Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

С 1 октября начинается осенний призыв в российскую армию


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Тамара Ляленкова.



Евгения Назарец: С 1 октября начинается осенний призыв в российскую армию. Главная особенность этого призыва – вступление в силу Положения о независимой военно-врачебной экспертизе, принятого этим летом правительством Российской Федерации. Поможет ли данный документ решить проблемы нынешней призывной кампании и армии в целом - это выясняла Тамара Ляленкова.



Тамара Ляленкова: Наконец основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан стали распространяться и на призывников. Безусловно, у российских солдат появился шанс сохранить жизнь или не ухудшить здоровье. Другое дело, что здоровья в национальном масштабе осталось немного, тогда как количество призывников, в связи с уменьшением срока службы, требуется увеличить в два раза.


К чему готовятся в Союзе Комитетов солдатских матерей России, я попросила рассказать ответственного секретаря Валентину Мельникову.



Валентина Мельникова: Ну, как всегда, не успеют ребят отправить в войска, как они побегут обратно. Не успеют они попасть в часть, как мамы побегут к нам и с заявлениями, и с медицинскими документами, что сын призван больным. Опять встретимся с тем, что наши командиры частей будут звонить и говорить: «Помогите. Прислали пополнение – там половину надо сразу в госпиталь на обследование, на лечение класть». Это самое ужасное, самое неприятное. Единственную логику наших товарищей по комплектованию вооруженных сил я улавливаю, что койка в казарме опустела, надо обязательно положить туда новобранца. Никакой другой военной логики тут совершенно не просматривается. К сожалению, ребята по своему здоровью, по своим показателям здоровья не могут, на самом деле, быть отправлены в войска. И вот эти сейчас блаженные разговоры Генерального штаба о том, что они в два раза увеличат призыв, я боюсь, что это обернется только судебными жалобами со стороны призывников.


На самом деле, все это непонятно, потому что количество призываемых формируется снизу, от районных военных комиссариатов. Почему военные комиссариаты решили, что можно увеличить в два раза, я не очень понимаю. Да, конечно, отменены отсрочки многие, социальные, у тех, у кого родители пенсионеры, инвалиды, у кого детишки до трех лет, студенческие отсрочки отменены. Очень беспокоюсь за тех, кто после колледжей и техникумов поступил в институт в надежде на то, что у них будет отсрочка, а по 24-й статье закона «О воинской обязанности», их отсрочка как бы не упомянута, их нет и в запретительной части, и нет в разрешительной части. И я боюсь, что ребята поступят, начнут учиться, а их будут призывать.


В этом постановлении о независимой военно-врачебной экспертизе, там все в порядке, кроме одного: почему-то результаты этой независимой военно-врачебной экспертизы нужно отдавать военному комиссару, он их будет передавать врачам, которые ведут освидетельствование, и снова человек должен проходить освидетельствование, и уже призывная комиссия будет решать, кто прав, кто виноват. Это неправильно, потому что экспертиза, она и есть экспертиза, ее результаты должна представляться, ну, в крайнем случае прямо на призывную комиссии, минуя это вот снова медицинское обследование. Поэтому мы с самого начала говорили, что в такой ситуации, когда человек не согласен с решением призывной комиссии, в том числе и по состоянию здоровья, надо обращаться в суд, ходатайствовать в суде, чтобы суд направил документы на независимую военно-врачебную экспертизу, найти еще, где такая экспертиза есть. Там проблема организационная: врачи должны получить лицензии Департамента здравоохранения субъекта Федерации.


Одна такая независимая экспертиза в России есть точно – в Ростове-на-Дону. Там начальник лаборатории, которая занималась идентификацией погибших в Чечне, он ушел в запас и открыл судмедэкспертное бюро, независимое, в том числе и по проведению военно-врачебной экспертизы. Она стоит около 30 тысяч рублей. И вот тут как раз очень важно сделать это через суд, потому что в суде, если я выигрываю дело, то военный комиссариат платит мне мои деньги. А если судья решает, что нужно провести экспертизу, то тогда бюджет платит за это. Поэтому через суд это намного эффективнее с любой точки зрения – и с возможностью вернуть расходы, и с возможностью напрямую использовать результаты этой экспертизы. Потому что судья уже сможет выносить решение сам.



Тамара Ляленкова: Военный обозреватель «Ежедневного журнала» Александр Гольц видит проблему с применением положения о независимой военно-врачебной экспертизе в другом.



Александр Гольц: Смысл этой инициативы вполне хороший – о том, что призывник, не согласный с заключением медкомиссии и полагающий, что у него есть то заболевание, наличие которого медкомиссия отрицает, имеет теперь возможность обратиться в любое сертифицированное медицинское учреждение, где пройти обследование. И в случае, если решение этого учреждения придет в противоречие с решением медкомиссии, должно произойти какое-то последующее разбирательство. Здесь у призывника появляется больше прав. Другой вопрос в том, что, конечно, этими возможностями располагают только жители больших городов, у всех остальных – все та же райбольница и те же врачи, которые сидят в медкомиссии.


Главное, что в это призыве будет известная сложность, поскольку призывать надо будет много людей. Уже заканчивают срок службы те, кто служил два года и полтора. В этом особенность. Вторая вещь заключается в том, что, в общем-то, над Министерством обороны нависает неразрешенная проблема 2010-2011 годов – тогда, совершенно очевидно, страна свалится в демографическую яму, и нужно будет призвать, если не будет сокращена численность, всех юношей, которые достигнут 18 лет. По разным прикидкам получается, что призывать должны где-то около 500 тысяч в год, а этого возраста достигнет 800 тысяч, притом что сейчас больше миллиона. В любом случае перед верховным главнокомандующим, он же президент, встанет ясная проблема: или отказываться от нынешней системы комплектования вооруженных сил и решительно сокращать армию, или уничтожать существующую систему высшего образования. Надо сказать, что вот до недавнего времени у меня создалось впечатление, что вот заявления министра образования о том, что надо сокращать количество вузов, они как раз и направлены на ликвидацию нынешней системы высшего образования.



Тамара Ляленкова: Прогноз малоутешительный. Принятое Положение о независимой военно-врачебной экспертизе не только уменьшит количество несчастных случаев в армии, но и, учитывая общее состояние здоровья граждан, в значительной степени сократит ее ряды. Будут ли они пополнены за счет потенциальных студентов – станет известно, надо полагать, ближе к весне.


XS
SM
MD
LG