаться народ как-то освободить от размышлений о наших внутренних проблемах. Хорошая, маленькая, победоносная война — это всегда прелестно для любого авторитаризма, это всегда укрепляет власть. Я смотрю центральные каналы, где просто смакуется, муссируется эта война, война, война. И народ наш настраивают российский, очень миролюбивый народ, в сторону войны. Много агрессивной молодежи — гасить всех, гасить Америку, гасить Грузию, гасить все на свете. А у рок-н-ролла, вы знаете, славные добрые традиции: мир, любовь. Может быть, мы — последние из могикан, но мы постараемся дотащить вот эти идеи дружбы, любви и братства, если хотите, вот эти хипповые идеи, на которых мы выросли 20-30 лет назад, когда клешами мели Тверскую, тогда улицу Горького. Главное — сбить эту волну агрессии, которая сидит во всех людях, начиная от политической элиты, которая свои личные интересы выдает за национальные. Это меня ломает очень сильно. У меня сейчас вообще такое ощущение, что вообще какое-то понижение политического бомонда -интеллектуальное, человечье и у нас, и у них. Посмотрите, социальные институты мировые вообще не работают. ООН, Совбез — не работают. Человечество сейчас стоит у края пропасти, перед Третьей мировой войной. У меня такое ощущение. Нет социальных институтов, которые могли бы на этом уровне, существующем сейчас, это все попытаться разрулить. Нет авторитетных международных организаций».


Цхинвали


Вернемся в Цхинвали и в окрестные грузинские и осетинские села, где Юрий Шевчук провел три августовских дня.


«Большие впечатления, — говорит Шевчук. — Я был и в грузинских селах, и в Цхинвали побродил, поговорил с людьми. Просто ходил и разговаривал. Два деда — грузинский и осетинский. Там есть такой район Шанхай, где наши миротворцы. Они сильно пострадали, им досталось серьезно. Там серьезные были бои. И вот это район частных домов, мирный совершенно, разрушен. И один дедушка, осетин, я даже записал его адрес, он мне просто показал свой дом, разрушенный, и мы там час бродили с ним. Он даже не плакал, а выл, как-то внутри себя. Это было очень тяжело. Вообще, вы поймите, что на войну одни ездят, может быть, за каким-то адреналином. А для меня это всегда какое-то огромное морально-нравственное испытание. И выводы получаются разные. Потому что некоторые журналисты ездят на войну… Мне рассказывали про Первый канал, осетины даже недоумевали. Журналисты требовали: "А где у вас тут склады с трупами?" Им нужно было их снимать. Это ужасно, кощунство просто. Так вот этот дед мне показал помидоры, сожженные "Градом". Они такого серого мертвого цвета, завядшие серые листья и серые помидоры. И этот дед… Ужасно! И вторая картинка — это соседнее село, грузинское, где дед, ему 90 лет, он грузин, и его ужасно избили вот сейчас мародеры. Наши центроспасовцы его спасли. У этого грузинского деда два Ордена Славы за взятие Берлина. Это ужасно, просто ужасно. Что самое главное? Война разрушает личность. Мы получаем людей с разбитыми, переломанными, искореженными душами. Я считаю, что нечему радоваться. Наши политики, которых мы кормим, они проиграли. В сущности, за эти 10 лет, вместо того, чтобы заниматься какими-то, прости Господи, коммунальными ссорами — "я плюну в твою сковородку, а ты съешь мои пельмени" — как у нас с Грузией было, до такого смеха это все доходило, так это было не благородно, мелко, и за эти 10-15 лет мы могли бы найти политическое решение, не доводить до этой кошмарной бойни. Чему радоваться? Что дошли до кровищи, положили наших русских ребят, осетинских, грузинских? Чему радоваться? Я вижу то, что мне не нравится, отчего моей душе больно и плохо, и об этом стараюсь говорить и петь, и как-то не забывать, что я гражданин просто. Я ни в какой политической партии не состою, обычный гражданин страны, и как-то я привык говорить то, что думаю. Может, я идиот какой, но я так привык. Мы говорим то, что думаем. Главная идея и задача — давайте поднимем в нашей стране человека. Чтобы русский гражданин — россиянин, татарин, чеченец — чтобы он жил в прекрасной стране, чтобы он имел не только обязанности, но и права, чтобы он был защищен, чтобы у нас был независимый суд, чтобы у нас была свободная личность. И все к нам сами придут, все приедут в эту страну, все к нам попросятся жить, все будут с нами дружить, если мы просто поставим здесь на пьедестал простого человека. Что нам воевать сейчас? Нам армию нужно перевооружить. Я танков таких (Т-55), как в Цхинвали, не видел. Думал, что их нет уже в природе. И каждый второй — на веревке. Что это такое? Вы посмотрите, в грузинской армии были даже инициаторы, они били по мобильным телефонам. Наш солдатик выключает мобильник, а инициатор его включает, и когда много точечек загорается, значит, там скопление русских войск, туда разворачивается грузинская артиллерия. Там оружие вообще уже на другом уровне. У нас этого ничего нет, одни «калаши». Сейчас весь мир мы, во главе с Жириновским, победим, блин, дойдем до Индии. Люди уже устали, они хотят, чтобы мы встали на ноги, чтобы у нас все было отлично. Я вижу, что это иллюзии. Но многие люди этого не видят, они выживают сейчас, им сейчас не до этого».


«Меня ничего не страшит»


Не боится ли лидер группы «ДДТ» опять попасть в опалу за свои речи? «Меня ничего не страшит, — отвечает он. — Мне объяснили, что у нас в стране свобода слова. Я Конституцию не нарушаю, пускай мне объяснят, в чем я неправ, что я такого плохого говорю. Я все говорю в рамках нашей Конституции. Поэтому со мной спорить будет очень сложно, и запрещать нас будет тоже очень сложно. Наймем адвокатов. Я не призываю к насилию, к ненависти, к войне, к геноциду, я не призываю ни к чему, что запрещает наша Конституция. Нас в "ящике" нет, ну и бог с ним, с "ящиком". Гастроли нам не запрещают, собираем мы полные залы, народ относится к нам уважительно. То, что нас нет в «ящике», так, может быть, это уже для приличного человека и нормально. Но очень похоже на древний Рим. Хлеба и зрелищ, гладиаторские бои, футбол, Россия вперед!, Дима Билан… "У нас все нормально". У меня даже песня новая есть: "Россия встает на ноги, но что делать тем, кто остался без ног?"».


Шевчук постоянно твердит про битву за добро, а недруги цитируют ему слова Бориса Гребенщикова «на битву со злом взвейся сокол козлом», к тому же, Шевчук сам по себе не производит впечатления человека совершенно миролюбивого. Он отвечает: «Я считаю, что мы должны защищать свою родину. Но только тогда, когда действительно застучат сапоги у нашего порога. Если враг придет, я сам возьму в руки оружие, и буду защищать свою страну, если он нападет на Россию. А вообще я может быть, предложил бы Путину нам вступить в НАТО самим — столько бы споров закончилось! А уж там свою точку зрения и двигали бы, внутри НАТО. И все было бы нормально, никаких бы не было врагов. Давно пора. А что Путин? Путин им нефти откачает, и возьмут в НАТО. Никаких войн вообще не будет. Только с терроризмом».


Совсем скоро выйдет сборник стихов Юрия Шевчука «Сольник», в ноябре появится новый альбом, и мы снова будем разговаривать с лидером группы «ДДТ», как с поэтом и музыкантом.


XS
SM
MD
LG