Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поездка "Литературного экспресса" через всю страну не смущает писателя и журналиста Дмитрия Быкова


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие писатель и журналист Дмитрий Быков.



Андрей Шарый: Путешествие нескольких десятков писателей на «Литературном экспрессе» через всю страну – из Москвы до Уссурийска и Владивостока. Эта поездка организована Федеральным агентством по культуре и «Российскими железными дорогами». Дмитрий Быков, популярный российский писатель и журналист, был у нас в эфире в понедельник. Ему показались некорректными комментарии, которыми мы сопроводили его выступление. Сейчас Дмитрий Быков снова у нас в эфире.


Дмитрий, добрый вечер! Пожалуйста, вам слово.



Дмитрий Быков: Добрый вечер! Меня несколько удивляет такая практика, при которой корреспондент Радио Свобода вполне корректно и доброжелательно спрашивает мое мнение, после чего в комментариях меня же называют халявщиком, указывая, что мы, обильно выпивая и закусывая, едем в это турне для того, чтобы продемонстрировать свою лояльность власти. Мне очень странно слышать, что с каких-то пор поездка писателя на встречу с читателем стала выглядеть знаком лояльности к властям. Лично я не получаю за эту поездку ни копейки. Она достаточно обременительна по своим бытовым условиям, потому что раннее прибытие и бесчисленные поездки по достаточно экзотической сибирской природе, они, как вы понимаете, не принадлежат к моим любимым развлечениям.


Что касается халявы, в этом поездке объявлен «сухой закон», о котором мы все предупреждены. Более того, я не исключаю, конечно, что в Красноярске с моим другом Михаилом Успенским я выпью рюмку, но передо мной лежит письмо, которое роздано всем участникам этой поездки. Там написано, что все участники могут бесплатно получить у проводника чай, кофе и печенье. Смею уверить Елену Фанайлову и вас, что заработать на чай, кофе и печенье я могу. Литература – не единственный источник моего дохода. У меня есть некоторые деньги.


Больше всего меня здесь занимает вот что. Когда российский писатель едет, например, в Америку, или на книжную выставку во Франкфурт, или в Японию, или в Китай – это норма. Но стоит ему поехать в Россию встречаться с читателями в составе коллег, это тут же начинает выглядеть поездкой по зову властей, под ее эгидой. Я прекрасно понимаю, я об этом говорил в эфире Радио Свобода, что существует определенное сходство между этими поездками, скажем, на Беломорканал и сегодняшней поездкой в Сибирь и советской поездкой агитпоездка. Конечно. Но при этом внешнем поезде, есть одно главное фундаментальное различие. Тогда писателей везли рассказывать о торжестве социализма, о рабских стройках, о чудовищных вещах, происходящих на Урале. Он должен был это воспеть. Сегодня он везет свои книги и свой голос туда, куда это по ряду российских причин специфических не доходит. И как-то видеть в этом служение Владимиру Путину или Дмитрию Медведеву мне очень сложно. Существует довольно обширный корпус моих публицистических текстов, где все, что я думаю о нынешней российской власти, сказано открыто и, уверяю вас, без особого доброжелательства.



Андрей Шарый: Верно я понимаю, что организаторы поездки Федеральное агентство по культуре и «Российские железные дороги» они эту поездку и оплачивают полностью?



Дмитрий Быков: Они оплачивают поездку, но ни коим образом не оплачивают мое участие в ней. Все, что я получаю от Агентства по печати – это дождевик и пакет для переноски собственных книг.



Андрей Шарый: И возможность бесплатно проехать из Москвы до… куда-то вас везут, организация встреч. Правильно я понимаю?



Дмитрий Быков: Да, нас везут, разумеется. Организация встреч там происходит. Более того, принимающая сторона (писатели Красноярска, например) будет заказывать некоторые ужины. Но, уверяю вас, что на этих ужинах отнюдь не будет той роскоши, которая так смущает критиков этой поездки.



Андрей Шарый: Вы сказали о том, Дмитрий, что вас смущают параллели между этой поездкой и агитационными поездками советских писателей по стране на Беломорканал в 30-е годы. Вы не считаете, что участие в такого рода мероприятиях за государственные средства представляет некоторый репутационный урон для вас, как писателя либеральной ориентации? Одно дело, что вы потом напишите, другое – как о поездке расскажут в государственных средствах массовой информации, прежде всего, на телевидении?



Дмитрий Быков: Все, что об этой поездке будет сказано другими людьми, может остаться на их совести. Я отвечаю за то, что будет сказано мной. Пока я не видел ни одного высказывания провластных СМИ, которое бы меня как-то скомпрометировало. Абсолютно убежден, что… Знаете, иногда надо вспоминать старую ленинскую фразу: «Нас никто не скомпрометирует, если мы себя не скомпрометируем».



Андрей Шарый: То есть вас не смущает ваш факт участия в этой писательской поездке, которая продемонстрирует стране и телезрителям то, что в стране якобы есть общественный диалог?



Дмитрий Быков: Мне кажется, что эта поездка не только нормальна, но в принципе необходима. Ненормальна та ситуация, при которой мои книги не могут добраться в Читу или Владивосток иным способом, кроме как «Литературным экспрессом». Вот эта ситуация, действительно, катастрофична.



Андрей Шарый: Вы сказали о том, что такая поездка – единственный способ для вас побывать, например, в Чите и помочь своей любимой поэтессе, которая живет там в стесненных материальных условиях.



Дмитрий Быков: Я считаю, по крайней мере, способ подготовить полновесный очерк о судьбе этого автора, да, он у меня сейчас один. Я могу, разумеется, за свой счет поехать в Читу, но это достаточно обременительная вещь. Кроме того, когда мы едем туда и выступаем вместе… Я, в общем, не собираюсь отнюдь прикрываться именем Виктории Измайловой и перед кем-то оправдываться. Я говорю, что встреча с ней – это одна из задач этой поездки. Если туда приедет несколько московских литераторов, и она выступит с ними в общем концерте, я полагаю, что это несколько изменит ее статус, в том числе и в Чите.



Андрей Шарый: Вы сетуете на то, что у вас не будет возможности встретиться с находящимся в заключении Михаилом Ходорковским. Вы, действительно, считаете, что власть, которая одной рукой Ходорковского сажает, а другой организует такие писательские поездки, способна устроить вам такую встречу?



Дмитрий Быков: Я думаю, что, во-первых, эту поездку организуют не те, кто сажает Ходорковского. Это несколько разные ветви власти, несколько разные люди. И у меня вообще нет ощущения, что эта поездка организуется непосредственно властями. Власть – это явление не монолитное и довольно не однородное. Я совершенно при этом не убежден, что в организации этой поездки участвуют какие-то идеологические или пропагандистские силы, которые будут от нас требовать того или иного отзыва. Я, по крайней мере, пока таких приказов не получал. Если бы, во всяком случае, кто-то нашел возможным устроить там, если уж там есть действительно встреча одного из писателей в колонии с малолетними преступниками, если бы кто-то нашел возможность встретиться с Ходорковским, в этом не было бы ничего необычного. Более того, я думаю, это было бы очень плодотворно.



Андрей Шарый: Вот причины, по которым писателя и журналиста Дмитрия Быкова не смущает организованная органами российской государственной власти поездка в «Литературном экспрессе», который везет российских писателей из Москвы на Дальний Восток. В этом поезде, как вы слышали, действует «сухой закон», писателям не платят за участие в поездке. Их ждут разнообразные встречи с читателями, например, автограф «Сессия на станции «Ерофей Павлович» Красноярской железной дороги».


XS
SM
MD
LG