Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ключевое слово этой недели – «переводчики»


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева .



Марина Дубовик : «Переводчик». Чем приглянулось это слово Радио Свобода, узнаем от Лили Пальвелевой.



Лиля Пальвелева : Ключевое слово этой недели – «переводчики». Во вторник на волнах Радио Свобода прозвучало следующее:



Андрей Шарый : 30 сентября – это Международный день переводчиков. Причина в том, что сегодня в католической христианской традиции отмечается день Святого Иеронима, а Святой Иероним из Стридона, это городок на границе римских провинций Далмация и Паннония, считается покровителем всех переводчиков.



Лиля Пальвелева : Блаженный Иероним перевел на латинский язык Библию, то есть сделал ее понятной для соотечественников. Это был титанический труд, потребовавший знания еврейского и греческого языков. Так что, не случайно, когда в 1991 году было решено учредить профессиональный праздник, вспомнили именно об этом подвижнике.


В наше время интенсивных межнациональных контактов труд переводчиков востребован в самых разных сферах, но, как и прежде, переводы литературных текстов считаются особенно почетным делом. Впрочем, Нина Литвинец, благодаря которой мы можем читать на русском и «Контрабас» Зюскинда, и стихи Рильке, отмечает:



Нина Литвинец : Мы не сильно привлекательны в материальном смысле, эта профессия, к сожалению, до сих пор. Поэтому за эти годы, наверное, очень много талантливых ребят, которые могли бы переводить художественные тексты, могли бы неплохо их переводить, они ушли в перевод рекламных буклетов, в перевод каких-то вещей которые нужны на сегодняшний день, хорошо оплачиваемые и так далее. Талантливых ребят, которые могли бы работать в сфере художественного перевода, а это совершенно особая сфера. Мы понимаем, что это особый перевод. Это перевод, который требует, прежде всего, знания русского языка, великолепного им владения, и уже потом знание иностранного языка. Не наоборот. Вот, можно про русский вообще не говорить, иностранный знаешь – и хорошо.



Лиля Пальвелева : Ну а как обстоят дела у тех, кто все же пришел в профессию художественного перевода? Здесь тоже проблем хватает, считает Александр Ливергант, председатель творческого союза «Мастера литературного перевода» и главный редактор журнала «Иностранная литература».



Александр Ливергант : За последние, скажем, 15 лет свободной печати появилось огромное количество издателей, переводится огромное количество книг. Делать все это нужно очень спешно. Издатель подгоняет, переводчик перестает заниматься своим делом так добросовестно, как немногие из представителей нашей профессии, которые занимались переводом раньше. И мы все с вами прекрасно знаем и наблюдаем огромное количество переводов, появившихся на рынке, которые не соответствуют тому уровню, который мы хотели бы иметь. Добро бы еще сегодняшнее переводческое слово было просто мертвым. Оно очень часто бывает ложным, неверным, плохо подобранным. Переводчики, с одной стороны, далеко не всегда знают язык, с которого переводят, и еще чаще не обращают внимания на язык свой собственный. Происходит это по понятным причинам – мало читают, не видят большого смысла в том, чтобы текст, пусть даже и довольно средней литературы, звучал хорошо по-русски.



Лиля Пальвелева : Разумеется, сказанное не относится к лучшим образцам. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с переводами того же Александра Ливерганта, к примеру – старинной английской поэзии. Здесь двойная трудность. Мало того, что нужно было перевести с одного языка на другой, так еще и передать аромат староанглийского, который для современных носителей языка бывает столь же малопонятен и труден для восприятия, как для нас какие-нибудь Херасков или Ломоносов с их одами. И вот как выглядит у Ливерганта перевод стихотворения «Рыбе» Джеймса Генри Ли Ханта:


«Немые, пучеглазые на вид


Чудовища обители морской,


Соленою питаетесь водой,


Кровь стылая под жабрами бежит.


Молчат - пусть море стонет и бурлит!


Кружащийся страшилищ пестрый рой


Всех видов и мастей, на вкус любой,


Обет безбрачья вечного хранит».


В этом описании, так похожем на старинный натюрморт, ужас перед экзотическими чудовищами смешан с восторженным любованием ими. Ощущение архаизма возникает за счет барочного развития образа. При этом заметьте, ни одного устаревшего слова переводчик не использует!



XS
SM
MD
LG