Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Неожиданный обвал на Уолл-стрит. Можно ли остановить панику на рынках? Спасение Уолл-стрит - дело рук самой Уолл-стрит, заявляют скептики



Юрий Жигалкин: Неожиданный обвал на Уолл-стрит. Можно ли остановить панику на рынках? Спасение Уолл-стрит - дело рук самой Уолл-стрит, заявляют скептики. Чрезвычайным событиям в финансовом мире посвящен этот выпуск рубрики «Сегодня в Америке», у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.


Падением, сравнимым лишь с рыночным крахом 87-го года, ответил Уолл-стрит в понедельник на известие о том, что американские законодатели не смогли утвердить законопроект, в котором предусматривается выделение сотен миллиардов долларов на выкуп обесценившихся облигаций, выпущенных под ипотечные кредиты. С подробностями - Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: В основе плана поддержки финансовой системы США - предоставление Минфину полномочий на скупку неликвидных активов банков и ипотечных компаний. Планом предусмотрено также страхование так называемых рыночных денежных фондов, в которых размещены сбережения миллионов американцев. На реализацию плана предполагается немедленно выделить из казны 250 миллиардов долларов, еще 100 миллиардов - по запросу администрации, а позже, если конгресс сочтет санацию эффективной, он может выделить еще 350 миллиардов долларов. В понедельник четырехчасовые дебаты в нижней палате по законопроекту завершились голосованием: 205 голосов - «за» и 228 - «против».


Лидер республиканцев в палате Представителей Джон Боунер обвинил в провале законопроекта спикера палаты демократа Нэнси Пелоси, которая перед голосованием сделала неуместное, по его словам, политическое заявление, возлагая вину за кризис на республиканцев.



Джон Боунер: Мы приложили все силы, чтобы законопроект набрал достаточно голосов. Но выступление спикера палаты с позиций ее партии похитило голоса, на которые мы рассчитывали. Сейчас не время набирать политические очки. Что бы ни случилось сегодня - у нас нет иного выбора, кроме как сотрудничать в попытках найти решение для спасения нашей экономики и наших избирателей.



Аллан Давыдов: Законопроект, выдвинутый республиканской администрацией Буша, встретил большую оппозицию со стороны однопартийцев президента. На это указала спикер Нэнси Пелоси, пытаясь отразить обвинения коллег-республиканцев. На пресс-конференции в понедельник она напомнила, что законопроект дорабатывался в обстановке тесного двухпартийного сотрудничества и взаимных уступок.



Нэнси Пелоси: Ряд моментов, по которым мы сотрудничали с республиканцами, касался усиления надзора и защиты налогоплательщиков при стабилизации рынка. Речь шла о гарантиях неприменения жестких мер к неплатежеспособным домовладельцам, об ограничении сумм премиальных выплат для руководителей банков и компаний, которым оказывается помощь. Вне законопроекта остались проблемы кредита для малого бизнеса и домовладельцев, защита сбережений людей, накопленных ими на старость и на образование для своих детей. Мы по-прежнему озабочены положением американского среднего класса и возможными последствиями, которыми чреват для него кризис на Уолл-стрит. По этим вопросам мы остаемся открытыми для дальнейших контактов.



Аллан Давыдов: Законопроект, напряженно дорабатываемый всю минувшую неделю, по ряду пунктов оставил неудовлетворенными законодателей из обеих партий. Так, демократы не смогли добиться предоставления судьям по делам о банкротствах полномочий по реструктуризации ипотечных займов для домовладельцев, не рассчитавших свои финансовые возможности. Многие же республиканцы настаивали на том, чтобы федеральное правительство не покупало долги банков, а только страховало их - но это положение было вписано в законопроект как необязательное.



Юрий Жигалкин: В то время как президент Буш, его коллеги в европейских странах и многочисленные эксперты предупреждают о пагубных последствиях отказа от помощи Уолл-стрит, чуть менее громкий хор голосов предупреждает о том, что в результате такого шага выиграет лишь узкий круг тех, кто довел финансовую систему до кризиса. Самым громким среди этих голосов стал голос кинорежиссера Майкла Мура. Слово - Яну Рунову.



Ян Рунов: Многие политики в Конгрессе, крайне левые демократы и крайне правые республиканцы, защитники прав потребителей далеко не уверены, что Белый дом, добиваясь от Конгресса права на вливание в финансовую систему 700 миллиардов долларов, действительно сможет исправить положение. Кинорежиссёр-документалист Майкл Мур, обладатель премии «Оскар» и известный критик правительства Буша, обвинил Уолл-стрит и его друзей в создании кризиса, с которым они же сами берутся справиться с выгодой для себя. Майкл Мур задаёт риторический вопрос: помогут ли 700 миллиардов, которые просит министр финансов Полсон, снизить цены на бензин, которым американец заправляет свой автомобиль, чтобы доехать до работы, защитить свой дом, который может пойти с молотка за долги, получить медицинскую страховку, на которую чуть ли не у каждого третьего американца нет денег?


На что же правительство просит деньги? По мнению Мура, на спасение богатой верхушки корпоративной Америки. Мур предлагает, чтобы в финансовую систему были влиты деньги не из государственной казны, которая принадлежит налогоплательщикам, а из личных накоплений мультимиллиардеров, доходы которых возросли во много раз за последние 8 лет.


А вот мнение одного из тех, кто голосовал против плана Полсона. Это конгрессмен-демократ из Техаса Ллойд Даггетт, член Бюджетного комитета Палаты представителей.



Ллойд Даггетт: Я послушал своих избирателей и подумал, что сейчас не время призывать американцев к тому, чтобы выкупить Уолл-стрит. Я согласен, что необходимо принять срочные меры, но не обязательно первые попавшиеся, предложенные правительством. Должен быть альтернативный план. Я считаю, что правительство может использовать власть, которую уже имеет. Например, может повысить лимит государственного страхования вкладов во всех банках страны. А в это время Конгресс должен продолжать работу над поиском альтернативных предложений, которые не переложат всю тяжесть проблемы на плечи налогоплательщиков, как это заложено сейчас в отвергнутом плане.



Ян Рунов: Это был техасский конгрессмен Ллойд Даггет. А режиссёр-документалист Майкл Мур призвал демократическое большинство в обеих палатах Конгресса отвергнуть план правительства, чтобы новоизбранному президенту Бараку Обаме было легче потом справиться с проблемой.



Юрий Жигалкин: Почти семипроцентный обвал основных рыночных индексов оказался явной неожиданностью для многих профессионалов Уолл-стрит. В понедельник индекс Доу Джонса потерял больше, чем после террористических атак 11 сентября. Реакция, казалось бы, непропорциональна причине - отсрочке одобрения пакета финансовой помощи. Что может стоять за этой панической реакцией трейдеров и инвесторов? Мой собеседник Михаил Бернштам, профессор экономики, сотрудник Гуверовского института.



Михаил Бернштам: Точно так же рынки и вырастут, когда законопроект будет принят и когда соответствующие меры примут так же европейские правительства и правительство Японии. Дело в том, что инвесторы сбрасывают акции финансовых учреждений и в ожидании того, что финансовый кризис может перерасти в общеэкономический кризис, сбрасывают акции крупных корпораций и покупают государственные облигации, как наиболее безопасные активы. Эти колебания - это конъюнктурные колебания, потому что все стараются как можно больше заработать на текущих операциях и освободиться от рискованных активов. Поэтому они сейчас все покупают государственные облигации, покупают долларовые бумаги в целом, доллар начал расти по сравнению с британским фунтом и с евро по той простой причине, что считается, что все-таки в Америке сейчас больше перспективы для спасения финансовой системы, что Европа и Великобритания отстают.



Юрий Жигалкин: Профессор, вы явно принадлежите к лагерю оптимистов, но ведь есть и те, среди них уважаемые экономисты, банкиры и законодатели, кто считает, что этот пакет помощи не сработает, как не сработала целая серия мер министерства финансов по выкупу терпящих бедствие финансовых институций?



Михаил Бернштам: Вся разница между этим пакетом и тем, что делалось на протяжении последних 14 месяцев, очень простая, что сейчас это хотят делать в систематическом порядке по отношению ко всей финансовой системе, тогда как это все делалось как бы задним числом, явочным порядком и точечно. Поэтому хотят это систематизировать и в том или ином виде такой законопроект пройдет, потому что систематическое воздействие на финансовые рынки, систематическое спасение финансовых рынков все-таки более разумно, чем такие точечные мероприятия в явочном порядке.



Юрий Жигалкин: Профессор, ну а в том, что касается самого рецепта лекарства, идеи выкупа обесцененных облигаций? Ведь его выписывают те же самые врачи, кто прописывали неэффективное лечение последнего года?



Михаил Бернштам: Разрешите сказать вам правду, как я ее знаю. Точного научного понимания этих процессов сегодня не существует, с этим согласны все ведущие экономисты. Поэтому очень много догадок, и правительства Соединенных Штатов, и федеральная резервная система, и западные центральные банки и правительства пытаются найти какую-то среднюю, умеренную линию. Проблема вот какая. Если правительство не будет помогать финансовой системе и банки рухнут, прежде всего, депозитные банки, банки, которые держат вклады населения, то тогда будет сокращаться денежная масса. Если будет сокращаться денежная масса, будет депрессия. Вот так оно было. В ответ на эту опасность, в ответ на этот риск правительство и центральный банк сейчас дают гарантии банкам, что они выживут, помогают им сохраниться. Но это в свою очередь несет свой собственный риск, что банки будут действовать не разумно, будут действовать рискованно, все финансовые учреждения будут создавать очень много долгов и они могут рухнуть. Вот пройти между этими двумя рисками очень-очень трудно и на протяжении десятилетий периодически возникали кризисы. Сейчас возник очень крупный кризис. Научного решения этого вопроса нет.



Юрий Жигалкин: Не разумнее ли в таком случае, как говорят убежденные рыночники, правительству не вмешиваться в тонкие рыночные механизмы, чтобы не навредить? Их тезис: не будь неоправданных надежд на правительственную помощь, не было бы такого разочарования, рынки бы сами нашли наиболее естественный выход из кризиса.



Михаил Бернштам: Такая вероятность тоже существует, небольшая, но существует. Тут надо смотреть на цифры. Оценка существует, что все сверхрискованные, низкокачественные ипотечные кредиты составляют 1 триллионов 200 миллиардов долларов, из них 20-25 процентов считаются безнадежными, то есть на 250, на 300 миллиардов долларов. Но они все застрахованы. Все финансовые учреждения застраховали друг друга против риска. И на этих всех взаимных страховках выросла пирамида. Вот на этих 300 миллиардах долларов безнадежных кредитов выросла пирамида в 62 триллиона долларов. Чтобы ее распутать, нужны усилия правительств и центральных банков, и они этим будут заниматься. Вполне возможно, что как раз такой пакет спасения финансовой системы на 700 миллиардов долларов, который предложило министерство финансов и федеральная резервная система США, может привести к тому, что они закроют эту проблему. Они заберут все активы, включая плохие облигации, заберут их в правительство, а потом их будут продавать. Вероятность того, что это сработает, выше, чем вероятность того, что это не сработает.



Юрий Жигалкин: Этим разговором с профессором Михаилом Бернштамом мы завершим очередной выпуск рубрики «Сегодня в Америке».



XS
SM
MD
LG