Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россияне хотят забыть октябрь 1993 года


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.



Андрей Шароградский : 15 лет прошло со времени событий, вошедших в историю как «конституционный кризис в России 1993 года». В результате конфликта сторонников президента Бориса Ельцина и Верховного совета 3 и 4 октября прошли вооруженные столкновения на улицах Москвы, в которых погибли, по официальным данным, 157 человек. По наблюдениям социологов, большинство россиян не хотят сегодня вспоминать те времена и делать выводы о том, кто был прав, а кто виноват.



Вероника Боде : 21 сентября 1993 года президент России Борис Ельцин издал указ № 1400 - о роспуске Верховного совета и Съезда народных депутатов. В Доме советов были отключены коммуникации, силы МВД начали его оцепление. Оборону Белого дома возглавили вице-президент Александр Руцкой и председатель Верховного совета Руслан Хасбулатов. После столкновений демонстрантов с ОМОНом на московских улицах сторонники Верховного совета взяли под контроль одно из зданий мэрии, а потом пытались проникнуть в здание телецентра в Останкино. Возле телецентра по ним был открыт огонь. 4 октября Белый дом взяли войска, верные президенту Ельцину. Говорит Руслан Хасбулатов...



Руслан Хасбулатов : Был расстрелян фактически самый демократический парламент, наверное, во всей российской истории. На Западе, к сожалению, тогда расстрел поддержали, Ельцина поддержали и приклеили ярлык нашему парламенту какой-то красно-коричневый. Парламентарная демократия умерла - она была расстреляна в 1993 году.



Вероника Боде : А вот как видит ситуацию Сергей Филатов, в то время - глава администрации президента Бориса Ельцина.



Сергей Филатов : Когда Верховный совет попытался использовать всю полноту власти у себя, то мы сразу увидели, что это путь тупиковый. Потому что он не даст возможности не только выйти из кризиса России, но и нормально развиваться. Именно тогда было принято решение об установлении сильной исполнительной власти. Для того, чтобы придать ей силу, конституционно было принято во главе государства иметь президента. В 1991 году президент был избран. Это было очень важно, потому что предстояли очень серьезные экономические реформы. Нам не только нужно было уйти от советской экономики, нам нужно было создать нормальную конкурентную экономическую среду, и не только экономическую - политическую - во всех сферах жизни. Когда начались в 1992 году, то Хасбулатов первый выступил против этих реформ и в последующем постоянно настраивал Верховный совет, и сам Верховный совет, в конечном итоге, Съезд народных депутатов выступили противниками тех реформ, которые начали проводить. Вот здесь прошел раскол между двумя властями. Четвертый съезд народных депутатов - подверглись колоссальной критике и обструкции практически экономические реформы, которые проводил Гайдар. Восьмой, девятый съезды - начались нападки на президента с тем, чтобы объявить ему импичмент. Тогда удалось выйти на референдум. Референдум показал, что полностью поддерживают и экономические реформы и Ельцина, против того, чтобы переизбирать сейчас президента, но за то, чтобы досрочно назначить выборы Верховного совета. Вот картинка какая была. Ельцин пошел на то, чтобы принять новую Конституцию, которая не дала бы возможности привести страну хотя бы к зачаткам гражданской войны.



Вероника Боде : А вот мнение Сергея Ковалева, в 1993 году - депутата Верховного совета, председателя Комитета по правам человека.



Сергей Ковалев : Если выбирать сторону в этом противостоянии, я не знаю ни одного приличного человека, который бы выбрал сторону Хасбулатова. Когда дело повернулось уже к финалу противостояния, когда начались предвоенные насильственные действия, плавно перетекшие в военные, у меня было впечатление (не знаю, я сейчас часто задумываюсь о том, что может быть оно было неверным), что у президента не находилось способов в зародыше пресечь гражданскую войну, иных, чем он предпринял.



Вероника Боде : По свидетельству аналитиков "Левада-центра", сразу после октябрьских событий 1993 года большинство россиян одобряло действия Бориса Ельцина, включая применение силы, и считало виновниками конфликта Руцкого и Хасбулатова. Но со временем ситуация менялась. Заведующий отделом социально-политических исследований центра Борис Дубин - о том, каково сегодня отношение россиян к тем событиям.



Борис Дубин : Во-первых, чума на оба ваших дома: и та сторона хороша, и та сторона хороша. И все больше и больше (до 38 уже процентов) населения затрудняются с ответом о том, как оценивать тогда происходящие события. Иначе говоря, не появилось такой инстанции, которая смогла бы сформулировать некоторую версию происходившего в октябре 1993 года в терминах ни той, ни другой стороны. Не нашлось точки зрения третьего. А вообще говоря, третий - это, собственно, и есть общество. Где двое - там гражданская война, а вот третий - это и есть та инстанция, которая представляет общество, разные точки зрения. Оказалось, что этой точки зрения нет. И по мере того, как ушел сам конфликт, но прежде всего, конечно, ушла не память о конфликте, ушло всякое массовое доверие к главному лицу, вокруг которого центрировались все оценки конфликта. Ситуация Ельцина 1995-1996-го и после выборов 1995-1996 года фактически вывела все события, с ним связанные, из интереса большинства россиян. Я бы это назвал прощанием с 1990-ми годами или вытеснением 1990-х годов, и все 2000-е годы не без влияния, конечно, власти 2000-х годов и массмедиа 2000-х годов, массовое сознание сказало: дайте нам забыть эти 1990-е годы, вычеркните их к чертовой матери из нашей памяти. Мы не хотим ничего об этом знать. И власть, в общем, вполне удачно, мне кажется, воспользовалась этой моделью, тем более что ко второй половине 1990-х годов не было худшего врага у массы российского населения, чем Горбачев, Ельцин и Чубайс. С опорой на три эти антифигуры большая часть российского населения сказала: не помним, не хотим помнить и не хотим оценивать и не хотим разбираться в том, что тогда происходило, дайте нам другое, дайте нам другого. В этом смысле другой был уже предсказан. И в 1999 году он пришел. И наступило другое. Именно сегодня в этом другом и живем.



Вероника Боде : Александр Черкасов, член правления международного общества «Мемориал», считает, что октябрь 1993-го имел большое значение для процессов, происходящих в российском массовом сознании.



Александр Черкасов: Генералы, которые допустили, по сути дела, события 3-4 октября, переход их в массовое кровопролитие, оказались награждены, но они же проводили служебное расследование. Разумеется, никому расследование достоверных событий не было нужно. Остались мифы, и осталась традиция нерасследования подобных событий. С тех пор все масштабные события в нашей стране - чеченские войны, взрывы домов, масштабные теракты - все трактуется обществом, как результат некоторого заговора. А если есть заговор - всеобъемлющий, всепобеждающий, значит, невозможно активное участие и действие ответственного гражданина.



Вероника Боде : В ходе октябрьских событий 1993 года погибли, по официальным данным, 157 человек, перестала существовать система советов и радикально изменилась структура власти в России. В 1994 году арестованные участники октябрьских событий были амнистированы Государственной думой.


XS
SM
MD
LG