Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Немые музы. Жены знаменитых художников


Рут Батлер «В тени мастера: жены-натурщицы Сезанна, Моне и Родена»

Рут Батлер «В тени мастера: жены-натурщицы Сезанна, Моне и Родена»

Книга Рут Батлер «В тени мастера», посвященная женам великих художников, родилась от обиды. Сотрудница нью-йоркского музея Метрополитен, искусствовед Рут Батлер [Ruth Butler], увидела в Музее Родена в Париже портрет женщины с копной коротких каштановых волос, напряженным взглядом и поджатыми губами. На табличке под картиной было написано: «Портрет матери». «Что за чушь! — возмутилась Рут Батлер, — это не мать, а жена скульптора (и его натурщица) — Роуз Берэ». В предисловии к книге Батлер вспоминает:


Я подумала, что если даже в Музее Родена не знают Роуз Берэ, значит, надо о ней написать. О ней, и о нескольких других женщинах, потерявшихся в тени гениев, хотя они были неотъемлемой частью триумфа этих гениев. Я выбрала жен Поля Сезанна, Клода Моне и Огюста Родена — потому что они были постоянными натурщицами своих мужей. Художники, ведь, не просто берутся писать первых попавшихся людей, они находят лица, тела, личности, которые помогают им выразить свое вИдение мира. Без них самовыражение художников было бы неполным. Этим натурщицам никогда не отдавали должного, а, между тем, они заслуживают того, чтобы быть замеченными — не только на картинах, но и в биографических очерках.


После этого утверждения автор немного противоречит самой себе, рассказывая о том, почему художники конца 19-го века так часто писали именно жен:


Во второй половине XIX века художники, в большинстве своем, отошли от исторических, мифологических и библейских сюжетов и обратились к сюжетам житейским. Соответственно, изменились и модели: чаще всего это были жены и возлюбленные художников. Такой выбор отчасти объяснялся тем, что в искусстве кончилась практика патронажа. Веками аристократы и богачи-меценаты поддерживали художников, но в XIX веке отдали их на милость рынка. Художники обеднели.


Все три великих мастера (Роден, Моне и Сезанн) впервые увидели своих натурщиц просто на улицах Парижа и были поражены уникальностью их лиц и манер. Все трое потом женились на них, все три женщины родили им сыновей, но судьба каждой из них была печальной.


О натурщице и жене Сезанна Гортензии Фике известно очень мало, хотя она изображена на двадцати семи портретах художника и на бессчетных рисунках. В Метрополитен висят два больших ее портрета. Один, 1891 года, — «Мадам Сезанн в оранжерее». Она сидит в центре светлой комнаты, запятнанной желтыми солнечными бликами. С ее крупным, полным жизни телом, скульптурными чертами лица и шапкой каштановых волос, она невероятно хороша на этом портрете. В нескольких метрах от первого висит второй портрет, датированный годом раньше первого, но это, безусловно, ошибка, судя по изменению стиля. Картина «Мадам Сезанн в красном платье» сделана в той же парижской квартире с оранжереей, но фон портрета — голубой и холодный, и фигура Гортензии помещена у самого правого края картины — так, словно она вот-вот ускользнет за раму. Ее правый глаз изображен маленьким треугольником с крупной бровью, а левый — узкий и плоский, как, впрочем, и вся ее фигура — угловатая и почти абстрактная. Это — последний портрет Гортензии, сделанный Сезанном. Они разошлись и жили в разных городах. Неизвестно, по чьей инициативе это произошло. Но известно, что Сезанн дал Гортензии прозвище — «ядро», имея в виду ядро на ноге.


Гортензия умерла в 1922 году, и Батлер разыскала ее семью, но они мало что рассказали конкретного, только свои мнения: что она была женщиной невысокой нравственности, что транжирила деньги Сезанна, и что семья ее не любила.


В другом зале Метрополитен висит портрет 1873 года, когда-то называвшийся «Камилла Моне на садовой скамье». Но с течением времени Камилла выпала из поля зрения специалистов, и теперь картина называется просто «Скамья». «Это характерный пример того, — пишет Батлер, — как музы художников, особенно отставные музы, вычеркивались из истории. А между тем известность Клоду Моне принес именно портрет Камиллы — «Камилла в зеленом платье».


Картина «Скамья» была написана в городке Аржанти под Парижем, где пара наслаждалась недолгим периодом финансового благополучия. Камилла, в элегантном серо-черном платье, с широко открытыми глазами и опущенными углами губ, сидит на скамье, отрешенно глядя в пространство, а над ней нависает зловещая фигура мужчины. Камилла любила позировать. На портрете 1876 года «Японка» она изображена в светлом парике и в красном разлетающемся японском кимоно. Все биографы писали, что этот портрет — свидетельство того, что Моне издевался над женой и изображал ее карикатурно. Это мнение имеет мало общего с действительностью. Они оба, художник и натурщица, наслаждались этим балаганом, она была его частью. Вообще — Моне и Камилла были замечательной творческой командой.


В том же зале висит портрет семьи Моне (Клод, Камилла и их сын Жан), сделанный Эдуардом Моне во дворе их дома в 1874 году. Этот двор стал фоном и третьего группового портрета — кисти Ренуара. Он висит в Национальной галерее в Вашингтоне. На всех этих картинах Камилла Моне производит впечатление женщины, обожаемой окружающими. Восхитительная женщина — в центре классической группы.


Это был лучший период жизни Камиллы Донсье-Моне. В 1875-м она заболела туберкулезом, а Клод Моне обеднел. Через четыре года Камилла умерла.


В музее Метрополитен, считает Батлер, — лучшая коллекция скульптора Огюста Родена, потому что он сам отбирал для нее работы в 1912 году. И в этой коллекции есть маска Роуз Берэ, сделанная, когда ей было 36 лет. Веки опущены, одна бровь скошена, другая изогнута, и на кончике носа — грязное пятно. Но, в отличие от Гортензии Фике, которую шокировали художественные странности Сезанна, Роуз Берэ (как и Камилла Моне) была творческим партнером своего мастера.


Роуз работала бок о бок с Роденом 15 лет. Она вела его ателье до тех пор, пока Роден не получил огромный заказ на двери для будущего Музея изобразительных искусств (ставшие знаменитыми «Вратами ада»). Получив заказ, Роден отказался от помощи Роуз. У него начался страстный и трагический роман с молодой скульпторшей Камиллой Клодель, а Роуз получила отставку. Правда, Роден вернулся к своей брошенной музе и даже женился на ней — незадолго до ее смерти, когда им обоим было за семьдесят.


Книга Рут Батлер «В тени мастера» пробуждает горячее желание еще раз взглянуть на те работы художников, где изображены их жены, и вернуть к жизни забытый образ каждой безмолвной музы.


Ruth Butler. Hidden in the Shadow of the Master: Model-Wives of Cezanne, Monet and Rodin — Рут Батлер. «В тени мастера: жены-натурщицы Сезанна, Моне и Родена»


XS
SM
MD
LG