Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рамадан усложнил жизнь европейским работодателям


Треть опрошенных считает, что религиозные предписания для мусульман в западных странах должны быть смягчены

Треть опрошенных считает, что религиозные предписания для мусульман в западных странах должны быть смягчены

1 октября мусульмане по всему миру отпраздновали окончание священного месяца Рамадан. Это, в частности, означает, что тысячи мусульман в странах Западной Европы не пришли на работу, оставшись дома, чтобы вкушать сладости и молиться в кругу семьи. Западноевропейских работодателей Рамадан, в течение которого мусульмане усердно постятся в дневные часы, а следовательно работают в пол силы, не радует. В добавок ко всему, дата празднования окончания месяца зависит от появления в небе молодого месяца, и предсказать ее в рабочем графике невозможно. В Нидерландах, например, где проживает около миллиона мусульман, представители разных диаспор начинают праздновать окончание Рамадана в разное время.


«Мы называем этот праздник "Ид аль-фитр". Сегодня понедельник, и еще не ясно, когда праздник наступит. Все зависит от луны. Только после появления в небе молодого месяца на следующий день можно начинать праздновать. Мы пока не знаем, когда точно», — говорит рядовой прихожанин одной из голландских мечетей. Астрономам, которые точно назвали время начала нового лунного цикла, он не доверяет.


«Добро пожаловать в компанию Voorbij Prefab Beton, крупнейшего производителя бетона в Нидерландах, — говорит менеджер бетонной фабрики Voorbij Prefab Beton. — В нашей компании тридцать процентов персонала исповедуют ислам. Луна вращается и вращается, а мы так и не знаем, когда же наступит конец месяца Рамадана, когда давать нашим сотрудникам отгулы? Ничего не понятно. День Королевы — заранее планируется. Все остальные праздники — тоже, а с этим все какие-то загадки — не то среда, не то вторник».


«Точно не могу сказать, когда будем праздновать окончание Рамадана, — говорит рабочий бетонной фабрики. — При этом начальство фабрики жалуется, что им не совсем удобно планировать производственный процесс, раз они не знают заранее, когда рабочих не будет на местах. Я их хорошо понимаю. Но пока мы не видим месяца. Возможно, где-нибудь на планете молодой месяц уже виден. И там уже во всю празднуют».


Кто-то ждет новостей из Кувейта, кто-то — звонка с родины, а у турецкой диаспоры вообще свои правила. Пришло время для удобства европейских работодателей решить этот вопрос раз и навсегда, сказал в интервью телепрограмме «Нова» швейцарский философ Тарик Рамадан (Tariq Saïd Ramadan): «Мне кажется нам необходим в каждой стране национальный совет, который принял бы решение, когда всем одновременно начинать празднование окончания Рамадана. Безусловно, всех мусульман не объединить, но основная масса последует решению такого совета. На мой взгляд, будущее именно за сбалансированным подходом».


Нидерландская телепрограмма «Эйнвандаах» к завершению месяца Рамадана провела соцопрос среди проживающих в стране молодых мусульман. В опросе приняли участие около восьмисот юношей и девушек. Почти половина из них признались, что им тяжело бывает придерживаться традиционных для мусульманина правил, живя в Голландии. Треть опрошенных считает, что религиозные предписания для мусульман в западных странах должны быть смягчены. Также треть считают себя менее религиозными, чем их родители. 52 процента говорят, что степень их религиозности такая же, как у родителей. Лишь 8 процентов считают себя более верующими, чем предыдущее поколение. По результатам опроса, 72 процента молодых голландских мусульман посещают мечеть только по праздникам, однако три четверти опрошенных посещали воскресную религиозную школу, и 83 процента собираются в будущем отправить в такую школу собственных детей. При этом две трети высказали мнение, что религиозные школы пока недостаточно адаптрованы к жизни современного голландского общества. В ритуалах священного месяца Рамадана принимает участие подавляющее большинство мусульманской молодежи — 97 процентов.


«Когда целый месяц постишься, то думаешь все время о тех людях, которым все время нечего есть, начинаешь им больше сострадать, — говорит юный прихожанин из боснийской диаспоры. — В обычной суете как-то меньше обо всем этом задумываешься. Я во время поста больше всего думаю о войне в Боснии, о тех членах нашей семьи, которые погибли. Я думаю о том, что людям еще надо очень многое научиться понимать, и война как раз была таким уроком. Ведь мы не просто так потеряли близких, у всего были свои причины».


«В первый день Рамадана бывает особенно тяжело на работе, особенно в обеденный перерыв, — говорит операционная сестра Мунира Раху. — Но теперь этот вопрос решили, нам организовали молельную комнату в больнице, куда я в перерыв и ухожу. В целом, для меня Рамадан мало что меняет в рабочей ситуации. Я уважаю выбор тех моих коллег, кто решил не поститься. У нас есть один такой хирург, например. Он говорит, что если будет поститься во время Рамадана, то не сможет сконцентрироваться в операционной».


«Молиться, например, по пять раз в день — вот что у меня не всегда получается, — говорит двадцатитрехлетний Имад Эль Уарти. — Иногда просто не хочется, или я усталый прихожу домой с работы. А по правилам надо. И мои родители все равно молятся пять раз в день, что бы ни случилось. Они гораздо дисциплинированнее. Однако как только послушаешь таких политиков, как ультраправый Хеерт Вилдерс, то сразу хочется исправно молиться. Такие политики только укреплают ислам».


XS
SM
MD
LG