Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нино Бурджанадзе опубликовала 43 вопроса к властям Грузии


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Москве Олег Кусов и в Тбилиси Георгий Кобаладзе.



Андрей Шароградский: Бывший спикер парламента Грузии, президент Фонда демократического развития Нино Бурджанадзе опубликовала в средствах массовой информации 43 вопроса властям страны, касающихся российско-грузинского вооружённого конфликта. Нино Бурджанадзе заявила, что она ожидает от официального Тбилиси публичных ответов, которые позволят ей поставить вопрос о степени ответственности властей в связи с августовскими событиями в Грузии.



Олег Кусов: Публикация списка вопросов властям Грузии позволила экспертам сделать вывод, что недавний соратник Михаила Саакашвили по "революции роз", экс-спикер парламента Нино Бурджанадзе уходит в радикальную оппозицию. 43 вопроса властям, по её словам, это ещё не предел: существуют ещё темы, которые могут быть подняты после 15 октября. В этот день в Женеве должна начаться международная конференция по ситуации в Южной Осетии и Абхазии. Слово нашему корреспонденту в Тбилиси Георгию Кобаладзе.



Георгий Кобаладзе: Тональность вопросов и их смысл наглядно свидетельствуют о позиции самой Нино Бурджанадзе относительно трагедии, постигшей Грузию, и её причин.


Итак, Нино Бурджанадзе спрашивает у президента Саакашвили:


- почему власти Грузии не смогли избежать прямого военного столкновения с Россией, несмотря на то, что друзья предупреждали Грузию о том, что Москва готовит ловушку именно в Южной Осетии?


- с какой целью велись боевые действия - восстановления конституционного порядка, защиты грузинского населения, отражения российской агрессии, либо уничтожения бандформирований?


- кто конкретно руководил военной операцией?


- почему грузинские войска начали в спешке отступать?


- почему в управление войсками принимал участие гражданские лица из ближайшего окружения президента Саакашвили?


- почему председатель парламента Давид Бакрадзе призывал население западногрузинских районов обороняться от агрессоров всеми подручными средствами, когда войскам был отдан приказ не оказывать сопротивления?


- почему не был создан оборонительный рубеж на реке Ингури, разделяющей Грузию и Абхазию, и российские войска беспрепятственно вошли на территорию западной Грузии из Абхазии?


- почему всеми силами был атакован именно город Цхинвали, а не Рокский тоннель, соединяющий Южную Осетию с Россией?


- признают ли власти, что проблема восстановления территориальной целостности Грузии сегодня сложнее, чем была до войны?


И так далее и тому подобное.


По всеобщему мнению, Нино Бурджанадзе не просто возвращается в политику, но переходит в радикальную оппозицию президенту Саакашвили, которому сама оказала неоценимую услугу в ходе «революции роз» ноября 2003 года, назначив (занимая пост и.о. президента) новые выборы после свержения Эдуарда Шеварднадзе.



Олег Кусов: Вопросы, поднятые Нино Бурджанадзе, злободневны для Грузии, но и их сегодня заслоняет проблема вывода российских войск из так называемой "буферной зоны", полагает главный эксперт Фонда исследования стратегии и межнациональных отношений Грузии Арчил Гегешидзе.



Арчил Гегешидзе: Очень много накопилось вопросов в целом у общества, очень много неясного или неубедительного мы слышим от властей через средства массовой информации, электронные СМИ, которые в основном все-таки подконтрольны властям. Более свободна наша пишущая пресса. И из этого канала информации появляется такая информация, которая наводит на определенные вопросы. Таких вопросов очень много накопилось, но эти вопросы не ставились и категорично не будут ставить, пока, как минимум, из так называемых "буферных зон" не будут выведены российские войска. То есть проблема оккупации или же деоккупации Грузии ставится во главу угла, и вопрос безопасности с этой точки зрения является высшим приоритетом сегодня. Что касается получения ответов на эти вопросы, они на сегодняшний день такого уровня приоритетом не являются, хотя они станут очень приоритетными, и я не исключаю, что в ближайшем будущем обществом эти вопросы будет ставиться. Насколько я знаю, госпожа Бурджанадзе, когда она презентовала эти вопросы к властям, сказала, что еще есть отдельные вопросы, которые сейчас не ставятся, потому что, как я сказал, в первую очередь нужно избавиться от непосредственных угроз, связанных с уходом российских войск из так называемых "буферных зон".



Олег Кусов: Некоторые политические круги на Западе хотели бы видеть во главе Грузии новую фигуру, в частности, Нино Бурджанадзе, но это не изменит политику официального Тбилиси в отношении Москвы, полагает руководитель Информационно-аналитический центр по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексей Власов.



Алексей Власов: Я бы не преувеличивал степень остроты противоречий между Саакашвили и теми, кого записывают в системную оппозицию ему после событий августа 2008 года. Потому что если внимательно вчитаться в перечень вопросов, которые были обозначены в этом списке 43 сюжетов, то они в основном касаются неэффективности и недостаточной продуманности подготовки военной операции в Южной Осетии. И самое главное - это вопрос: почему, несмотря на предупреждение стран - друзей Грузии, Михаил Саакашвили поддался на российскую провокацию? То есть совершенно очевидно, что Бурджанадзе и Саакашвили находятся по отношению к России примерно в одной системе координат, и расхождение между ними определяется скорее в тактике и в степени респектабельного обрамления того курса, который он проводит в отношении бывших непризнанных республик, то есть Абхазии и Южной Осетии, а через них и в отношении России. Там очень любопытный был вопрос: почему в зоне боевых действий находился мэр Тбилиси и на каком основании ему было предоставлено право на объявление временного прекращения огня? Это тоже вопрос, который ясно показывает, что и внутренние разногласия в коридорах тбилисской власти тоже попадают в эту зону конфликтности между "новой оппозицией" так называемой грузинской и нынешним президентом страны. Ну, а ключевой вопрос - это: признает ли грузинская власть свое поражение в войне? Я думаю, что подтекст такого вопроса Бурджанадзе: признает ли Михаил Саакашвили свое поражение и признает ли он, что другие, то есть те политики грузинские, которые оказались, в конечном счете, за бортом его властной команды, сумели бы сделать политику в отношении бывших частей Грузии более эффективной и более действенной, нежели это, несмотря на все обещания, сделал нынешний грузинский президент? Поэтому мне кажется, что вопросы эти скорее обращены к Западу и должны свидетельствовать, что да, есть в политической элите Грузии здравые взвешенные политики, которые будут проводить тот же самый курс, но более респектабельно, нежели это делает Михаил Саакашвили сейчас.



Олег Кусов: Ранее президент Михаил Саакашвили говорил, что власти готовы отвечать на многочисленные вопросы. А в ходе встречи с представителями местной администрации города Гори 10 сентября Саакашвили заявил, что он берет «полную ответственность» за все то, что произошло в Грузии в августе нынешнего года.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG