Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пакет антикоррупционных законов: из Кремля в Думу минуя общественость


Контролировать коррупцию среди чиновников будут сами чиновники

Контролировать коррупцию среди чиновников будут сами чиновники

Заявивший о намерении бороться с коррупцией всерьез Дмитрий Медведев, похоже, не намерен оставлять этой затеи. Сегодня он собрал в Кремле Совет по противодействию коррупции, которому предстояло обсудить и одобрить проекты законов, позволяющих если не положить конец взяточничеству, то, во всяком случае, существенно его сократить. Подавляющее большинство членов совета - высокопоставленные чиновник и председатели трех главных судов России - Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного; собственно, руководители тех министерство и ведомств, которые обычные граждане считают заповедниками для коррупционеров. Единственный представитель общественности в совете - адвокат Анатолий Кучерена, членство которого на общем фоне выглядит несколько неожиданно. Большинство независимых наблюдателей изначально скептически отнеслись как к созданию совета, так и к его предполагаемой деятельности.


«Самое удивительное, - говорит руководитель российского отделения Transparency International Елена Панфилова, - что и сам президент, и люди, работающие в совете, неоднократно говорили, что "нам надо бороться с правовым нигилизмом общества, нам надо привлекать общество, без общества ничего невозможно", но при этом действительно количество представителей общества в совете и в его каких-то рабочих группах крайне ограничено. Эо не может не смущать. То, что сами чиновники, в общем, принимают и планируют эти меры, резко понижает доверие общества к тому, что предлагается. Я считаю, что для того, чтобы граждане страны поверили, что предлагаемые инициативы - всерьез и надолго, и в совет, и во все органы, которые будут реализовывать пакет предложений, надо, безусловно, включать и представителей средств массовой информации, и представителей реального гражданского общества, общественных организаций, институтов, которые изо дня в день довольно длительный период времени занимаются этой проблемой».


Впрочем, по мнению председателя межрегиональной правозащитной ассоциации АГОРА Павла Чикова, разработчики антикоррупционных мер постарались сделать все возможное, чтобы не допустить представителей общественности и средств массовой информации к контролю за деятельностью чиновников: «Если обратить внимание на национальный план противодействию коррупции, то там есть замечательный пункт, который говорит о взаимодействии институтов гражданского общества и средств массовой информации с государственными органами. Задача состоит о выработке оптимальной системы такого взаимодействия, исключающей возможность неправомерного вмешательства в деятельность государственных служащих. То есть изначальные посыл и подход заключаются в том, чтобы ни в коем случае не допустить, чтобы институтами гражданского общества и средства массовой информации каким-то образом вмешивались в деятельность государственных служащих. То есть мы с вами постоим в сторонке, а они между собой разберутся, как им у себя внутри побороть коррупцию. Выглядит очень неправдоподобно».


Тем не менее сегодняшнее заседание совета, по крайней мере, те законопроекты, которые предложены для внесения в Государственную думу, вселяют робкие надежды на успех. В пакете - проекты нескольких законов. Основной из них - Закон «О противодействии коррупции». Кроме того, существует ряд проектов, предусматривающих внесение изменений в действующие законы, такие, например, как Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, Закон "О милиции", Закон "О прокуратуре" - всего более 25. Директор российского отделения Transparency International Елена Панфилова считает, что в проектах антикоррупционного законодательства предложено много разумных и необходимых решений для борьбы со взяточничеством - например, усиление имущественного контроля за чиновниками и членами их семей, а также неотвратимость конфискации имущества, приобретенного незаконным путем.


«Раньше ничего инструментального по этому вопросу в нашем законодательстве не было, - говорит Елена Панфилова, - а самое главное, не было никакого контроля даже за тем, что уже декларировалось. Безусловно, для любого коррумпированного чиновника и любого публичного должностного лица удар по самому дорогу - по этим самым незаконно нажитым средствам, по незаконно нажитому имуществу - играет очень серьезным инструментом воздействия. Если те предложения, которые вносятся, будут реализованы на практике, то, безусловно, в долгосрочной перспективе это серьезно может снизить привлекательность коррупционного поведения для чиновников, правоохранителей и судей».


Некоторые из законодательных инициатив вызвали серьезные дискуссии, поскольку оставляли место для возможных злоупотреблений. И тогда аниткоррупционное законодательство могло бы превратиться в инструмент для устранения конкурентов или неугодных подчиненных. «Я обратил внимание на один из пунктов, где речь идет о достоверности поданных сведений в декларациях о доходах госслужащего, - говорит член Совета по противодействию коррупции Анатолий Кучерена. - Там был такой пункт, как если вдруг руководитель организации засомневался в чем-то, то он может сам проверить либо может направить запрос в правоохранительные органы. Здесь, как мне представляется, есть некая проблема, потому что могут быть злоупотребления. Поэтому эта тема долго обсуждалась. Там, например, такой вопрос возник, как привлечение к уголовной ответственности юридических лиц. Этот вопрос мы вроде бы сняли, но, тем не менее, остается вопрос об административной ответственности юридических лиц за участие в коррупционных процессах. Это несвойственно для нашей юридической практики - привлечение юридических лиц. Мы тоже сегодня долго спорили на эту тему. В частности, в случае обнаружения наличия доказательств участия в коррупционных процессах со стороны юридического лица предлагались штрафные санкции в административном порядки и приостановление деятельности юридического лица на 90 дней. Есть опасность, что в данном случае тоже могут быть злоупотребления. И что значит остановить предприятие на 90 дней, приостановить его работу?»


Теперь над антикоррупционным пакетом предстоит работать депутатам Государственной думы, куда, по словам Анатолия Кучерены, законопроект поступит уже завтра. А основным остается вопрос о том - кто же в итоге будет контролировать соблюдение предложенных антикоррупционных мер. «Стратегия правильная, - говорит председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. - Это как лечение больного, тем более больной у нас в тяжелой форме, фактически в коме находится - это наша государственная система управления. Кто ее будет лечить? Если возьмутся те же самые люди, те же самые кадры, которые ответственны за ситуацию с коррупцией в России за 8 лет, то есть на уровне исполнительной, тогда можно говорить, что эффект будет невысок. Если будет сделана ставка на поддержку в обществе, которое сейчас, к сожалению, индифферентно относится, и как проводник общественных идей - это средства массовой информации, о чем говорил президент, тогда эффект будет. Ситуация уже зашла в критическую. Если сейчас не решить вопрос с коррупцией в России, мало того, что не решишь ни один национальный план, мы просто будем стоять перед вопросом, перед дилеммой - будет ли Россия существовать или не будет? Будем существовать мы, как граждане, как сообщество?»


XS
SM
MD
LG