Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги ТЭФИ и будущее Телевизионной академии


Анна Качкаева : Одно из главных впечатлений выходных – концерт в честь главной женщины по гимнастике в России Ирины Винер. Ее царственность не затмили ни банальная режиссура номеров, непременное адажио из «Лебединого озера» пополам с «Катюшей», ни традиционный набор певцов, ни приторное вокальное посвящение со словами о том, что главное для этой женщины родина, работа и семья. Именно в такой последовательности. Телевизионная трансляция этого восточного семейного торжества была ценной по двум причинам: дефиле заслуженных гимнасток и тренеров сборной, которые, как правило, всегда остаются за кадром. Правильное и совершенно закономерное почтение к лучшей гимнастической школе мира. Наконец, концерты на государственном канале всегда повод для того, чтобы рассмотреть рассадку в первых рядах и лица первых лиц и первых леди. На этот раз, помимо юбилярши и ее супруга господина Усманова, главными лицами телевизионной версии концерта стали: Светлана Медведева, поменявшая прическу, которая ей явно к лицу, как всегда доброжелательно сдержанная Наина Ельцина и брызжущая жизнью Алина Кабаева. Сергей Иванов, крупный план которого тоже иногда использовали для перебивок, несколько померк на этом торжествующем женском фоне.


На минувшей же неделе телевизионную премию ТЭФИ вручали в кремлевском буфете без телевизионной трансляции. «Орфея», разрывающего грудь, сервировали к столу. Почти по Галичу. С подачи ведущего первой части церемонии Сергея Майорова все обозреватели сошлись во мнении, что присутствовали на корпоративе или корпоративчике. Торжества не получилось. Хотя иногда жующий междусобойчик лучше, чем пафосное фарисейство открытых голосований в телевизионных трансляциях прошлых лет. И премия ведущему англоязычных новостей российского канала « Russia today » - не большая нелепость, чем трансляция в российском эфире американской «Эмми» и непоказ родной ТЭФИ.


Кризис Телевизионной академии – это всего лишь отражение кризиса телевидения, который в свою очередь есть часть отражения действительности и демонстрация проблем в телевизионном сообществе. Праздник же, безусловно, нужен.


Премия американской телевизионной академии, которая в эти же сентябрьские дни отметила свое 60-летие, за годы своего существования переживала самые нелегкие времена. Несколько десятилетий назад две конкурирующие академии в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе умудрились даже судиться за торговую марку, прежде чем примирились в академии национальной. И крупные голливудские производители, борясь за зрителя, мешали развитию телевизионной премии. И в 70-е годы кабельные каналы с боями прорывались к участию в церемонии. И цензура во время трансляции тоже случалась. И последняя история с купюрами произошла как раз в прошлом году. И американские зрители к «Эмми» относились тоже по-разному. Вот, например, юбилейная 60-я в этом году прошла с рекордно низким рейтингом. Ее посмотрели только 13 миллионов. Кстати, премия для программ «прайм-тайм», так называемая вечерняя «Эмми», существует в Америке с 1949 года, а так называемая дневная – всего лишь с 1974. А спортивная – и вовсе с 1980. Менялось телевидение, менялась и премия. Критерии отбора и в отдельных конкурсах, и в номинациях внутри них выстроены по жанрам, по серийности, по времени выхода в эфир, чтобы в соревновании не приходилось сравнивать несравнимое. Всему этому понадобилось время. К тому же каждый год вручается «Эмми» в 12 регионах Штатов, есть еще «Эмми» международная. В общем, всего 463 номинации. И не за горами день, когда «Эмми» будет вручаться телевидению мобильному. Во всяком случае, в американской академии об этой перспективе уже объявили.


Американской «Эмми» - 60, российской ТЭФИ – только 14. И кажется, что все-таки еще рано сбрасывать ее со счетов. О наградах и награжденных, о будущем академии, о меняющемся телевидении наш как раз сегодняшний разговор, в котором принимают участие мои коллеги, обозреватель «Независимой газеты» Вера Цветкова и автор и ведущий программы «Истории в деталях», лауреат ТЭФИ, член академии Сергей Майоров.




Вера Цветкова

Вера Цветкова: Неоднократный лауреат.



Анна Качкаева : Неоднократный, неоднократный. Еще и ведущий церемонии минувшей. В общем, бывший в нескольких ипостасях на этой сцене.


Вопрос вам, уважаемые слушатели, как вы думаете, нынешнее состояние телеакадемии – это умирание ТЭФИ или кризис, из которого телевизионное сообщество все-таки сумеет выбраться?


Давайте с впечатлений, Сергей с вас, поскольку вы были и на сцене, и в этой VIP -зоне, куда журналистов охранники не пускали, и обратно поднимались из рук своих коллег получать.



Сергей Майоров: Ну, членом академии Качкаева была, в VIP -зоне я ее видел.



Анна Качкаева : Да, это правда. Да, я тоже в этот раз была разделена охраной.



Сергей Майоров: Это как всегда между умными и красивыми дилемма.



Анна Качкаева : Я могла пройти к своим коллегам, а они – нет.




Сергей Майоров

Сергей Майоров: Странное ощущение, если честно, потому что я делаю все возможное на своем очень маленьком уровне, чтобы поддержать статус премии, статус академии. Поэтому в нашем эфире несколько репортажей о заседании Гильдии развлекательного вещания, Гильдии информационного вещания были. Сегодня выйдет материал, естественно, о себе любимых, потому что для нас это большой праздник. Все-таки мы четвертый год подряд стали лучшей программой и впервые получили премию наши операторы. То есть теперь у меня в программе пять премий. Это безумный праздник. По этому поводу было большое веселье в пятницу. Раз не было веселья на академии, то мы его устроили у себя, чисто корпоративно в команде. Ощущение было очень странное почему? Потому что для меня, вот что значит профессия актера, я по профессии актер, она очень сродни профессии журналиста. Обращаешь внимание на детали. А нас, ведущих, просили приехать к 16 часам для того, чтобы просто отрепетировать хотя бы какие-то элементарные входы-выходы, настроить микрофоны и так далее. Каково же было мое изумление, что когда я увидел, что кроме Швыдкого, ведущих с канала ТВЦ Дарьи Майоровой, Николая Петрова и меня, я не увидел никого. Пардон, еще Яна Чурикова подошла, я видел еще Яну. А вот больше я в принципе никого не видел. И для меня это уже некий показатель отношения ведущих к премии, потому что одна моя коллега, не буду называть ее имя, тоже член Академии российского телевидения, в этот день предпочла вести большой корпоратив, и на мой вопрос: почему тебя нет с нами? – она сказала: «Ну, за это же не платят. Ладно, не платят. Меня же не увидят в эфире. Нет эфира. А раз нет эфира, то соответственно, появляться там необязательно». И вот эта история с отсутствием эфира, на самом деле, была показательна. Мне, честно говоря, человеку, у которого 14 эфиров в неделю, наличие себя любимого в какой-то трансляции – предмет необязательный. Я действительно считаю, что это очень важное дело – академия, идти надо, голосовать надо, вести надо. Я впервые вел премию. И когда мне режиссер сказал: «Поймите, сегодня 50 номинаций, нужно работать быстро, динамично», я сказал: «Я понял, мы постараемся сделать все, что можем». Потому что мне было легче, я вел первую часть, я все-таки профессиональный актер и знаю, как работать с залом, где держать паузу, где нужно ускорить, где нужно включить чувство юмора, а где нужно просто заставить зал аплодировать. Потому что самое страшное, когда ты выходишь в зал, видишь это огромнейшее пространство бальное, накрытые столы, официанты с пресными лицами, причем такие советской эпохи, все седые, с золотыми зубами, и подворовывающие какие-то закуски со стола. Это был, конечно, анекдот дикий. Такой, знаете, комбе под новогоднюю елку, когда нас малышами туда возили. И ты выходишь в зал, ты понимаешь, что внимание зала рассеяно, нужно собрать. Поэтому ты гонишь, ты задаешь очень сильный ритм, темп, чтобы не было возможности скучать. Поэтому как только номинант отговорил свои положенные 15-20 секунд, ты говоришь: «Дамы, господа! Искупаем в овациях этого человека!», и зал тогда как по чьей-то палочке дирижерской начинает аплодировать, хотя это делали далеко не все. Меня поразило уже потом, когда я сошел со сцены и оказался в зале, я понимаю, что это шоу, все равно это элемент шоу, и стоит огромное количество камер. Пусть не было трансляции, но все равно многие информационные программы пришли. Ты все равно должен работать, нравится тебе результат или не нравится, ты сидишь и аплодируешь. Почему? Потому что ты представляешь, что пойдешь на сцену ты, если не будут аплодировать тебе – как это мерзко. Я видел огромное количество звездных лиц, мне хотелось просто подойти, ударить в лицо, сказать: «Да что же вы себя так ведете? Ну, что же вы встаете с мест? Что же вы мешаете работать ведущим? Вы то поаплодируйте». И мне кажется, что я имел на это право, потому что я стоял в первой части церемонии и видел, что такое зал, видел, как сложно работать. Слезы полились, когда вышел Ургант и Чурикова, и в зале практически осталась треть населения зала, не говоря уже о том, что аплодисменты были довольно просто редким явлением. Конечно, от этого было безумно грустно.



Анна Качкаева : Мы подводим сегодня итоги церемонии ТЭФИ и, собственно, рассказываем пока о закулисье, об этом ощущении непраздника, в котором и я поучаствовала. Я тоже там ходила между столами.



Слушатель: Это была репортерская работа.



Анна Качкаева : Которые, кстати, были пустые. Меня то это более всего задело.



Сергей Майоров: Да, столов было много пустых.



Анна Качкаева : Потому что, в конце концов, могут корпоративно не голосовать каналы, люди ведь стали академиками не в связи с тем, что они работают на каналах.



Сергей Майоров: И взносы они платят лично.



Анна Качкаева : Это странно. Это ведь личный выбор каждого – все-таки придти и поздравить или не поздравить коллег. Вот это было странное ощущение. Вера, ваше впечатление?



Вера Цветкова: Хочу договорить о том, о чем говорил Сергей. В моем секторе видения, что я могла видеть, я тоже VIP -зону наблюдала. Поражалась тому же, что совершенно люди пренебрежительные. И должна сказать, Ваня Ургант – талантливый человек во всем, Ваня сидел почти спиной к сцене, но он оборачивался, он хлопал, он слушал. Удивил меня и Максим Шевченко, к которому мы с вами одинаково относимся. Он даже к сцене подходил, хлопал, смотрел. То есть какие-то удивления у меня были и такого плана на этой церемонии. Ну, а все остальное, конечно…



Сергей Майоров: Нет, столик Ургант – Файфман и Цекало был один из самых…



Вера Цветкова: Светлаков еще.



Сергей Майоров: Светлаков – да, это столик был вообще крайнего позитива. Они хлопали всем, они радовались.



Вера Цветкова: Приличные люди.



Анна Качкаева : Ну, хорошо, скажите коротко оба, лучше было бы не проводить ее совсем?



Вера Цветкова: В таком виде не надо ее проводить. В таком виде лучше в академию раздавать «Орфея». В таком виде это дискредитация, это безобразие, кабак и просто жалко людей. Вот мне было жалко людей, которые под стук собственных каблуков уходили со сцены. Куда это годится?



Сергей Майоров: Понимаете, я не согласен с Верой. Я считаю, что проводить надо было. Единственное, с чем я не согласен – проводить не надо было, наверное, в ресторане, под закуски, под выпивку, тем более под выпивку. Потому что в конце смотреть на шатающихся некоторых звезд, которые едва плелись к выходу, было крайне печально. Проводить надо было, но для этого подошел бы любой театральный зал. И скромно, без декораций проводить премию надо было. Потому что все-таки это редкий случай, когда мы можем посмотреть друг другу в глаза, поаплодировать и порадоваться за успехи.



Анна Качкаева : Несмотря на то что вот эта неполноценность, о которой все говорят, из-за того, что вышли ТНТ, НТВ и ВГТРК не голосовало, тем не менее, не обращать на это внимание, или что-то с этим все-таки надо делать?



Сергей Майоров: Я считаю, что на это просто не надо обращать внимания.



Анна Качкаева : А вы?



Вера Цветкова: Ну, все пойдет своим путем. Державности нам не хватает. То же самое, что было с кино, появился «Белый орел» от Ники, то же самое, я боюсь, здесь может появиться.



Анна Качкаева : То есть ваш прогноз – вторая академия.



Вера Цветкова: Да, я – пессимистка.



Анна Качкаева : То есть у нас есть Евразийская академия, на ее базе может возникнуть.



Вера Цветкова: Нет, я думаю, что есть «Профессия – репортер» уже на НТВ. И почему бы ВГТРК не договориться с НТВ и не сделать своего «Золотого орла».



Сергей Майоров: Хотел бы я посмотреть на этот альянс, что-то довольно смешное явление будет – ВГТРК договориться с НТВ.



Вера Цветкова: Еще не такое у нас бывает. Марианна подумала «Золотая подлиза», будет новая премия «Золотая подлиза».



Сергей Майоров: Она как всегда умна и оригинальна.



Вера Цветкова: Да.



Анна Качкаева : Хорошо, по-вашему, проблема Познера существует?



Сергей Майоров: Я вам честно скажу, я боялся одной штучки, я боялся, что выйдет Владимир Владимирович в конце церемонии и скажет, что он уходит в отставку.



Вера Цветкова: Да, я тоже.



Сергей Майоров: Почему я этого очень боюсь…



Анна Качкаева : Почему? По-моему, очень многие в этом зале хотели бы , чтобы это произошло, по разным причинам. В том числе и хорошо относясь к нему.



Сергей Майоров: Вы понимаете, в чем дело? Я отношусь к Познеру очень хорошо как к президенту Академии российского телевидения, потому что считаю, что на своем посту он сделал уже больше того, что мог. Потому что в этом году Академия изменила порядок голосования. В этом году академия изменила регламент. В этом году все сделано для того, чтобы все были довольны. Понимаете, мы виним премию, а винить то нужно свои продукты, которые на премию выставляются. Вот в чем проблема. Если мы недополучаем то определенное номенклатурой количество премий, то мы становимся… В прошлом году СТС транслировал церемонию и получил всего лишь одну премию. Это была премия у нашей программы. И что, в этом году, значит, СТС должен был выйти из состава? А в этом году у СТС – девять. Но только об этом мало кто знает, потому что пресса не так много говорила об этих успехах канала СТС.



Анна Качкаева : Все сказали, кто сколько получил.



Сергей Майоров: И что значит? Значит, нужно уйти, хлопнув дверью, и сказать: «Нам дали мало, поэтому мы уходим»? Это бред. Нужно обратить внимание на качество продукта.



Анна Качкаева : В этом случае Первый канал должен был бы в свое время тоже хлопнуть дверью, когда не получил ни одной…



Сергей Майоров: Это какие-то разборки в песочнице. Мне хочется Митковой один вопрос задать. А что она сделала со своим ТЭФИ, который она получила? Она его выкинула, сдала в Академию, она орехи им колет или еще что? Что сделали те люди, которые от ВГТРК… Самое интересное, может быть, это нюанс, но это очень важная деталь, куда приз то давать, если ты выходишь из Академии, если ты не голосуешь и считаешь, что там все идиоты работают, и с результатом этим ты не соглашаешься?



Анна Качкаева : Ну, почему? Это такая история… В конце концов, помните, были…



Сергей Майоров: Премия «Овация» есть, премия «Звезда».



Анна Качкаева : В советские времена были Герои соцтруда, это же ничего не умаляет, ордена и планки, медали и так далее.



Сергей Майоров: Герой Соцтруда – все-таки немножко другая история, нежели премия ТЭФИ. Все-таки звездочка маленькая, в коробочку убрал, стыдливо спрятал или, наоборот, гордо повесил куда-то. А эти 11 килограммов куда-то запихнуть нужно металла.



Вера Цветкова: Господа, к Владимиру Владимировичу можно вернуться?



Анна Качкаева : А Владимир Владимирович, я так понимаю из того ,что сказал Сергей, это лишь часть проблем того, что происходит с телевидением.



Сергей Майоров: Я не понимаю, что на Познера то всех собак?



Вера Цветкова: Это украшение академии. Ребята, вспомните первую ТЭФИ во МХАТе. Вот он как был аристократичен во фраке, бабочке, так он и вчера.



Сергей Майоров: Он абсолютно гибок.



Анна Качкаева : В четверг не случилось как раз там красоты то, не случилось.



Вера Цветкова: Не знаю. Он так красиво подъехал к подъезду. Американец, которого к подъезду Кремлевского дворца привозят на иномарке.



Анна Качкаева : Ну, и все-таки некоторое лукавство, когда он в пустом зале и без начальников произносит то, что он произносит. Это тоже факт. Надо было говорить о том, кто и чего достоин раньше.



Сергей Майоров: Ну, и кто бы это показал?



Вера Цветкова: Почему? В прошлом году Марьяше тоже сочувствовал Максимовской.



Сергей Майоров: Ну, кто бы это показал?



Вера Цветкова: А кто лучше то? Я себе не представляю, кто на его месте может быть из всех имеющихся.



Сергей Майоров: Я абсолютно согласен. Я считаю, что у Познера есть одна фишка – он неравнодушен к тому, что он делает.



Вера Цветкова: Да. Безусловно.



Сергей Майоров: Для него не так важна его позиция, как важно все-таки сохранить академию. И вот эта неравнодушность, понимаете, я смотрю на него, на «ТЭФИ-регион», как он приезжает, как он общается, что он делает. Я себе с трудом представляю, а кто будет ездить?



Анна Качкаева : А, например, если есть эта проблема, почему бы, например, как я слышала, не сделать некую ротацию? Все равно учредителям и всем, кто сейчас в академии, придется принимать некоторое решение – менять устав, скорее всего, вводить большое количество новых учредителей.



Сергей Майоров: Это надо было раньше сделать.



Анна Качкаева : Лучше поздно, чем никогда. И возможно, все-таки думать и о новом президенте. И пока на этот переходный период, может быть, это могут быть руководители Гильдий, так через год, они ротируются.



Сергей Майоров: Аня, у меня вопрос к вам. Ваша Гильдия информационного вещания, руководителем является народный артист Советского Союза Игорь Леонидович Кириллов. Его председательство, согласитесь, это все-таки больше почетная должность, нежели действующая.



Анна Качкаева : Он несколько раз пытался попросить с себя сложить полномочия.



Сергей Майоров: И человек Игорь Леонидович с хорошим чувством юмора и все понимает. Вот вопрос – кто будет руководить самой проблемной гильдией отечественного телевидения – информационной – кто?



Анна Качкаева : Не ясно. Вот если не будет Кириллова, то все понимают, что…



Сергей Майоров: Будет очень большая проблема.



Анна Качкаева : На самом деле, там есть достойные люди. Саша Архангельский, например.



Вера Цветкова: Захочет ли он?



Анна Качкаева : Ну, так захочет – не захочет – это вопрос выбора. Всегда можно подумать.



Сергей Майоров: Поверьте мне, что если пойдет перекос в какую-то сторону и, скажем, в следующем году побеждать начнет канал «Звезда» со своими информационными выпусками, опять же обвинят Архангельского во всех смертных. Мы все время пытаемся, у нас такая национальная идея, мы все время пытаемся найти виноватого, вместо того, чтобы начать с себя. У меня вопрос к коллеге Чуриковой. А вот я видел ее за соседним столиком, она ни разу не хлопала. Вот вопрос. При том, что она – активный член академии. Вот что это? Вспучило от звездности или что? Познер виноват – не Познер виноват. Я не знаю, кто на его месте в его годы, да еще так активно занимался бы академией.



Вера Цветкова: При том, что все давно заработал – и славу, и деньги.



Сергей Майоров: И вот эти вот истории, когда начинают его гнобить, сжирать, хочется сказать: да надо же все-таки совесть иметь. В таком случае мне, например, проще, я вам честно скажу, есть некоторые кандидатуры, которые обсуждаются. Я реально понимал, что Познер неравнодушен. И вот этот огонь, который идет от него, лично мне он передался. Я молодой академик, если так можно сказать, и мне небезразлично, что там происходит. Будет ли другой человек и будет ли мне в таком случае интересна академия – это вопрос. Я – человек принципиальный, мне не сложно будет сделать заявление, взять и уйти.



Анна Качкаева : Сергей, это опять вопрос очень субъективных решений и личного отношения. А академия – это все-таки институция, регламент, правило. Только в этом случае она существует 50, 60 и более лет.



Сергей Майоров: Познера обвиняли только лишь в том, что он работал на Первом канале. И статус звезды Первого канала не давал возможности относиться к нему объективно. Если Познер все-таки станет независимым президентом Российской академии…



Анна Качкаева : То есть перестанет быть в эфире одним словом?



Сергей Майоров: Ну, когда-нибудь этот вопрос возникнет, может быть…



Анна Качкаева : То есть, Сергей, и вот сейчас вы выходите на одну из важных вещей, которая, вероятно, очень мучительно принимаема многими. Президент академии может быть это уважаемый, но не афиллированный с каналом человек?



Сергей Майоров: Во всяком случае, чтобы сохранить здоровье и психику этого человека, наверное, да.



Анна Качкаева : Так же как исключительное учредительство только крупных каналов или традиционных каналов, которые учреждали премию, это сегодня в ситуации меняющегося телевидения неправильно.



Сергей Майоров: Каналов должно быть больше, учредителей должны быть десятки.



Анна Качкаева : Тогда через какое-то время тоже встанет вопрос о мобильном, интерактивном и прочем телевидении, очень многих из замечательных ведущих на этих каналах большинство зрителей не будет видеть никогда.



Сергей Майоров: Никогда, да.



Анна Качкаева : Особенно при цифре. Но академия их в общем должна будет отмечать, если она останется профессиональной академией.



Вера Цветкова: Говорят, Америка отказалась от цифровизации телевидения.



Анна Качкаева : Нет, это какая-то иллюзия, что она отказалась.



Вера Цветкова: Слышала, слышала в серьезных источниках.



Анна Качкаева : Нет, она совсем отказаться не может, потому что это неизбежная история. Все равно уже почти все там работает в цифре так или иначе.



Сергей Майоров: Учитывая, что телевидение само себя, как я уже много раз говорил, должно спасти… Мне очень понравилась штучка одна в Японии. Давно уже существуют программы, когда человек, придя домой, а сейчас же прайм-тайм очень сложно определить, во сколько начинается и когда заканчивается…



Вера Цветкова: Для разных людей по-разному.



Сергей Майоров: На самом деле, существует же понятие «ночной прайм», говорят, прайм уже давно съехал в позицию 21 час – 2 часа ночи. Так вот они программируют телевидение. Ты можешь скачать тот контент, который тебе нужен, и смотреть все то, что хочется тебе. То есть контент превыше. А раз контент превыше:



Анна Качкаева : :то не имеет значения, какой транспорт.



Сергей Майоров: Безусловно.



Анна Качкаева : С Америкой сравнивать сейчас не очень принято, да и в общем, эти две премии сильно не похожи, время очень разное и индустрия очень разные. Но американская премия тоже рождалась как гуманистический проект. И тоже первые ее основатели говорили о том, что телевидение должно просвещать, надо думать об образовании, они, кстати, занимаются и студенческими проектами, и журнал там «Эмми» выходит. Но потом, естественно, индустрия рейтинга, коммерческого успеха, нахлынувшего развлечения, после тоже их золотого века телевидения, где было много публицистики, документалистики, расследований. Это из того времени Фред Френдли и Эд Мэрроу, герои Джорджа Клуни, фильма «Доброй ночи и удачи!» о борьбе с маккартизмом. Потом развлечение так же навалилось на всю индустрию. Затем телевидение дефрагментировалось, появилось много всяких каналов. Кто-то стал смотреть HBO , где легко ругают Буша и иракскую кампанию, показывают «Клан Сопрано» вместе с «Сексом в большом городе», и канал Fox , который в своей трансляции легко в прошлом году вырезает актрису, которая на церемонии говорит о том, что как плоха война, и вот если бы матери правили миром, то вот все бы эти мужчину, конечно бы, неизвестно где были. И режиссер запикивает эту трансляцию. Потому что канал Fox , Мердок, прогосударственный и так далее. Но трансляция показывается одна. То есть на потребу зрителю показывают только праймовую трансляцию, где мини-сериалы, сериалы, актеры, актрисы, шоу. Другие несколько церемоний не показывают тоже никогда. Как вы полагаете, может, тоже надо, наконец, успокоиться. И если это рейтинг и коммерческий успех, пусть зрителю показывают только это. А все остальное надо действительно вручать в гильдиях, расширяя их и вырабатывая все больше и больше новых критериев, в том числе пытаясь, чтобы программы соревновались по жанру, по времени выхода, по типу канала или еще по чему-то, о чем мы еще, конечно, не говорили.



Вера Цветкова: А в прошлом году разве не показывали только категорию «Лица»?



Анна Качкаева : Только «Лица».



Сергей Майоров: И были вкрапления. Была церемония «Лица» и некоторые фрагменты с церемонии «Профессии» были вкраплены в показ.



Анна Качкаева : Ну, может быть, на этом уже закончить и все? И сделать, чтобы было только так. Или вообще ее, может, не показывать?



Вера Цветкова: Ну, судя по интернету, я интернет смотрела, народ сильно волнуется, переживает про то, что им рассказывают, что было так и сяк. Они прямо все спорят. Наверное, «Лица», конечно, стоит показывать. Но как? Телевидение в России ведь больше, чем телевидение, много что определяет. А потом у нас телеперсоны, телекумиры. Чего ж их не показывать? Будет рейтинг всегда на телекумирах. Я думаю, показывать.



Сергей Майоров: Нет, отказываться от трансляций – это вообще абсурд. Показывать нужно. В нашей стране еще не 436 номинаций, как в Америке, а их всего 50. Поэтому что будет через пять лет, покажет, собственно время. Академия должна быть довольно живым мобильным организмом. Показывать надо. Как показывать – это вопрос уже к профессионалам, к тем, кто транслирует эту церемонию. Почему? Потому что опять же нельзя умалять достоинства того блока, который раньше назывался «Профессия». Там тоже было огромное количество достойных проектов, огромное количество достойных лауреатов. И показывать их надо. Премия «Оскар» вручается целый день, начиная с часа дня.



Анна Качкаева : Да, тоже вариант, кстати.



Сергей Майоров: Начиная с часа дня. И тем не менее, все равно идет основная трансляция церемонии «Оскара», а вкрапляют туда о том, что ранее премию получили те то, те то за то то, за то то. Понимаете, в чем проблема, как мне кажется, телевизионщики не очень любят показывать премию по причине того, что вкладывать надо много. Мы помним время, когда на церемонии ТЭФИ пела Мэрайя Керри или танцевал Хоакин Кортес. Сейчас, собственно, мы ограничились оркестром Олега Лундстрема с неизвестной певицей. А это плохо, потому что все-таки телевидение – это картинка, картинка должна быть яркой. Все-таки мы не должны забывать, что телевидение – часть шоу-бизнеса, это бизнес на эмоциях. Поэтому трансляция этих эмоций, конечно, нужна. Вопрос – как их вызывать. На том же «Оскаре», известно, чтобы не было пустующих мест, есть огромное количество людей, юношей и девушек из массовки, которые в черных костюмах просто заполняют те места, которые освобождаются.



Анна Качкаева : Ну, на «Эмми» билеты продают.



Сергей Майоров: Опять же, если билет покупает человек, то есть понятно, что он придет, и место пустым не останется. Потому что все ценят свои деньги. Наверное, нужно с этим бороться, чтобы создавать все-таки праздник.



Вера Цветкова: И дресс-код.



Сергей Майоров: Определенный дресс-код, да. Это должен быть праздник, это должно быть дорого и богато. Безусловно, это должен быть все-таки праймовый вариант, а не стыдливо запихнуть это в 12 ночи или в час ночи от того, что вдруг произойдет что-то неприятное.



Анна Качкаева : Ну, я вам сразу скажу, что это вопрос денег и вопрос каналов, которые должны вкладываться в эти трансляции.



Сергей Майоров: Должны ли вкладываться каналы – вот в чем вопрос. Мне кажется, каналы должны быть настолько заинтересованы в трансляции ТЭФИ, что платить сами за возможность показать эту трансляцию у себя. А для этого должен быть очень качественный продукт. А чтобы сделать продукт, нужны свежие режиссерские решения. Вспомните, года два назад в театральном зале Международного дома музыки проводили ТЭФИ с номером, когда в люльках Таня Лазарева и ее коллеги пели песню про спокойной ночи. Замечательная была история. Юля Бордовских там была и так далее. Фишек то много телевизионных и постановочных было на церемониях. Показывать надо. Потому что давно известно, зрители смотрят то, что им показывают, а не то, что они хотят. Поэтому для меня, например, отсутствие телеэфира не страшно, но но все равно хотелось бы, чтобы родные и близкие видели и радовались.



Вера Цветкова: Как надо было телевизионщиков довести, чтобы они выходили на сцену и радовались от того, что нет трансляции. Можно сказать, не страшно, поспокойнее, меня не вырежут – черт те что!



Анна Качкаева : У меня то ощущение было, что, с одной стороны, и вы написали об этом, вроде бы радовались, а с другой стороны, хотелось, чтобы радость случилась если не раньше, то в другой обстановке.



Сергей Майоров: Есть же понятие цепной реакции, когда ты сидишь локоть в локоть с другим человеком, тебе передается энергетика. А когда ты сидишь за пустым столом в трех метрах от другого стола, то знаете, у кого-то вилка упала, у кого-то – стакан.



Вера Цветкова: Пока вы не включили наших слушателей, хочу про огорчение сказать, которое меня терзает с дня ТЭФИ. То, что никак не был оценен великий, я считаю, фильм Сергея Мирошниченко «Рожденные в СССР». Этот человек такое сделал!



Анна Качкаева : Кстати, Сергей Мирошниченко так радовался победе Лены Погребижской.



Сергей Майоров: У Погребижской тоже очень хорошая была история.



Анна Качкаева : Да, «Продавец крови», и сказал, что он бы очень хотел, не дождался ее, не увидел. Он говорит: «Я бы хотел с ней очень познакомиться», потому что ему кажется, что она очень перспективная.



Вера Цветкова: Меняются люди в исторической эпохе. Детей в 7 лет, в 14, в 21 год.



Сергей Майоров: Да отличный проект.



Вера Цветкова: Потрясающий, философский, глубокий. Дать спецприз. Кому бы спецприз дать? Нет, «Ледниковому периоду».



Сергей Майоров: А что, кстати, «Ледниковый период» вполне качественное шоу.



Вера Цветкова: Он получил ТЭФИ, можно было найти что-то другое.



Анна Качкаева : Вот это дальше мы начнем про критерии.



Сергей Майоров: Вот это вопрос уже к каждому академику, это вопрос к гильдиям.



Анна Качкаева : И конвенций, которых нет. Вот в том то и дело, что по очень многим номинациям по-прежнему не сформированы очень четкие критерии, что же чем считать, и что с чем сравнивать.



Сергей Майоров: Спецприз «Ледникового периода», опять же в защиту этого продукта, потому что как-то все на него ополчились, но ведь Авербуху и его компании удалось поднять огромное количество людей, поставить на коньки. Посмотрите, что творится на катках зимой в развлекательных комплексах. Количество продажи коньков выросло. Отлично, что страна встала на коньки, что здесь такого плохого? Фигурное катание давно нужно было пропагандировать в нашей стране с великими традициями. Поэтому это тоже может быть спецприз. В конце концов…



Анна Качкаева : Так же, как и детский телемарафон, канал «Вести-24»…



Сергей Майоров: За который я голосовал как за спецприз. Опять же что делать? Пусть каждая гильдия определяет свой спецприз. Потому что работу Мирошниченко с работой, например, «Ледникового периода» сравнивать нельзя, и умалять достоинства каждого тоже нет смысла. Поэтому Гильдия создателей программ развлекательных программ и ток-шоу должна выносить свой спецприз за это качественное шоу. Ведь качественное шоу тоже делать безумно дорого и очень ответственно. Это очень достойный продукт. Отлично, пусть будет такой спецприз. И вообще, у меня, например, тоже есть одна боль и трагедия. Я все время не добираю одного голоса до того, чтобы попасть в тройку ведущих. У меня проекту четыре года, ТЭФИ четыре года подряд. Это редкий случай на телевидении.



Вера Цветкова: Оксана Барковская тоже каждый год выходит с ТЭФИ.



Анна Качкаева : Сергей, ну, ведущий – это одна из самых субъективных номинаций всегда.



Сергей Майоров: Так есть ведущие развлекательных, а есть информационных, есть информационно-аналитических. А я – информационно-развлекательный. И куда мне? Между умными и красивыми. Когда Пугачева с Галкиным в номинации и Максимовская, я сижу отдыхаю. И не хватает одного голоса вечно. Ну, я же молчу, только сейчас позволил у вас.



Анна Качкаева : Ирина Волкова пишет нам: «Поздравляю один из самых любимых своих каналов «Культура». Говорили, что она не участвовала. Участвовала, жалко только, что Смелянский не получил.



Сергей Майоров: Отличная работа, да.



Анна Качкаева : «Поздравляем Марианну, Михаила Куренного, весь коллектив и основателя канала Ирену Лесневскую. Говорят, что лучше поздно, чем никогда. Но все-таки лучше вовремя. А ТЭФИ должна обновиться, многое обдумать и все-таки продолжать жить».


Другое мнение: «ТЭФИ – это единица благодарности людям, шагающим в пятой колонне, которые работают в информационном поле». Вот уж любопытно! «И так или иначе своими действиями и делами подрывают наши устои и государственность».



Сергей Майоров: Какой-то не очень здоровый человек.



Анна Качкаева : «За российские фильмы нужно сажать, а не награждать», - так Сажин считает. «Ликвидация» - замечательное произведение. С чего это вы вдруг решили?



Сергей Майоров: Очень сильное произведение.



Анна Качкаева : «Сегодняшнее российское телевидение – это ТЭФИ в собственном соку. Сколько наград получили женщины, сколько мужчины? Кто самый молодой, а кто самый старший?» - Сергей Митрофанов из Москвы. Вот уж я по гендерному признаку не считала.



Сергей Майоров: Самый молодой – это «Папины дочки», а самый старший – традиционно Лев Николаев.



Вера Цветкова: А Капица – нет?



Анна Качкаева : Да, конечно.



Сергей Майоров: За вклад.



Анна Качкаева : «Как можно награждать телевидение, на экране которого одни персонажи Светлакова?» - Федор Иванович.



Вера Цветкова: Такова жизнь – таковы и персонажи.



Анна Качкаева : Какое телевидение – такие и персонажи. «Наоборот, наше телевидение сейчас процветает. Помните сериал? Марианна хвалилась, что снималась по серии в день, что-то подобное происходит и у нас, когда куют бабло, изображая кучу деятельности», - это Сергей.



Сергей Майоров: Хочется посоветовать людям посмотреть на пример телевидения в Европе. Скажем, итальянское или британское. Вот где из серии «спи, глазок, спи, другой». И сплошная «Феличита» с Рафаэллой Карра.



Анна Качкаева : «Гордон сказал, что фильмы для «Закрытого показа» отбирает Эрнст. Так ли это? Очень хочется посмотреть и обсудить последний фильм Петра Тодоровского», - Ирина Волкова. Во всяком случае, Константин Эрнст, наверняка, влияет на выбор тех фильмов, которые стоит обсуждать в этой программе. Хотя, я думаю, что и сам Александр Гордон к этому имеет отношение.



Сергей Майоров: Я думаю, что Гордон, как минимум, кокетничает, без него фильм не выберешь, это точно.



Анна Качкаева : Яков из Москвы, мы вас слушаем.



Слушатель: Лично я не смотрю ТЭФИ никогда, мне просто неинтересно. Но я понимаю, что «я» - это последняя буква в алфавите, я о себе говорить, конечно, не хочу. Могу сказать, что на сайте «Эхо Москвы» было проведено голосование, насколько я знаю, о том, влияет ли получила ли программа ТЭФИ или нет, на ваш выбор программы? Подавляющее большинство и в эфире, и на сайте ответили, что им все равно, получила программа ТЭФИ или нет. Это совершенно не определяющий фактор. Хотя, конечно, это тоже сайт «Эха Москвы», и слушатели – это не вся Россия. Я как журналист спортивный бываю на одной церемонии, которую кроме «НТВ плюс», не показывает никто. Я хожу туда из года в год и могу вам сказать, что совершенно она от этого не становится менее торжественной. И вручение не становится менее важным для людей, которые это получают. Могу со всей ответственностью это заявить. И люди туда с удовольствием приходят, и все это очень торжественно, в одном из лучших отелей города Москвы. И совершенно не волнует, есть трансляция, нет трансляции. Понимаешь, что «НТВ плюс» смотрит какая-то доля процентов.



Сергей Майоров: Совершенно справедливо, замечательно то, что вы говорите. Я тоже считаю, что если сделано это качественно и вменяемо, то это…



Слушатель: Там очень качественно, очень вменяемо.



Сергей Майоров: Ваш голос очень похож на Михаила Леонтьева.



Слушатель: Я не Михаил Леонтьев, это я вам совершенно точно могу сказать. Не знает ли никто, куда исчезла из эфира ТВЦ программа Малкиной «Ничего личного»? И, Анна, я вас прошу, для объективности мы мне обещали пригласить Кондрашова или еще одного автора в «Литературной газете». Там представлена другая точка зрения на телевидение.



Анна Качкаева : Другая это какая?



Слушатель: Которая ближе мне, на самом деле. Я не хочу ругать СТС, я его практически не смотрю. Где говорится о том, что телевидение, к сожалению, дебилизируется.



Анна Качкаева : Яков, в нашем эфире такое количество людей говорит о том, как телевидение дебилизирует, что от того, что будет большее количество авторов «Литературной газеты» или чуть меньше, наверное, характеристики неприятные для нынешнего телевидения не уменьшатся и не увеличатся. Дело же совсем не в СТС. Дело в принципе.



Сергей Майоров: Телевидение всегда ругали и будут ругать до тех пор, пока оно существует.



Анна Качкаева : Не говоря уже о том, что вот эта развлекательность, которая меряется деньгами и рейтингом, ее во всем мире довольно трудно сочетать с тем, что называется качественный продукт для продвинутой аудитории.



Сергей Майоров: Все-таки мне кажется, что один из выходов – это способ доставки этого качественного продукта. Поэтому развитие мобильного цифрового телевидения. Согласен, что, допустим, я не очень смотрю развлекательные программы, хотя их очень люблю, и люблю посмеяться, но все-таки, когда будешь делать свое собственное телевидение и будешь за него платить деньги, вот тогда ты, наверное, будешь чувствовать себя по-другому.



Анна Качкаева : А про «Тв-Центр», Татьяна вроде бы не говорила, что программа закрывается. Наверное, просто еще не появилась, я думаю. Просто еще не вернулась. Мне кажется, что никто не объявлял, что программа будет закрыта.



Вера Цветкова: Да, мы бы знали.



Анна Качкаева : Поинтересуюсь, обязательно скажу вам, так это или нет. Беслан, Чеченская республика, мы вас слушаем.



Слушатель: Я просто смотрел предыдущие три года ТЭФИ на разных каналах. И такое впечатление, что это была сплошная огромная реклама Первого канала в концертном зале «Россия». Я поддерживаю ВГТРК. Что-то там произошло, поскольку в последнее время, мне кажется, Первый канал – это такой понтующийся.



Анна Качкаева : Понятно ваше отношение к этому. Видимо, вот это ощущение и у ВГТРК возникло.



Сергей Майоров: Я понять не могу, какие претензии к Первому каналу в плане шоу? Ну, если действительно они это делают лучше? У меня вопрос, назовите два-три шоу на Российском канале, которые вы смотрите с интересом?



Вера Цветкова: Ха-ха-ха… Сейчас даже в топах видно.



Сергей Майоров: И вот здесь зависают все. Только «Городок», которая любимая, миллион лет существующая, получала ТЭФИ каждый год в течение огромного количества времени. Что еще может предъявить Второй канал?



Вера Цветкова: «Феномен» предъявляет.



Сергей Майоров: В таком случае это надо соревноваться с каналом «ТВ3», с настоящим мистическим.



Вера Цветкова: И ТНТ.



Сергей Майоров: Потому что отличный же продукт. Реально «Пэрис Хилтон» - хорошая программа. И мы с вами говорили как-то об этом.



Вера Цветкова: Это новый уровень юмора.



Сергей Майоров: Это некий месседж в будущее, посмотрим, как она будет развиваться. Отличный проект «Ледниковый период», гораздо интереснее, чем то, что существует на РТР. Мне гораздо больше нравилась пара Плющенко и Слуцкая, нежели то, что сейчас делает Заворотнюк. Но они работают, у них мозги на месте не стоят. С точки зрения развлекательного вещания, они действительно делают очень качественный продукт. Поэтому чего они к нему пристали? Первый канал, Первый канал… Пусть любой другой делает качественное шоу. Я рад, например, что в этом году «Слава богу, ты пришел» в номинации «информационная программа, юмор» обошли Первый канал, здорово! Значит, можно бороться с Первым каналом. Делайте лучше шоу, и вперед. А вот интересно, НТВ бы какое шоу выставило.



Анна Качкаева : На самом деле, через год мы посмотрим как пойдет, но «Суперстар» с Лолитой может оказаться очень любопытной заявкой.



Сергей Майоров: Замечательно! И если они победят, за них проголосуют.



Анна Качкаева : Так же, как, например, «Имя России», который начнется скоро. И тоже может оказаться очень любопытным зрелищем.



Сергей Майоров: Так никто же с этим не спорит. Вот эта конкуренция заставляет мозги работать по-другому. А я вот, например, рад, что три года мы обыгрывали Первый канал в своей номинации, хотя они выставлялись очень плотно, а в этом году, будучи окруженным, проектом Первого канала и «Доброе утро, Перис Хилтон», мы все-таки победили, правда, вместе с Перис Хилтон. Но это здорово, это приятно, отличный продукт! Мы очень разные, вот мы вдвоем победили.



Анна Качкаева : Ну да, это так же, как можно сказать, что меня, например, изумляет, что дизайн получила программа «Сто вопросов к взрослому», хотя ей следовало давать совершенно за другое. А дизайна там особого нет.



Сергей Майоров: Нет, да.



Анна Качкаева : Но раз так уже сложилось, значит сложилось, значит, что-то и с дизайном в том числе происходит, вероятно.



Сергей Майоров: В конце концов, это же решали дизайнеры сами.



Анна Качкаева : Да, и почему-то они нашли это наиболее удачным из того, что представлено.



Сергей Майоров: А то, что наличие ТЭФИ не влияет на просмотр программы, это факт. Это же телевизионный конкурс. А для того, чтобы зритель… Все-таки для чего важна трансляция? Для того, чтобы зрители видели, кого выбирают лучшими.



Анна Качкаева : Соотнести со своим вкусом и не более того.



Сергей Майоров: Конечно.



Анна Качкаева : Спорить или не спорить, но во всяком случае соотнести.



Сергей Майоров: Развлекательная часть должна быть на церемонии все-таки яркой. Это должно быть очень красочно, ярко, динамично, очень такая провокативная церемония.



Анна Качкаева : Я уж не говорю о том, что все-таки задача ТЭФИ – демонстрировать некие стандарты, и уж наверняка точнее всего сказать, расходиться с массовыми популярными представлениями о рейтингах. Иногда это совпадает. А иногда это не совпадает. И в этом нет ничего совершенно страшного. Сергей Сергеевич, мы вас слушаем, из Москвы.



Слушатель: Когда последний раз я несколько месяцев назад был у вас в эфире, у меня было 22 телевизионных канала. Сейчас у меня 33 или 32 телевизионных канала бесплатных и доступных. Люди, болеющие душой, смотрят первые четыре канала и поэтому переживают. В здоровых кругах, как я считаю, уже первые четыре канала смотреть не модно и, может быть, даже неприлично, тем более обсуждать это.



Анна Качкаева : А ведь эти каналы, там много российских, их производят российские производящие структуры. И скорее всего, они будут выставляться на ТЭФИ.



Слушатель: Я за это. К примеру, есть общедоступные, общефедеральные каналы «Пятый» и «Звезда». Их никто не учитывает.



Сергей Майоров: Неправда.



Анна Качкаева : Уже учитывают.



Сергей Майоров: В этом году «Пятерка» была выставлена по многим номинациям, и «Звезда» тоже выставлена по многим номинациям, но просто они не попали в шорт-лист, поэтому это неправда. Они, кстати, очень плотно и очень достойно были выставлены. И я, если бы был в информационной гильдии, голосовал бы за очень многие проекты «Пятого канала».



Вера Цветкова: А Дибров мне сказал, что по его мнению, «Событие года» - это канал «365».



Сергей Майоров: Замечательный канал.



Анна Качкаева : Что тоже правда. Во всяком случае, каналы, которые выходят у так называемых агрегаторов контентов, в компаниях «Ред-Медиа» или даже «АТВ» стал делать свой канал про деньги. Это же ведь еще одна возможность выставлять не только программы, но и целые каналы, которые пока никто не обсуждает. Игорь из Москвы.



Слушатель: Хотел бы вернуться к вопросу о развлекательных программах. Это очень интересная мысль прозвучала. Оказывается, развлекательная программа поднимает продажи коньков. Хотелось бы уточнить, в каких конкретных магазинах. Это воспринимать как «джинсу»? Не очень ли дорого для рекламы всего лишь какого-то «Найка»? Там говорили, какая философия. А тот же «Ледниковый период», к аннотации этого слова, и период – это к чему, собственно говоря, относится? А вообще, насколько я обращаю внимание, что на популярность в стране не влияют ни ТЭФИ, ни «Оскары». Может быть, не приучены на это смотреть, это не продвигает товар абсолютно. А то, что это превращается… Вы много говорили о Чуриковой, понимаете, у нас Чурикова во всех видах.



Анна Качкаева : Сейчас у нас Собчак.



Слушатель: Собчак, кстати, все-таки меньше.



(Смех в студии).



Сергей Майоров: Это только до поры, до времени. Сейчас стартует «Главный герой поколения» на СТС.



Вера Цветкова: На ТНТ.



Слушатель: Но она работает на свой сегмент.



Анна Качкаева : Ну, так и Чурикова работает.



Вера Цветкова: В «Минуте славы» только что была с Татьяной Никитичной так стебались, никто уже на таланты не смотрел, все слушали, как Собчак с Толстой общаются.



Сергей Майоров: А что касается коньков, реально сужу по своим племянницам. Девочки захотели на Новый год, чтобы Санта-Клаус принес им коньки, потому что все хотят кататься на коньках. Я вижу огромное количество людей, которые катаются на льду. Я не говорю о том, что это массовая продажа. Олимпийские игры, например, тоже довольно серьезно привели огромное количество детей в спортивные секции.



Анна Качкаева : И давайте все-таки, заканчивая, пожелаем друг другу, чтобы премия не умерла и не переругаться до конца, и чтобы людям было где обсуждать свои профессиональные проблемы.



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG