Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обещает ли судебная реабилитация императорской семьи дальнейший пересмотр событий начала ХХ века?



Владимир Кара-Мурза: Сегодня президиум Верховного суда России принял решение о реабилитации последнего российского императора Николая Второго и членов его семьи. Президиум Верховного суда постановил: признать необоснованно репрессированными и реабилитировать Романовых Николая Александровича, Александру Федоровну, Ольгу Николаевну, Татьяну Николаевну, Марию Николаевну, Анастасию Николаевну и Алексея Николаевича. Таким образом суд удовлетворил надзорную жалобу адвокатов дома Романовых на отказ реабилитировать членов царской семьи. Президиум постановил отменить определение судебной коллегии Верховного суда, в котором Николай Второй и члены его семьи были признаны не подлежащими реабилитации. Ранее Российский императорский дом заявлял, что будет добиваться реабилитации царской семьи только на территории России, но не исключал обращения в Европейский суд по правам человека, сохранял возможность прямого обращения к президенту страны. О том, обещает ли судебная реабилитация императорской семьи дальнейший пересмотр событий начала 20 века, мы говорим с советником первого вице-премьера председателя комиссии по перезахоронению царской семьи Виктором Аксючицем. Считаете ли вы сегодняшнее решение президиума Верховного суда России исчерпывающим?



Виктор Аксючиц: С одной стороны это решение эпохальное, а с другой стороны остается целый ряд вопросов. Почему так долго это решение принималось? Почему многие судебные инстанции и Генеральная прокуратура отказывала в этом разумном и в правовом смысле оправданном решении? И почему реабилитировали всех расстрелянных в ипатьевском доме и даже не всех, кто был расстрелян и репрессирован по царскому делу. Целый ряд вопросов. Вместе с тем должен сказать, что само такое решение способствует восстановлению исторической справедливости, утверждению правопреемственности российского государства в глазах мирового сообщества и в истории, способствует укреплению стабильности в обществе, я в этом убежден, и способствует увеличению международного престижа и статуса российского государства. Вот хорошо, если бы это решение было доведено до конца. О некоторых аспектах его я бы хотел сегодня тоже рассказать.



Владимир Кара-Мурза: Адвокат Герман Лукьянов, повершенный в делах Российского императорского дома, приветствует торжество правосудия.



Герман Лукьянов: Это очень радостное событие, идет торжество идеи справедливости и права. Те доводы, которые приводила великая княгиня Мария Владимировна, они известны всему миру и все знают, что члены царской семьи содержались под стражей, нарушались их права, свободы. То есть они прошли все лишения, которые возможно было представить. Потом император Николай Второй был расстрелян по приговору уральского совета и был признан виновным в бесчисленных насильях над русских народам. Данный приговор был утвержден высшим органом власти Всероссийским центральным исполнительным комитетом в лице президиума. Очень хочется надеяться, что данное решение президиума Верховного суда Российской Федерации будет позитивно сказываться и на других юридических вопросах относительно реабилитации жертв политических репрессий.



Владимир Кара-Мурза: Какие вопросы, по-вашему, требуют дальнейшего разъяснения?



Виктор Аксючиц: Прежде всего хочу согласиться с тем, что было сказано. Надо сказать, что действительно странно, что судебные власти и генпрокуратура принимали по существу немотивированные законом решения. Совершенно очевидно, что органы советской власти действовали в ситуации, как они тогда говорили, революционной законности, то есть они узурпировали все виды и ветви власти, то есть советы обладали законодательной властью, исполнительной властью и судебной властью. Их решения были на тот момент законными по той законности, которую они приняли. И в этой связи есть целый ряд свидетельств о том, что власти принимали решения, а не какие-то бандиты с большой дороги. Например, есть телеграфное сообщение уральского совета председателю совнаркома Ленину и Свердлову о расстреле царя Николая Второго, где пишется, что в виду приближения, это 17 июля 17 года, где в телеграмме пишется, что в виду приближения неприятеля к Екатеринбургу и раскрытию чрезвычайной комиссией большого белогвардейского заговора, имевшего целью похищение бывшего царя и его семьи, императорская семья расстреляна. Далее интересен такой документ, как протокол заседания президиума ЦИК от 18 июля 17 года, где присутствовали Свердлов и, соответственно, все остальные. И где буквально записано: слушали сообщение о расстреле Николая Романова по телеграмме из Екатеринбурга, постановили, по обсуждению принимается следующая резолюция: ВЦИК в лице своего президиума признает решение уральского совета правильным. Вот вам пожалуйста, то есть власть фактически принимала это решение, тут все очевидно. А вот вопросы, которые встают в связи с этим, следующие: почему императорский дом и княгиня Мария Владимировна подали заявление в Генеральную прокуратуру только о реабилитации императорской семьи, ведь в ипатьевском доме были расстреляны еще люди, которые с ними был. И совершенно очевидно, что с правовой точки зрения и с нравственной точки зрения необходимо реабилитировать. Но кроме этого известно, что расстреляны по так называемому царскому делу, то есть в связи с расстрелом императора и его семьи, было расстреляно много князей, родственников императора и много лиц, связанных с ними, всего было расстреляно 41 человек. Помимо этого были репрессированы, либо поражены в правах, либо были в ссылку сосланы, либо посажены в лагеря и тюрьмы, еще 39 человек. Их тоже необходимо реабилитировать - это совершенно очевидно. Таково решение. Если бы Мария Владимировна в этом смысле обращалась бы в Генеральную прокуратуру с таким заявлением, то это было бы понятно, почему нужно отстаивать только права своих родственников или проводить требовать такого решения по социальному признаку. Исходя из этого, я в ноябре 2002 года подал заявление в комиссию при президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий на имя председателя Яковлева, где я как раз привожу список всех репрессированных, всех расстрелянных, где обосновываю с правовой, с исторической, с нравственной точки зрения необходимость реабилитации их всех. К сожалению, мне тогда позвонили из комиссии и сказали, что сейчас рассматривается заявление Марии Владимировны, когда будет рассмотрено, тогда к этому вернемся. Прошло сколько лет, пора уже возвращаться к подлинному, полноценному решению.



Владимир Кара-Мурза: Протоирей Михаил Ардов, настоятель храма Царя-мученика Николая Второго, по-человечески разочарован в произошедшем.



Михаил Ардов: На мой взгляд, это довольно вредная акция и это печальное событие. Потому что это событие как бы оправдывает большевиков. И то, что Мария Владимировна и все эти кирилловцы, которых я не признаю законным претендентами на российский престол, поскольку ныне опубликован документ, который государь Николай Александрович написал о лишении Кирилла Владимировича в результате его неправедного брака прав на российский престол, это их политиканство. Они хотят, кирилловцы, сейчас стать частью российского истеблишмента. Они с 90 годов навязывают себя России. Что же касается реабилитации государя, то я не устаю повторять: надо требовать было не реабилитации государя и его семейства, а суда над преступной организацией ВКБ – КПСС со всеми преступлениями, которые они совершили в течение 70 лет над этой несчастной страной.



Виктор Аксючиц: Вряд ли такой радикальный подход плодотворен. Конечно, очевидно, что необходим был суд над ВКП(б) - КПСС и над коммунистической идеологией, конечно, не над страной. Жаль, что такой суд не произошел в свое время, в начале 90 годов. Я со своими друзьями предлагал это сделать. Если бы это было сделано, то сегодняшняя российская власть, которая считает себя не коммунистической, которая считает себя правопреемницей не только Советского Союза, но и Российской империи, было бы легче решать многие вопросы. В частности, никакая бы Украина не могла голодомор объявить, что виновата в этом Россия. Это был геноцид не украинского народа, все народы России подвергались геноциду со стороны коммунистического режима. И русский народ в наибольшей степени. В русских губерниях погибло не меньше, а больше людей от голода 24 года и от голода при коллективизации в начале 30 годов. Если это было бы когда-то внятно сказано, то тогда к нынешней власти российской невозможно было бы предъявлять претензии. Вместе с тем я согласен с тем, что было сказано, что, конечно, так называемый дом Романовых состоит из трех человек - это Мария Владимировна, великая княгиня Мария Владимировна, ее мать и ее сын. А абсолютное большинство, и они претендуют на российский престол и в этом качестве подавляли заявление о реабилитации и, очевидно, тоже с какими-то целями в этом смысле. Но все остальные родственники Романова, а их очень много сейчас, не признают никакой дом Романовых, и в отличие от жителей дома Романова они и не претендуют на престол российского императора.



Владимир Кара-Мурза: Писатель-историк Рой Медведев, бывший народный депутат СССР, считает пустые хлопоты излишними.



Рой Медведев: Конечно, расстрел царской семьи – это преступление, для этого не надо было проводить реабилитацию. Реабилитация уже несколько раз проходила раньше, уже похороны царской семьи в Петропавловской крепости были реабилитацией. Уже причисление к сонму мучеников или святых было реабилитацией. То, что происходит сегодня, это формальный акт, юридическое заключение, которое имеет бюрократическое значение, с точки зрения политической реабилитация состоялась, убийство царской семьи общественностью признано преступлением, потому что любая революция является нарушением закона и большевистская революция в этом ничем не отличалась, и она открыто говорила, что она опирается на прямое насилие, а не на закон. То есть сама революция с точки зрения предыдущего режима является преступлением. Поэтому я не придаю слишком большого значения этому событию.



Конечно, лучше всего было бы осудить саму революцию и весь коммунистический режим, но если этого не произошло, необходимо делать то, что можно. Безусловно, реабилитация необходима с правовой, с нравственной точки зрения хотя бы потому, что убийцы, люди, которые расстреливали императора и его семью и других родственников императорской семьи, они были реабилитированы, потому что затем при Сталине в 30 годы были расстреляны, репрессированы, их убийц реабилитировали, а убиенных нет, как-то странно. С другой стороны, юридически правильно провести реабилитацию во всех отношениях, в том числе, почему я говорил.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира Ивановича.



Слушатель: Страна, добрый вечер. Два вопроса. Первый комплимент Рою Медведеву по его реплике. Я думаю, он интересную бы дал характеристику расстрелянным детям в Беслане. Первый вопрос: приведет ли реабилитация царской семьи к материальной компенсации и возврата собственности царского двора? И второй вопрос: значит ли, что реабилитации подлежит великий князь, расстрелянный в 1919, один из основоположников русской нумизматической науки?



Виктор Аксючиц: Вы затронули очень важный вопрос, а именно вопрос о восстановлении имущественных прав реабилитированных. По закону, который принят в октябре 91 года о реабилитации, в этом законе сказано, из него вытекает, что, безусловно, необходимо восстановить имущественные права реабилитированных. И я думаю, что именно опасения генеральной прокуратуры и наших судебных властей того, что имущественные требования Романовых будут очень большими, как раз была причиной того, что эта реабилитация затянулась. Действительно известно, что великая княгиня Мария Владимировна отказалась от имущественных прав, но это она отказалась как бы лично за себя и за свой дом Романовых, но это не исключает, что все родственники любые из них вправе по нашему же закону предъявить эти права. Так вот, изучив этот закон и эту ситуацию, можно сказать, что здесь нечего бояться, это какие-то фобии. По этому закону четко прописано, если следовать букве закона, то совершенно очевидно, что таковое восстановление имущественных прав реабилитированных может быть вполне символическим, то есть небольшим, даже суммы прописаны в этом законе. Понятно, что он принимался в 91 году, тогда были другие деньги, другие стоимости. Там даже суммы компенсации прописаны. То есть с одной стороны необходимо соблюдать закон и довести дело до конца и проводить не реституцию, термин реституция в этом законе, насколько я помню, не употребляется, а провести восстановление имущественных прав, и оно может быть вполне символическим, но вполне реальным, например, подарить какой-то из дворцов, который принадлежал семье Романовых, родственникам Романовых с тем, чтобы это был какой-то мемориал истории семьи Романовых, дома Романовых трехсотлетнего еще чего-то. Буква и дух закона были бы исполнены. С другой стороны, это открывает большие возможности для нашего будущего. Как я уже говорил, такого рода шаги, восстановление, почему-то Рой Медведев считает, что это неважно, только аспекты важны, а юридические неважны. Как раз юридические аспекты, правовые очень важны. Чем больше наша власть будет руководствоваться правом, чем больше наша власть будет восстанавливать не только нравственную преемственность, но и правовую преемственность, тем больше она будет полноценно считаться правопреемницей Российской империи, российского государства и тем большим она будет обладать авторитетом правовым и нравственным и внутри страны, и в международном сообществе.



Владимир Кара-Мурза: Когда десять лет назад вы организовывали церемонию перезахоронения царских останков, приезжали туда родственники, поднимали ли они вопрос о судебной реабилитации императорской семьи?



Виктор Аксючиц: Нет, тогда не поднимали, потому что само захоронение было таким эпохальным историческим событием. Вспоминаем, что огромное стечение народа и провожали останки в Екатеринбурге, огромные массы народа встречали на всем пути этого кортежа, который из аэропорта вез останки в центр Петербурга. Это было зрелище совершенно реального национального покаяния. И президент, как глава государства, тоже принес покаяние. Вместе с тем что-то было недоделано, это потом осозналось, потому что очень много сил было потрачено на то, чтобы довести это дело до конца, идентификацию захоронения. Потом, раздумывая над этим, в частности, я и мои друзья осознали, что какой-то нонсенс. С одной стороны, президент страны извинился и покаялся перед останками за содеянное убийство. А с другой стороны, юридически, строго говоря, Романовы остаются преступниками, потому что не реабилитированы никак. Вот этот нонсенс, вот эта бессмыслица были как раз убраны современным решением президиума Верховного суда. Надо сказать, что на захоронение были все родственники в Екатеринбурге, кроме как раз дома Романовых, кроме трех лиц, великой княгини Марии Владимировны, ее матери, ее сына. Мне, например, лично меня интересует вопрос, как они будут претендовать на то, что они являются наследниками императорского дома при том при всем, что они не присутствовали на захоронении их останков. Совершенно очевидно, что эти останки подлинные, уже подтверждается и современной экспертизой, которая была проведена в связи с обретением останков еще двух детей. В связи с тем, что на новом современном уровне через десять лет, наука очень быстро развивается, используя современные технологии, были еще раз исследованы и останки, соответственно фрагменты останков тех людей, которые были захоронены в 98 году. И кроме того обретены, тоже в прессе было известно, обретена рубашка в Эрмитаже императора Николая Второго, в которой он был ранен, на которой следы крови, и тоже проведена экспертиза и тоже все подтвердилось. Во всех отношениях наука, экспертиза все подтверждает и в скором времени это будет официально объявлено. Сейчас официально не объявляется только по одной причине, что, насколько я знаю, в этой экспертизе нашим великим очень крупным ученым профессором Рогаевым, который одновременно работает в американской лаборатории, и в лабораториях в России, провел исследования, используя не только современные технологии, но и индивидуальное личное ноу-хау. Поэтому происходит оформление научных открытий, что требует публикаций в определенных журналах и так далее. После того, когда это произойдет, будут окончательно документированы все эти исследования, представлены на решение нашему правительству, в том числе о захоронении и цесаревича Алексея, и княгини Марии. Когда это произойдет, для меня загадка, как себя будет вести и чувствовать великая княгиня Мария Владимировна.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Сергея, радиослушателя из Армавира.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Как говорится, лучше поздно, чем никогда, это я говорю о реабилитации царской семьи. Немножко огорчительно это звучит. Неужели царь был преступником? Понятно, что нет. У меня такой вопрос будет Виктор Аксючицу: скажите, если признали реабилитацию царской семьи, конечно, не сегодняшняя компартия расстреляла, но все равно, надо ли эту организацию признать преступной?



Виктор Аксючиц: Да, дорогие соотечественники, мы должны осознавать величие, а именно решение президиума Верховного суда заключается не столько в том, что реабилитирован император и его семья, а это нынешняя российская власть себя реабилитировала, она поступила так, как должна была поступить перед лицом вечности, перед божественными законами, земными законами. Поэтому в этом смысле вы правы, конечно же, император не был преступником, но реабилитировать его нужно было, безусловно.



Владимир Кара-Мурза: Станислав Думин, герольдмейстер Российского императорского дома, ожидал справедливого приговора.



Станислав Думин: Ситуация была предельно ясная. Люди смеялись, когда представители юридической системы уверяли, что Николай Второй не был политическим заключенным, что он не подвергался репрессиям, а убийство было уголовным преступлением. Это просто было смешно. К сожалению, эта смешная точка зрения на протяжении многих месяцев преобладала в судебных рядах. Но все-таки, слава богу, есть высший суд что называется. Это действительно здорово, начало России нашей страны к нормальности, в том числе в юридической системе, а это самое главное. Очень важно, чтобы закон выполнялся. Дело ведь не только в Николае Втором, это были люди не просто убитые уголовниками, а были незаконно казнены от имени государства. И наконец в нашем государстве нашлась инстанция высшая судебная, на то уполномоченная, которая не побоялась признать ответственность нашего государства за это преступление. Только через покаяние идет очищение. Вот это очищение все-таки произошло.



Виктор Аксючиц: Я очень давно говорил и выступал с тем, что необходим суд над коммунистами, над этими преступниками. Но вместе с тем необходимо в каждой исторической ситуации принимать все-таки реальные решения. В этих условиях можно было говорить, что если мы считаем, что коммунисты преступники, то мы не должны признавать их законов, а мы же все-таки живем в условиях какой-то законности. Можно называть систему остаточной законности или систему законности переходного периода от коммунистического тоталитаризма к традиционной России. Но тем не менее, эту законность всеми силами и воссоздавать. И если в свое время не прошел суд типа Нюрнбергского процесса над коммунистической идеологией прежде всего и затем, соответственно, над основными созидателями, время упущено, сейчас вряд ли имеет смысл к этому возвращаться. Но это не исключает того, что сейчас необходимо принимать какие-то решения. И прав слушатель, который звонил сюда, что эта реабилитация ставит вопрос о некоторых решениях. Например, вопрос о том, почему главный убийца реабилитированных только что ныне, его останки на центральной площади страны, которая является символом российской государственности, почему его мумия лежит в мавзолее. Соответственно, этот вопрос встает и рано или поздно будет решаться. Очевидно, что наша власть достаточно робко подходит к этому вопросу, учитывая, что у нас миллионы людей, считающие себя коммунистами, и для них Ленин является высшим авторитетом. Но, очевидно, приближается время, когда необходимо принимать адекватные решения. И раздаются голоса, что необходимо убрать эту мумию, захоронить мумию по христианскому обряду. У меня несколько иная точка зрения, я уже высказывал на Радио Свобода. Заключается она в том, что это вождь коммунистов. Коммунистам эту мумию нужно отдать. Ее нельзя содержать на центральной площади страны за государственный счет, за счет государственного бюджета, наши с вами средства. Очевидно, что большинство населения страны не являются коммунистами, не в смысле членами коммунистической партии, а в смысле идеологическом. Даже верующих в нашей стране, намного больше, чем людей с коммунистическим, атеистическим убеждением. Так вот не за счет государства эту мумию держать, а дать ее коммунистам. Отдать ее, например, либо музею Ленина, либо музею в Горках. Если они хотят, посоветовавшись с родственникам, похоронить, придать земле, может быть по христианским обрядам, а если захотят, могут эту мумию содержать за свой счет в этом музее. Это было бы исторически оправданное решение. Но то, что необходимо убирать этот псевдомемориал на площади, где проходят государственной значимости события церемонии и вместе с тем иногда приходят увеселительные концерты, рок-концерты, где детский каток регулярно организуется, мы должны отдавать себе отчет, что это пляска на костях, на кладбище. С этой точки зрения все это оттуда нужно убирать, разные могут быть пути, создавая общий мемориал исторический.



Владимир Кара-Мурза: Писатель Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра», отмечает усиление монархического проекта.



Александр Проханов: Вопрос о реабилитации царя стоял давно, причем он стоял в недрах государства, которое считает большевистский режим преступным. Однако реабилитация имеет другую природу. Я сам возражал против реабилитации, считая, что для святых она не нужна. Поскольку все-таки род Романовых настоял на этой реабилитации, а власти под нажимом этого рода, не общественности, потому что суды были против все время и явно небывалое давление со стороны власти. Суд реабилитировал Романова, я сделал вывод, что монархический проект, проект восстановления монархии в России очень актуален. Само восстановление монархии в России, возведение на престол наследников Романова достаточно серьезный и длительный юридический акт. И юридический документ, реабилитирующий царя, является первым в череде документов и косвенно свидетельствует о том, что монархический проект рассматривают серьезно, и он постепенно через юридические акты начинает реализовываться.



Виктор Аксючиц: Совершенно очевидно, что для всех умерших, то есть души, которые отлетели с земли, конечно, для них самих реабилитация не нужна, тем более для душ святых. В том-то и дело, что она нужна нам, живущим здесь прежде всего. То, что касается монархического проекта, я не думаю, что власть мотивировалась прежде всего этим. То, что монархистское сознание просыпается, и я, как убежденный конституционный монархист, уже несколько десятилетий вижу это - это очевидный факт. То, что может быть монархическое сознание как-то задевает высшие эшелоны власти, может быть это так. Вместе с тем я как убежденный монархист знаю, что монархия единственная форма правления, которую невозможно завести с черного хода, ее нельзя установить насильственно, даже демократию можно насильственно установить, мы видим примеры за последнее десятилетие, диктатуру можно установить насильственно, монархию нельзя установить насильственно, монархия может быть принята единодушным выбором нации, народа, как это было, как это было на Земском соборе после Смутного времени в 17 веке, когда избрали первого Романова. Я думаю, что Россия к этому идет, но к этому можно придти только тогда, когда абсолютное большинство населения страны согласиться с этим монархическим проектом, но еще раз повторяю, невозможно навязать насильственно. Но если и коль это произойдет, я не думаю, что маловероятно, что монархия будет из дома Романовых. Я согласен с большинством представителей семьи Романовых, дома Романовых, которые считают, что у Романовых нет никаких исторических прав претендовать на престол в России.



Владимир Кара-Мурза: Лидер Международного евразийского движения Александр Дугин не преувеличивает идеологическую суть сегодняшнего приговора.



Александр Дугин: Конечно же, восхищения большевистским режимом в российском современном обществе далеко нет. Другое дело речь идет о восстановлении более адекватного исторического видения. Поскольку действительно царская семья была жертвой террора революционного. И высказать более адекватную версию прошлого конечно чрезвычайно важно, в том числе в таких сильных юридических органах.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.



Слушатель: Добрый вечер. В Туле на площади стоит памятник Ленину, разорили могилу княгини Шаховской и на плитах установили фигуру Ленина. И по всей матушке России стоят постаменты этому людоеду. Когда их уберут? И почему улицы в каждом городе преступника такого-то, такого-то, вы все знаете.



Владимир Кара-Мурза: Означает ли сегодняшний приговор и косвенный упрек в адрес большевистского режима тогдашнего?



Виктор Аксючиц: Это не косвенный упрек, а прямой упрек. Если решение о расстреле принимали лидеры большевистского режима и идеологи большевистского режима, то просто явное историческое свидетельство преступности этого режима наряду со многими другими. И что важно, что эта реабилитация поставила, подвинула, эти вопросы стоят, но подвинула решение вопросов, что необходимо потихонечку освобождаться от этой коммунистической химеры, от этой богоборской античеловеческой, человеконенавистнической идеологии, которая и привела к невиданным жертвам. Напомню, что собственно гражданская война началась с расстрела императорской семьи. После этого началась гражданская война, которая унесла 15 миллионов жизней русских людей, российских граждан. Дальше действительно встает вопрос, почему бы нам не подумать, с какой стати такое количество истуканов Владимира Ильича стоит по стране. Понятно, что это историческая личность, понятно, что необходимо ставить памятники, но не такое количество. Понятно, что после Нюрнбергского процесса памятники Гитлеру невозможно себе представить в Германии или на просторах в Европы. У нас не было Нюрнбергского процесса. Может быть какое-то количество памятников можно ставить, но не такое огромное, как сейчас правильно говорит слушатель. Дальше встает целый ряд других вопросов, то есть определенного рода декоммунизация нашей жизни после решения высшей судебной инстанции, она необходима, и актуальна, и она должна проводиться.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Натальи.



Слушательница: Добрый вечер. Я поздравляю всех монархистов. Я счастлива, что произошло такое событие, даже с трудом в него верю. Мы действительно являемся страной тех, кто убивал, и мы сегодня приоткрыли завесу, и мы, страна сегодняшнего дня, где убили помазанника божьего царя. Хочется, чтобы чистыми руками, если монархическая идея для того, чтобы страну усмирить в духовном плане, если идея будет разрабатываться, то чистыми, духовно чистыми руками.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Магомеда.



Слушатель: Добрый вечер. Все ваши слушатели предвосхитили мои вопросы, и мне пришлось по ходу импровизировать. Достаточно одного, что иногда по телевидению говорят, что Ленин по приказу расстрелял три миллиона казаков. И мне очень трудно представить, чтобы когда-нибудь в Израиле назвали проспект имени Геббельса.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, повлечет ли сегодняшняя реабилитация царской семьи целую череду исков родственников и других врагов советской власти?



Виктор Аксючиц: Если вы имеете в виду имущественные иски со стороны семьи Романовых, то есть родственников Романовых, я не думаю, что так. Я многих знаю лично, это достойные люди, достойные потомки своих достойных предков. А вот не иски, а скорее всего постановка вопросов, которые ставят наши слушатели, я думаю, может быть актуальны. Именно об излишней коммунизации нашей жизни. Очень много, слишком много, несоразмерно много по отношению к состоянию нашего общества, нашей страны, нашего государства коммунистической символики. Слишком много всякого коммунистических мифов господствует в общественном сознании, всякого рода фобий таких империалистических, атеистических. Я как православный человек вижу, что постановка преподавания православной культуры, постановка этого вопроса вызвала настолько агрессивную, ажиотажную атаку со стороны атеистов даже высокого ранга, наших крупных ученых, например, даже имеющих нобелевские премии. Будущими атеистами, материалистами, коммунистами, некоторые из них состоят в КПРФ, они ведь предъявляют требования, которые тянут нас в тоталитарное коммунистическое прошлое. Потому что, объявляя, говоря об излишней клерикализации в России, они не видят, что, например, во всех европейских странах, светских странах эта самая клерикализация присутствует в значительно большей степени, чем у нас в России. Там преподаются религиозные дисциплины, во всех университетах существуют факультеты теологии, там, естественно, в средних учебных заведениях преподаются. Можно массу примеров привести. Скажем, в Германии существует конкордат, то есть договор между государством и тремя религиозными конфессиями о взаимодействии, в Финляндии законом признала государственными конфессиями православие и протестантизм, но это светское государство. А вот то, к чему призывают наши атеисты, борясь с преподаванием основ православной культуры, они по существу руководствуются коммунистическими, атеистическими фобиями. И все это обсуждается и всему это придается большое значение, а не дается себе отчет, что это миф из прошлого. И в этом смысле освобождение от коммунистических мифов, прежде всего нашего сознания, конечно, необходимо и через символы освобождение от символики, от памятников многих по всей стране, это проблема нашего прежде всего гражданского общества, проблема людей, а не власти. Мы должны перед властью ставить этот вопрос, общественность.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Я согласен с господином Прохановым, что вердикт верховного суда политическое решение, а отнюдь не юридическое. А вам, господин Аксючиц, я хочу напомнить слова господина Герасимова, он тоже говорил, что если вы не все понимаете, значит вам не обо всем рассказывают. Вопрос такой: вы дайте сначала четко юридическое определение, что такое репрессия, что такое реабилитация. И еще реплика: почему суд должен быть над КПСС, а не над Россией? Режим был преступным в России. А Николая Второго хотели передать в комиссию в Москву, там судить. И гражданская война началась не после расстрела, она в России много раз была, началась она в феврале-марте 17 года.



Виктор Аксючиц: Я даже немножко задумался, потому что такие вопросы поставлены. Прежде всего, конечно же, романовский режим, как было сказано, никогда не был преступным, достаточно сравнить масштабы репрессий и количество убитых, людей, репрессированных при императорской России, при коммунистическом режиме - несопоставимые цифры. Нужно просто сказать, что при коммунистическом режиме было репрессировано, убито больше людей, чем в какой-либо другой стране, больше, чем в Германии фашистской. Германский режим не уничтожал немецкую нацию, он погиб в основном из-за того, что Гитлер развязал войну, большие войны с соседними государствами. А сталинский режим, коммунистический режим уничтожал прежде всего своих людей, десятки миллионов людей были уничтожены в лагерях, были уничтожены голодом, были уничтожены этой гражданской войной, которая отнюдь началась не в феврале-марте 17 года, был так называемый февральский переворот, но это не гражданская война. Не воевали граждане друг с другом - это была бескровная война. И затем началось, как пишут коммунистические советские учебники, бескровная победа советской власти с октября 17 года, когда большевики захватили власть, бескровное шествие советской власти по просторам России, оно длилось в течение нескольких месяцев. Действительно войны не было, были отдельные жертвы, но по сравнению с революционными событиями, это бескровные события, это очевидные факты. А вот гражданская война, когда брат на брата, отец на сыновей восстал по всей стране, когда миллионы людей столкнулись в братоубийственной битве, началась именно после расстрела императорской семьи.



Владимир Кара-Мурза: Историк и литератор Яков Гордин требует развития достигнутого успеха.



Яков Гордин: Теперь должны вступить в дело историки и всерьез и объективно объяснять нашему обществу, что же такое происходило во время царствования Николая Второго, в чем он конкретно виноват, если он виноват. При этом речь идет о реабилитации, то есть о признании неправосудного действия власти по отношению не только к Николаю Второму, но и к его семье. Тут уж никаких сомнений нет - это в чистом виде уголовное преступление. И поскольку решение о бессудном расстреле не только императора, но и его семьи, детей, горничной, повара, то есть абсолютно ни в чем неповинных людей, решение об этом бессудном расстреле принимали конкретные люди, скорее всего это были Ленин и Свердлов, то теперь встает вопрос об ответственности тех, кто принимал это решение.



Виктор Аксючиц: Конечно же, император Николай Второй ни в чем не виноват перед тем, кто его убил. Вот даже то самое решение, которое принимал уральский совет, он принимал на основе инспирированной лжи. Как было сказано, был большой белогвардейский заговор, имевший целью похищение царя, но это просто ложь и даже бред. Потому что известно, что в белом движении не было ни одной монархической группы, ни одна белая армия не воевала за восстановление монархии в России. Они все были либо либерально-консервативной ориентации, либо демократической ориентации. То есть такого заговора не только не было тогда, но и не могло быть по логике вещей. Можно говорить о вине императора Николая Второго в совершенно другом измерении, в таком метафизическом, духовном измерении, в той степени, в какой виноваты все сословия, правящие в России, которые, к сожалению, довели Россию до такого рода кровавой революции и последующих событий, гражданской войны и невиданных репрессий. Скажем, император может быть виноват в том, что он проявил слабину и отрекся от престола, когда на него надавили. Но когда мы изучим эти события и увидим, что все вокруг его предали, все вокруг отреклись от монархии и что все главнокомандующие фронтов потребовали его отречения, представляете, люди, которые приносили ему присягу, и глава генштаба Алексеев подтвердил это, его братья великие князья тоже от него этого требовали. Представляете, вся дума, все партии в думе объединились с этим. Конечно, с одной стороны, вот если бы он выдержал, император, это давление и не отрекся бы от престола, а проявил волю и мужество, и Россия перешагнула бы этот пик, это стояние на вершине и не рухнула бы в пропасть, это совершенно точно. Но с другой стороны, очевидно, что вряд ли у кого-то другого таких человеческих сил выдержать это давление. И он, отрекаясь от престола, написал, помните: кругом трусость, предательство и измена. Можно говорить о вине, но вряд ли это вина. Все сословия России в этом смысле виноваты. И учитывая этот факт, русская православная церковь все-таки канонизировала императора не как святого, не по его праведной жизни, а как страстотерпца, то есть смерть, мученическую смерть за то, что он был императором и за то, что он был в качестве императора главой церкви.



Владимир Кара-Мурза: Известно, что вслед за царской семьей были казнены его родственники. Как вы считаете, последует ли теперь судебная реабилитация и этой части династии?



Виктор Аксючиц: Я думаю, что из принятого решения просто логически следует, что надо реабилитировать всех людей, которые, во всяком случае, на сегодняшний день мне известны и известны моим друзьям, которые занимались этой темой, которые были репрессированы, расстреляны, поражены в правах. Безусловно, по логике событий должно быть так, и меня удивляет, что это не произошло до сегодняшнего дня. Я думаю, что та разумная позиция, которая победила наконец в судебном решении, хотя на самом деле какой-то абсурд, сначала генеральный прокурор отказывает, потом все судебные инстанции отказывают, а потом президиум Верховного суда принимает прямо противоположное решение всем судам инстанциям. Это говорит о низкой правовой культуре может быть, а может быть о низкой нравственной культуре, духовной культуре, исторической культуре людей, которые принимают такие решения. Этот шаг должен подвигнуть к тому, чтобы люди осознали, что происходит и какие решения надо принимать.



Владимир Кара-Мурза: Сегодня представители КПРФ выразили протест в связи с реабилитацией царской семьи. Как вы считаете, усилит ли это идеологический раскол в российском обществе?



Виктор Аксючиц: В российском обществе идеологический раскол не усилит, потому что КПРФ представляет из себя абсолютное меньшинство населения, причем населения все-таки пожилых людей в основном, но им ничего не остается делать, поскольку коммунисты не отказались от ленинизма, от Ленина как вождя коммунистического. Если бы они это сделали, если бы они дефилировали в 70 годы к социал-демократии, это была бы партия, не только партия прошлого, но и партия настоящего и партия будущего. На сегодняшний день это партия прошлого, она не имеет никаких перспектив, и в этом смысле от нее не может исходить общенациональный раскол.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, приблизит сегодняшняя реабилитация царской семьи церемонию перезахоронения останков обретенных Марии Николаевны и Алексея Николаевича?



Виктор Аксючиц: Я думаю, что скорее не приблизит в том смысле, что это захоронение готовится своим чередом. Насколько я знаю, уже предварительно приняты какие-то решения властью об этом, просто все ждут конца юридического, сначала научного оформления всех совершенных экспертиз и изысканий, прежде всего историческая большая экспертиза проведена, все это необходимо оформить, юридически оформить, правильно оформить, чтобы потом не предъявляли каких-то претензии. И затем уже власть будет принимать какое-то решение. Но я думаю, отсрочено это решение с этим кошмаром бесланских событий, например. Поэтому все идет, на мой взгляд, своим чередом.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG