Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Будет ли праздновать свой юбилей грузинская школа в Осетии? Легко ли казанским многодетным семьям обрести нормальное жилье? Почему покупатели квартир в городе Щербинка живут не в квартирах, а в палатках? За что самарские гаишники избили водителя? Деревня Торосово: Почему Дмитрий Юрин не хочет работать на государство? Челябинск: Сколько еще времени старики будут вынуждены платить за бесплатные лекарства? Сочи: В кавказских горах звучат эстонские песни. Саранск: Как заставить коммунальщиков выполнять свою работу? Псков: Обучение игре в шахматы стало обязательным


В эфире Владикавказ, Алан Цхурбаев:



Звучит грузинская речь



Алан Цхурбаев : Этими словами начинает свой урок преподаватель истории грузинской школы во Владикавказе Нана Вашакнадзе. Нана ведет два предмета - историю Грузии и Осетии. По ее словам, дети проявляют одинаковый интерес к историям двух народов.



Нана Вашакнадзе : С удовольствие учат и историю Грузии, и историю Осети, и всеобщую историю, ну они, мне кажется, не разделяют так по национальному признаку.



Алан Цхурбаев : Как преподаватель, Нана пытается обходить обсуждение в классе политических событий, но говорит, что иногда, дети сами находят параллели между событиями исторической давности и современностью.



Нана Вашакнадзе : Я могу честно сказать, что мы стараемся обходить политику, потому что это школа, и мы изучаем здесь историю, а не политику. Да, они в курсе, они интересуются. Сейчас каждый человек в курсе, кто слушает радио, телевидение. Естественно, им интересно наблюдать что происходит.



Алан Цхурбаев : Грузинская школа во Владикавказе была открыта еще в конце XIX века на пожертвования жителей города. Старое здание на улице Церетели вначале города вначале служило школой, театром и церковью. Вначале закрыли театр, а в 1937 году ХХ века перестала существовать и церковь. Но на старых стенах еще можно видеть выложенные кирпичом кресты. Внутри школы висят портреты грузинских просветителей Акакия Церетели и Ильи Чавчавадзе.


В кабинете директора Этери Пицхилаури иконы грузинских святых. Этери Арчиловна работает здесь директором с 1991 года, возможно, самого трудного времени в истории школы, когда в результате грузино-осетинского конфликта большая часть учеников покинула школу. Но очень скоро школа пополнилась детьми из осетинских семей, бежавших из внутренних районов Грузии. Сегодня, по словам директора, для школы снова есть опасность, что дети начнут уезжать в Грузию.



Этери Пицхилаури : И сейчас, два года дети не могут выехать, и я все чаще слышу, вот, мы уедем, наверно больше не вернемся. Там у кого-то бабушка, дедушка. Это ненормально, когда человек годами не может поехать проведать близких людей, поехать на кладбище. То же самое, наверно, испытывают те, у кого здесь родственники остались.



Алан Цхурбаев : Сейчас здесь учатся 150 детей, среди которых немало осетин. Обучение идет полностью на грузинском языке. По словам Этери Арчиловны, во избежание конфликтов между детьми, педагогический коллектив много работает над отделением политических разногласий двух государств от жизни простых людей.



Этери Пицхилаури : Очень большая здесь роль должна быть и семьи, и педколлектива – правильную оценку дать всему. Не искать образ врага, а дать понять детям, что на самом деле это не простой человек делает. Это мировые проблемы, глобальные, которые на нашей судьбе сказывается тоже. И мне кажется, что эта правильная оценка должна помогать детям не обозлиться. Я благодарна богу, у нас учатся дети и грузины, и осетины. Я не люблю об этих вещах говорить, но у нас нет конфликтов. В принципе с начала 90-х у нас их не было. Просто дети понимаю, что их любят, а в остальном они как дети.



Алан Цхурбаев : Этери Арчиловна следит за судьбами своих выпускников. Большинство из них, по ее словам, не испытывают затруднений с продолжением учебы в русскоязычных ВУЗах.



Этери Пицхилаури : Куда идут наши дети? Какая-то часть уезжает в Грузию, какая-то часть поступает здесь и очень небольшая часть уезжает куда-то еще. Вот сейчас четыре выпускника уедут в Тбилиси, двое едут в Ленинград, остальные поступают здесь. Я говорю со своими, мне откровенно говорят – первый месяц сложновато, сложновато даже находить контакт со студентами, кому-то, а дальше все нормально.



Алан Цхурбаев : Выпускница 11-го класса Заира переехала из Тбилиси во Владикавказ четыре года назад. Сейчас она едет обратно, чтобы поступать на стоматологический факультет Тбилисского мединститута. По ее словам, это не легкий выбор.



Заира : Там, как-то, наверно все-таки родина многое для нас значит, но и здесь тоже привыкли. Трудно отсюда уходить, здесь друзья, школа, но… тянет.



Алан Цхурбаев : Ее подруга Ия сделала другой выбор – факультет международных отношений в Санкт-Петербурге. Она стремится стать политиком. Свои жизненные позиции она формулирует четко.



Ия : Мы просто не понимаем, как можно по национальному признаку судить о человеке. Человека нужно уважать за его достоинство, за его поступки, за его действия.



Алан Цхурбаев : Выпускники покидают школу с двойным чувством радости от открывающихся жизненных перспектив и сожаления от расставания с друзьями.



Ученица : Двоякое чувство. С одной стороны радость, а с другой стороны грустно. Грустно потому что вместе больше не соберемся, одним классом. Ну, может, соберемся, но по крайней мере не будем опаздывать на уроки, краснеть перед учителями. Очень грустно. Сколько мероприятий в школе проводили, было очень весело, очень красиво. Здесь у нас одна семья наша. Нас не много в школе, но мы вместе.



Алан Цхурбаев : 19 ноября этого года грузинская школа во Владикавказе встречает свое 120-летие. Вопрос о том, будут ли в школе по этому поводу торжественные мероприятия, пока остается открытым.



Звенит звонок



В эфире Казань, Олег Павлов:



Рождение тройни в семье Гиматдиновых праздновали, чуть ли не всем Татарстаном. Весь апрель с местных телеэкранов и газетных полос смотрели три милых личика Ралины, Мадины и их братика Булатика. Появлением на свет малышей интересовалась даже зарубежная пресса – ведь случай, по словам врача-гениколога Татьяны Шадриной, поистине уникальный.



Татьяна Шадрина : Эта тройня чем удивительна, чем уникальна? Тем, что мы перенесли размороженные эмбрионы. С недавних пор мы начали программу переноса размороженных эмбрионов. Это эмбрионы, которые у нас не используются в обычной программе. Они как бы лишние. Мы их замораживаем, выдерживаем в жидком азоте в определенных условиях. И вот у этой пациентки не получилась обычная программа стандартная ЭКО, и через месяц мы разморозили ей эти эмбриончики и перенесли.



Олег Павлов : Однако ажиотаж в прессе поутих, а радость от рождения малышей начали омрачать бытовые заботы.



Энже Гиматдинова : И коляску некуда поставить, на улице оставляем. У нас двойная коляска одна, большая коляска одна, одна отдельно для одного ребеночка.



Олег Павлов : Сейчас Энже с мужем и детишками нашла временное пристанище в квартире у своих родителей, где в общей сложности проживают девять человек. А скоро будет десять, так как в семье её брата тоже ожидается прибавление. Семья вынуждена тесниться потому, что их однокомнатная «хрущевка» на первом этаже не пригодна для проживания с тремя грудными детьми. Но, как уверяет бабушка Марзия Шарафеева, государство кое-какую помощь оказало.



Марзия Шарафеева : На троих детей игрушку дали.



Энже Гиматдинова : Не знаю, как они делить ее будут, конечно.



Марзия Шарафеева : Одну игрушку на троих детей и 10 тысяч рублей. Написали по-татарски, очень красиво, вежливо: « К сожалению, ничем не можем помочь. Можем помочь в приобретении социальной ипотеки».



Олег Павлов : Семья Гиматдиновых позаботилась об этом еще зимой и встала в очередь на приобретение квартиры по социальной ипотеке. Но когда они эту квартиру получат – неизвестно.



Марзия Шарафеева : Одна родня живет в Тольятти. Там у них одна родила тройняшку, им сразу коляску предоставили и квартиру. У нас от нашего государства никакой помощи.



Олег Павлов : Похожая ситуация складывалась и в другой казанской семье. В июле 2007 года 27-летний Замир Губайдуллин подал в администрацию Приволжского района документы для получения жилья по социальной ипотеке. Уже через два месяца чиновники известили семью о положительном решении вопроса. Правда, вскоре семья перестала являться очередником по социальной ипотеке. Вместо этого Губайдуллины заключили с Государственным жилищным фондом при президенте Татарстана договор о приобретении квартиры в рамках программы "Обеспечение жильем молодых семей ". Менее чем за год Замир выплатил этой некоммерческой организации в общей сложности 150 тысяч рублей. Оставалось получить сертификат молодой семьи, который существенно покрывал расходы на приобретение жилья. Рассказывает Игорь Шолохов, руководитель правозащитного центра Казани, куда за юридической помощью обратились Губайдуллины.



Игорь Шолохов : Потом правила игры изменились в ходе игры. Потом им сказали, что так дело не пойдет. Вы лишаетесь места в этой программе, поскольку жена ваша не является зарегистрированной в городе Казани. Они из базы данных, таким образом, были удалены. И претендовать на этот сертификат уже не могли.



Олег Павлов : Правозащитники помогли Губайдуллиным составить заявление в суд. И суд это заявление принял к рассмотрению. Как рассказывает юрист Регина Шакирова, после их вмешательства тон, которым чиновники разговаривали с молодой семьей, резко изменился.



Регина Шакирова : Сейчас мы наблюдаем, что должностные лица пытаются в досудебном порядке этот спор решить, то есть они сразу зашевелились. Очень любезно начали разговаривать с заявителем, звонят ему, говорят о том, что давайте встретимся, обсудим.



Игорь Шолохов : Если садятся двое играть, но только один знает правила игры, постоянно их по ходу игры меняет, то он останется в выигрыше. А второй будет следовать этим изменениям и проиграет.



Олег Павлов : Казанские правозащитники добились своего – буквально на днях многодетная семья восстановлена в базе данных нуждающихся в улучшении жилищных условий. Об этом чете Губайдуллиных сообщил начальник отдела по делам детей и молодежи при администрации Приволжского района Казани Эдуард Шарафеев. А вот на что надеяться семье Гиматдиновых – неизвестно. Чиновники, узнав, что они обратились к журналистам, пообещали вообще перестать оказывать помощь. Впрочем, никакой помощи от них, до сих пор никто и не видел.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Вячеслав Шусткин : Есть люди, которые просто из-за всех этих перетрясок нервных, просто умирают. Я говорю, у нас уже около ста человек умерло, нашего микрорайона. Так что, это самый настоящий цинизм власти по отношению к своим гражданам, которые полностью оплатили квартиры и должны были вселиться еще в 2003 году.



Вера Володина : Вячеслав Шусткин говорит о коллегах по несчастью - дольщиках подмосковной Щербинки. Второй раз в этом году они ставят палатки на стройплощадке, чтобы добиться юридического оформления прав на причитающиеся им квартиры. Более 2тысяч квартир в шести недостроенных «Стройметресурсом» домах могут быть проданы в результате банкротства. За неделю стояния палаточного городка на дольщиков никто из чиновников не обратил внимания. Вячеслав рассказала, что был только один представитель областного стройкмоплекса.



Вячеслав Шусткин : Был заместитель министра строительного комплекса Перепелица Павел Степанович. Спрашивали, когда будет документ – договор о передаче нас в СУ-155, то есть юридическое закрепление, юридическое оформление. Он ничего внятного не ответил. Летом мы поверили чиновникам, когда они попросили нас свернуть палаточный лагерь. Обещают, что до 22 августа вопросы с новым застройщиком по компенсациям будут решены (это имеется в виду СУ-155), и что к 22 августа объекты наши, которые находились под арестом, их снимут с ареста и тут же передадут новому застройщику. Вопрос будет решен. Мы поверили. Лагерь палаточный свернули, а обещания повисли в воздухе. Ничего не сделано.



Вера Володина : Если ничего не удастся добиться и на этот раз, то в палаточном городке начнется голодовка. Пока там в трех больших палатках и в десятке маленьких круглосуточно находятся 20 дольщиков. В день открытия палаточного городка сюда пришло сотни три дольщиков. Рассказывает один из них Сергей Рогов:



Сергей Рогов : Есть предложения среди людей, что в случае, если начнется процедура банкротства и до этого к нам никто не выйдет и не начнут с нами разговаривать, то мы откроем голодовку даже бессрочную. Потому что, честно говоря, у многих людей просто терпения нет. Сегодня были призывы перекрывать, но мы постарались не допустить этого, чтобы не пострадали другие невинные люди. Будем стараться как можно больше расшатать эту ситуацию. Потому что в течение 5 лет эта ситуация просто не сдвигается никуда. Каждый квартал… У нас есть реальное предложение со стороны властей, которые они начинают рассматривать. Ровно в конце этого все рушится на нули. Сейчас мы ждали августа, нам обещали в августе, что нас отдадут от предыдущего застройщика городу Щербинка, но в начале город соглашался. Вроде как договоренности были, но в итоге на данный момент город открещивается, говорит, что нас не возьмет.



Вера Володина : Спокойней всех к происходящему относятся в щербинской администрации. Так считает Вячеслав Шусткин.



Вячеслав Шусткин : Мое личное мнение, что действительно хотят обанкротить и второй раз продать. К мэру пытались попасть, вызвать его на разговор. Он не вышел. Реакции пока никакой со стороны местной власти, по крайней мере. С правительством области периодически по телефону общаемся. Они как-то держат руку на пульсе. Палаточный городок до победного конца будет стоять. Пока не будет юридически оформленного документа, подписанного, пока не будет документа – реального договора о передаче нас, палаточный городок будет существовать. Хоть как-то это заставит власть выполнять свои обещания.



Вера Володина : Судебное заседание по делу о банкротстве, назначенное на среду, не состоялось. Оно перенесено на 30 октября. Щербинские власти утверждают, что для юридического оформления отношений с новым застройщиком нужна либо земля, либо деньги. 2,5 миллиардов рублей нет, и земли для компенсационного участка в городе нет. Но областные власти ведут все переговоры, что-то обещают объявить 7-8 октября. Дольщики говорят, что могут остаться без оплаченных квартир, еще до продажи заложенных «Стройметресурсом» юридическим лицам. Поэтому в щербинскую ситуацию требуется вмешательство властей. Считает Вячеслав Шусткин:



Вячеслав Шусткин : Мы, российские граждане, оказывается, не нужны нашему правительству, нашей власти. Мы помогаем Южной Осетии, мы помогаем Абхазии, где какие землетрясения, катаклизмы мировые. Россия гуманитарной помощью всегда впереди на коне. Свои граждане, граждане России, оказываются не нужны России. Это молодые семьи, у которых детей не может быть в виду того, что им просто жить негде. Это семьи, у которых уже есть дети. У нас плакат есть «Мы - молодые бомжи России», «У меня сестренки нет, у меня братишки нет, потому что дома нет».



В эфире Самара, Сергей Хазов:



История о том, как в августе самарский работник ГАИ избил водителя, не пожелавшего выполнить его приказ, стала известна далеко за пределами Самары. 4 августа самарец Арман Погосян на личном автомобиле подвозил свою знакомую до офисного центра, расположенного в районе Московского шоссе и улицы Киевской. Погосян повернул с улицы Киевской налево к четырехэтажному зданию офисного центра, что на Московском шоссе. На проезжей части, где ехал Погосян, не было разметки и запрещающих знаков. Пассажирка вышла из автомобиля, а Погосян решил запарковать свои «Жигули». Тут к автолюбителю подошел сотрудник ГАИ. Рассказывает Арман Погосян.



Арман Погосян : Я все документы ему показал. Из кошелька достал права. Права я вам не отдам, пока вы мне не покажете мое нарушение. Остальные документы я отдаю ему. Потом повернулся к машине, он схватил меня за шею. Я упал. Он сел на меня и начал бить, требуя отдать права. Естественно, я ему не отдал, во-первых, за такое поведение. И снова он начинает меня бить. Он уже забрал и права, и документы от машины, и ключи – все у него, все. Второй раз за что меня бить? Вот до такой степени.



Сергей Хазов : То, как вел себя сотрудник Госавтоинспекции, снимала камера наружного видеонаблюдения, расположенная на здании офисного центра. Наблюдали и прохожие. Погосяна избивали один сотрудник ГАИ в форме и два в штатском. «Милиционеры превысили свои полномочия», - считает очевидец драки автолюбителя с работниками ГАИ Сергей Михайлов.



Сергей Михайлов : Я думаю, неважно нарушил водитель или не нарушил, инспектор не имеет права так себя вести. Есть служба ППС, наверное, которая должна приехать, забрать в отделение, разобраться - в чем причина, но не ломать и не уродовать человека до такой степени. Это просто ужасно, конечно. Видно, что человеку было больно, он кричал, что-то вырывали у него там из кармана..



Сергей Хазов : После общения с сотрудником Госавтоинспекции Арман Погосян обратился к врачам, которые зафиксировали у него перелом пальца и ушибы рук. «Автолюбителю пришлось накладывать гипсовый лангет», - рассказала знакомая Армана Погосяна, которую он подвозил до офисного центра, Елена Пиякина.



Елена Пиякина : Его просто избивали. Это было трижды на моих глазах, как его избивали. Я лично видела это.



Сергей Хазов : Выяснением произошедшего между Арманом Погосяном и сотрудниками ГАИ инцидента дважды занималось Следственное управление Следственного комитета при Прокуратуре России по Самарской области. «16 августа Арману Погосяну было отказано в возбуждении уголовного дела против сотрудника ГАИ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления», - рассказал руководитель Куйбышевского межрайонного следственного отдела Следственного комитета при Прокуратуре России по Самарской области Анатолий Кузнецов.



Анатолий Кузнецов : В ходе проверки мы пришли к выводу, что признаки уголовно-наказуемого деяния в отношении сотрудника ГАИ отсутствуют, но вместе с тем мы полагаем, что дисциплинарный проступок он совершил. В связи с этим нами направлено требование начальнику РУВД о проведении в отношении него служебной проверки. И при наличии оснований, принятие мер дисциплинарного характера.



Сергей Хазов : По словам работников ГАИ, Арман Погосян нарушил Правила дорожного движения, выехав на встречную полосу и не предъявив инспектору водительские права. Как рассказал исполняющий обязанности начальника ГАИ Самарской области Игорь Антонов, по Закону «О милиции» любой сотрудник Госавтоинспекции может и обязан применять физическую силу в отдельных случаях.



Игорь Антонов : Если оперировать только фактами, действительно, основания для применения физической силы из предварительных материалов проверки, которые были, у инспектора ДПС были.



Сергей Хазов : Это – одна точка зрения на возникшую ситуацию. Существует и другая. По мнению правозащитника Александра Лашманкина, Закон нарушил не автолюбитель Арман Погосян, а сотрудники ГАИ.



Александр Лашманкин : Когда инспектор ни за что ни про что избивает гражданина, это недопустимо, это нетерпимо. С этим надо бороться. Это зверства наших силовых структур, которые выросли на Чечне, на войне с Грузией, на опыте раболепного подчинения. А тут нашелся человек, который оказался достаточно уверенным, и не позволил над собой издеваться. Естественно, всякое не повиновение подобного рода субъектами принимается как бы совершенно недопустимое. В то же время такие личности, которые служат в силовых структурах, они считают, что они вправе применить силу по отношению к любому человеку, что их приказ обязателен для любого гражданина. Они воспринимают себя как командиры по отношению к гражданам. Президент Медведев начал бороться с коррупцией. Если он хоть на полпроцента поборит коррупцию в органах автоинспекции, то это будет самый великий президент России. Но я очень сомневаюсь.



Сергей Хазов : Мнение правозащитника разделяет Уполномоченный по правам человека в Самарской области Ирина Скупова.



Ирина Скупова : Избили ни за что ни про что, как говорят окружающие, на глазах у всех, и тут же вынесли вердикт – сотрудник милиции не виновен. Несправедливость сохранилась не только в сознании вот этого человека, которому нанесены телесные повреждения, она сохранилась в сознании окружающих.



Сергей Хазов : Арман Погосян намерен продолжить отстаивать в суде свои права.



В эфире деревня Торлсово, Татьяна Вольтская:



На небольшой площадке у магазина стоит серебристый джип с откинутой дверцей багажника. Под ней, как под крышей, маленький столик, на нем весы, бутылки с молоком, контейнеры с творогом и сметаной. Очередь к машине выстроилась задолго до ее прибытия. В Ленинградской области домашние молочные продукты - давно уже редкость. Я спрашиваю пожилую женщину - Людмилу Яковлевну Федорову - почему она предпочитает не идти в магазин, где сметана и молоко тоже есть, а стоять и ждать именно этой машины.



Людмила Федорова : Потому что то, что сделано своими ручками, почти индивидуально, очень вкусно и, надеюсь, полезно.



Татьяна Вольтская : Можно в городе купить такой творог?



Людмила Федорова : На рынке можно, а в магазине – нет. В магазине совсем другая технология. Там же другие объемы.



Татьяна Вольтская : Здесь вы все лето покупаете?



Людмила Федорова : Да, все лето.



Татьяна Вольтская : Делает творог и сметану в своей деревне Торосово и торгует ими прямо из машины в окрестных деревнях и селах молодая женщина. Она приехала сюда пятилетней девочкой из-под Костромы. Раньше творог и сметану делала мама, а теперь этим занимается сама Ольга Юрина.



Ольга Юрина : В город я не хочу. В деревне лучше. Я как начала в город с товаром ездить, так я там целый день не могу отстоять. Невозможно в городе вообще находиться. Поэтому в деревне. У нас в Костроме были. Там у мамы корова. Потом мама сюда приехала, сразу же завела коров. Помогали ходили, доили.



Татьяна Вольтская : Сколько у вас детей у мамы?



Ольга Юрина : Четверо.



Татьяна Вольтская : А у вас?



Ольга Юрина : У меня трое – три девочки. Доили, маме помогали. Мама на рынок ездила. А потом за такую зарплату работать в деревне, невозможно прокормить ни детей, ни самим. У нас совхоз городского типа. Там работать… просто не прокормить.



Татьяна Вольтская : Тяжело, вообще, работать?



Ольга Юрина : Конечно, тяжело. Бывает, что два-три часа поспишь.



Татьяна Вольтская : Когда встаете?



Ольга Юрина : В 5-то уж обязательно встаем. Это уже всегда. Бывает, что и ночью тоже встаем творог варить. А так сепарировать, с утра самого за молоком. Можно сказать целый день, круглые сутки.



Татьяна Вольтская : Дочки помогают?



Ольга Юрина : Ну, да! Обязательно! Летом так, вообще, не знаю, чтобы без них делала. Сейчас в школе. Приходят со школы и помогают.



Татьяна Вольтская : Им нравится?



Ольга Юрина : Да, нет. Им учиться надо, идти работать куда-то.



Татьяна Вольтская : В принципе, наверное, было бы хорошо, если бы в деревне была такая жизнь, что можно было бы и зарабатывать. Что нужно для этого, по вашему мнению?



Ольга Юрина : А не знаю. Вот у нас в деревне, вообще, все увольнялись. Одни молдаване там работают. Директор платит им такую зарплату, что наши все уволились. Кто в город ездит. Ни одной доярки, наверное, уже не осталось. Поэтому я не знаю что… Зарплату поднимать, и будут работать. А так… И коров у нас осталось очень мало. Потому что такие дорогие корма сейчас, и сено не заготовишь. Директор сейчас даже сено не продает. Поэтому, я уверена, сейчас еще коров продадут, не останется, вообще. Поля дают такие пасти, что там и есть коровам нечего.



Татьяна Вольтская : А почему? Полей-то полно. Земли полно!



Ольга Юрина : Я не знаю – почему. Нет травы сейчас, нет. И коров не будет. Такая трава… Раньше, может быть, подсаживали. Я не знаю. Корма сейчас очень дорогие. Поэтому коров сейчас не будет вообще.



Татьяна Вольтская : Вот, казалось бы - люди любят деревню, хотят в ней жить и работать, растить детей, не пьют, не опускают рук. Но директору совхоза выгоднее нанять гастарбайтеров, поселить и в бараках и платить по 5 тысяч в месяц, а свои из деревни бегут - или мечтают, чтобы это удалось их детям. Может, все-таки сельские жители нуждаются в дотациях как во всем мире? Ольга соглашается, но тут же горько замечает, что вот хотела взять участок земли - не дали.



Ольга Юрина : Сейчас мы записались, конечно. Но там дают семьям, которые без жилья. У меня, например, есть квартира. У меня две комнаты. А мне надо сколько? У меня трое детей. Мне участок даже не дают, чтобы строиться, например. Опять этот сарай поставить – не дают.



Татьяна Вольтская : Неужели нет земли?



Ольга Юрина : Почему? Много пустует. Я не знаю, я не понимаю, почему так. Все говорят – вот, почему нет сельского хозяйства? Да, потому что не дают нам, зажимают, очень зажимают. Не дают работать. Пока есть силы, держимся. Вообще, Толосовский район считался раньше самым молочным и картофельным. Пока, мне кажется, так оно и есть. А вот, что дальше будет – не знаю.



Татьяна Вольтская : Муж Ольги Дмитрий Юрин - если бы дали, наконец, землю, а также заработок, - готов сам построить себе дом.



Дмитрий Юрин : Я хочу большой балкон, как в кино, хороший дом, чтобы был с сауной, чтобы не бегать никуда, чтобы все было дома, чтобы все было под рукой. А землю не дают. Если и дадут, то строиться не дадут. Надо много денег, пробуем зарабатывать.



Татьяна Вольтская : Вы тоже только с молоком? Работы больше нет?



Дмитрий Юрин : Нет, я работал. Работал на государство. А зачем я буду работать на государство, если оно не платит денег и налоги забирает. Зачем я буду на него работать. Оно не заботится обо мне, а я должен заботиться о нем? О людях я забочусь. А до государства мне как-то… Когда оно будет с людьми по-человечески, тогда и мы будем с ним нормально. Я много кем работал – и лес валил, и кирпичи клал, и цемент кидал, и уголь грузил, и чего только я не делал, и на машине работал, и в городе работал на колбасе на «Парнасе». Не проживешь. Детей надо поднимать. Сколько одежда стоит? Сколько обучение – эти тетрадки? Сколько все это стоит?! Одни кроссовки стоят больше, чем на взрослого человека.



Татьяна Вольтская : Дмитрий - человек немногословный, слегка разговорился только после того, как микрофон убрали. И рассказал, что раньше в деревне Торосово был и спортивный зал, и бильярд, и пруд прекрасный, чистый, где все купались и загорали, а теперь ничего нет. Даже детский сад - и тот забрал себе детский дом, куда попадают дети тех, кто спивается целыми семьями, поскольку нет ни работы, ни условий для нормальной жизни.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



В Челябинской области по-прежнему полная неразбериха с лекарствами для льготников. Пенсионеры, ветераны, инвалиды обращаются к журналистам, так как к чиновникам обращаться уже устали. Вот что рассказал Михаил Андреевич Агулов:



Михаил Агулов : Я ветеран войны электрометаллургического комбината. Проработал там 30 лет, общий стаж – 40 лет. У нас насчет лекарственных обеспечений очень плохо. Потому что выписывает врач таблеточки, приходишь в 230 аптеку, где специально обслуживают льготников, а там нет у них. Они тогда говорят – мы вас поставили на очередь. Потом мы вам позвоним. Жду месяц – нет. Начинаю сам звонить туда. Они говорят – нету. Я начинаю покупать за свои деньги. И вот я с апреля – май, июнь, июль – заплатил 1700 рублей.



Александр Валиев : Он обратился в аптеку, пытаясь найти заменитель препарата, но потерпел неудачу. Тогда Агулов позвонил в областной аптечный склад.



Михаил Агулов : Я начинаю звонить в аптечный склад области. А там говорят – у нас их нет и не будет, наверное, до октября месяца, потому что Министерство здравоохранения области не дает заявку на медикаменты, которые требуются для больных.



Александр Валиев : Зная, каков масштаб этих проблем, Михаил Андреевич написал письмо губернатору Сумину, желая, чтобы тот лично отреагировал и разъяснил людям ситуацию. Но письмо, как это обычно бывает, спустили вниз. Ответ пришел от заместителя министра здравоохранения области Козлова. В бумаге Козлов уверял пенсионера Агулова, что тот получил свое бесплатное лекарство во втором квартале текущего года. Тогда Агулов отправился в министерство.



Михаил Агулов : Я его поймал и говорю: «Товарищ Козлов, вы что делаете?! Вы почему отписываетесь?!» И показываю ему вот эту его отписку. А он завертелся, закрутился и говорит: «Да, вы знаете, это мне горздравотдел дал информацию», и убежал. Я второй раз пишу Сумину и Панову, его заместителю. Нужно дать именно с личной подписью, чтобы вы ответили – какие меры приняли. К Шепелеву, министру, и заместителю Козлову. Замолкло. Потом смотрю звонят из прокуратуры нашего Курчатовского района следователи.



Александр Валиев : Агулов сходил к следователю, рассказал о своей беде. Позже ему перезвонили и сказали - деньги за апрель вы получите. А затраты на лекарства, которые покупали в мае, июне, июле, все-таки лягут на ваш личный бюджет. На вопрос – почему? - был ответ, потому что каждый месяц нужно было ходить к врачу и выписывать новый рецепт, даже если лекарства в аптеке не было.



Михаил Агулов : Я говорю, а почему нам врачи-то не говорят? Мы приходим в аптеку 230. Там я стою на очереди. Почему они не говорят, чтобы мы каждый месяц ходили и выписывали? Это же надо уведомлять.



Александр Валиев : Без своего лекарства Михаилу Андреевичу просто не обойтись, и принимать таблетки нужно каждый день, но никого это не интересует. Даже инсулин, жизненно необходимый препарат, порой отсутствует в аптеках для льготников. Между тем, к беседе присоединяется Петр Серафимович Сурцев.



Петр Сурцев : Я труженик тыла. Стаж большой имею. По образованию – горный инженер. Московский горный институт закончил в свое время. Работал я на Колыме, на севере. Заработал, конечно, болезней много – и простудных, и всяких. Потому что Колыма не отпускает просто так. Считался региональным пенсионером. 50 процентов платил за телефон, бесплатный проезд у меня. Но я стал инвалидом третьей группы. Мне отменили 50 процентов эти. Зубы мне протезировали бесплатно, а сейчас я уже за деньги. А чтобы запротезировать, потребуется не менее 20 тысяч. Также бесплатные лекарства выписывают. Вот я иду туда. Они говорят – сейчас у нас нет этого лекарства. Ставят меня на учет. Мне сегодня лекарство надо. Посмертно мне лекарства не нужны. Поэтому я покупаю, и все на этом закругляется.



Александр Валиев : Бедственную ситуацию с лекарствами для льготников заместитель начальника управления здравоохранения администрации Ангелина Голошевская объяснила недостаточным финансированием. Правда, по ее словам, в четвертом квартале текущего года положение должно улучшиться. Так что, ветеранам и инвалидам приказано выжить.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Звучит ход



Геннадий Шляхов : Петь народные песни не только по праздникам - это у эстонцев в крови. Всё равно где они живут - в Прибалтике, или на Черноморском побережье Кавказа.


В районе нынешнего города Сочи они появились в конце XIX столетия. Прослышав, что в этих краях есть свободные земли, эстонцы эмигрировали на Черноморское побережье Кавказа, основав недалеко от Красной поляны посёлок Эсто-Садок. Название такое селу дали, потому что сады здесь, усилиями работящих эстонцев, всегда были самые богатые. Но не только садами примечателен Эсто-Садок. В 1912 году сюда лечиться от туберкулёза приехал Антон Хансен Таммсааре, классик эстонской литературы. Рассчитывал пробыть здесь три месяца, а задержался на Кавказе почти на год. Кое-кто из живущих сегодня в Эсто-Садке старожилов, если не помнит Таммсааре лично, то рассказы о нём в семье передаёт от поколения к поколению.



Жительница : Моя мама тут песни пела с этим Таммсааре, ей 14 лет было. Выросла здесь.



Звучит песня



Геннадий Шляхов : Как пели эстонские песни в далёком 1912 году, так поют их и сегодня. Правда, на этот раз в сентябре 2008 года солируют в Эсто-Садке певцы, приехавшие из Эстонии, из города Пярну. Повод для визита весьма примечательный - во-первых, 130-летний юбилей Антона Хансена Таммсааре, и, во-вторых, в этом году исполнилось двадцать лет, как в посёлке Эсто-Садок существует музей классика эстонской литературы. Впрочем, не только и не столько музей, а Дом эстонцев на Кавказе. Так его называют живущие на побережье выходцы из Прибалтики.


Таким его - не только музеем, но и культурно-этнографическим центром - задумывал известный в Эстонии общественный деятель Антс Паю. Впервые побывав в Эсто-Садке в 1979 году, он уже задумал осуществить эту идею. Но прошло немало времени почти десять лет, прежде чем музей был открыт. Почему всё случилось именно так, как было задумано - Антс Паю, основатель этого Дома эстонцев, объясняет иносказательно, пересказывая эстонскую притчу о первом дне совместной жизни двух молодожёнов.



Антс Паю : Она молода, он молод. Она говорит - слушай, здесь так много грязи, что лошадь утонет. Он не говорит о том, что будет их ждать сегодня вечером, сию минуту. Он говорит - ты знаешь, милая, не пройдёт много времени, когда я эту дорогу сделаю гладкой, и здесь будет ехать карета с двумя лошадьми. Она глотнула слёзы, потому что первый намёк будущей жизни был не сегодняшнее счастье, а то, что мы будем строить на завтра. Это Варгамэ. Каждый мы живём на своём варгаме. Варгамэ - это деревня, это участок, это целое царство, это то, что у нас внутри.



Геннадий Шляхов : Музей писателя, познакомившего своих земляков с творчеством Толстого и Достоевского, произведения которых Таммсааре перевёл на эстонский, расположен в приземистом домике, какие строили в Эсто-Садке в конце позапрошлого века. В восьмидесятые годы прошлого столетия его выкупили у бывшего хозяина, сделали ремонт, усилиями местных жителей и при помощи эстонских музейных работников собрали экспозицию.



Симу Тийк : Вы может подумать, что этот домик-музей маленький. Для нас в Эстонии он очень важен. Есть и другие музеи, связанные с Эстонией по всему свету, но этот музей может самый знаменитый. В ней выражается, это символика того, как тесно связан мир.



Геннадий Шляхов : Симу Тийк, посол республики Эстония в России специально приехал на юбилей музея и писателя. А эстонское Министерство культуры подготовило свой подарок - капитальный ремонт музея Таммсааре был произведён за счёт средств эстонского правительства. Вот что говорит Людмила Зюмченко, директор сочинского литературно-мемориального музея имени Николая Островского, филиалом которого является музей Таммсааре.



Людмила Зюмченко : Дом сегодня хорошо отремонтирован, он наряден, он торжественен. И за это мне хочется сказать «спасибо» Министерству культуры Эстонской республики, которое профинансировало вот этот замечательный ремонт.



Геннадий Шляхов : Фотографии, книги, рукописи, всё в точности воссоздаёт обстановку и быт столетней давности. Ну а природа, великолепие горного пейзажа что тогда, что сейчас завораживает любого гостя. Рассказывает Анис Гиндо, приехавшая на юбилей музея из Эстонии.



Анис Гиндо : Меня очень тянет сюда. Я очень часто здесь. Первый раз я была здесь, когда было 15 лет, и с бабушкой я приехала. Я так удивила эти края, эти горы, потому что у нас ничего такого нет. И бабушка мне всегда рассказывала своё детство. И когда я старше была, я приехала. И теперь через некоторые годы снова приеду сюда.



Звучит веселая песня весёлая



Геннадий Шляхов : Для тех, кто плохо знает эстонцев, можно было бы предположить, что во врем юбилейный мероприятий будут звучать доклады исследователей творчества писателя, состоится если не научная конференция, то какое-нибудь заседание уж точно. Но ничего подобного и в помине не было. На большой поляне рядом с музеем, как обычно, собралось всё село и гости вместе с ними. Песни - песнями, а без угощения не обошлось.



- Подставляйте, ребята.



- Вот это ж лечебный напиток.



- Быстрей, быстрей.



- О, так это крепкая! Что это?



- Это водка лечебная, настоянная на альпийских наших травах.



- О! Отлично!



Геннадий Шляхов : Вокруг небольших деревянных бочонков с лечебным напитком, извлечённых из домашних подвалов, мгновенно завязывался разговор местных с приезжими о жизни, о традициях и о многом другом. Под стопочку и Антс Паю, основатель музея, вспомнил свой недавний разговор с кем-то из русских друзей.



Антс Паю : Ну, что за народ этот - эстонцы. То мешают пиво с водкой, то пьют, не закусывают, а потом смеются и гимн поют природе. Я говорю, а разве водка - не гимн природе? Эстонец - лесной человек. Он знает, когда шумит над головой. Он к морю вышел, он познал, что шумит впереди - это море. А когда сел под кустом и выпил с другом - чуть-чуть здесь шумок. А это есть самый лучший фон для мирных переговоров.



Геннадий Шляхов : Переговоры, разговоры, официальная часть, плавно перешедшая в народный праздник, закончились в сумерки. Но не для всех. Некоторые гости из Эстонии разошлись по домам своих земляков. Ведь многие из них связаны родственными узами, давно знают друга. И празднование юбилея писателя Антона Хансена Таммсааре в посёлке Эсто-Садок лишь повод для встречи в родном для них Доме эстонцев на Кавказе.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Вот уже пять лет столица Мордовии принимает участие во Всероссийском конкурсе на звание самого благоустроенного города России, занимая при этом непременно призовые места, и получая из федерального бюджета деньги на дальнейшее благоустройство. И так же пять лет пытаются благоустроиться жители дома номер 14 по улице Марины Расковой.



Жительница : Только квартплату вовремя плати.



Жительница : Висит и висит это болото.



Игорь Телин : Вот так началась встреча с жителями этого дома, расположенного в юго-западном микрорайоне столицы Мордовии. Судя по их словам, в подвале появилась новая форма жизни – возможно еще неизученная учеными. Если же серьезно, то вот уже несколько последних лет страдают они от того состояния, в котором находится их дом. Постоянная сырость в подъездах, а запах, идущий из подвала, ощущается даже в нескольких метрах от самого здания.



Жительница : Нам сказали, что проблема эта, подвальная… Изначально при постройке дома были заложены неправильно вот эти канализационные установки в подвале.



Игорь Телин : Макрицы, комары, пауки и тараканы достаточно вольготно чувствуют себя не только в подвале и подъездах этого дома, но и теперь уже в квартирах. Насекомые здесь круглый год. А совсем недавно появилась новая напасть – в подвале завелись крысы. Причем, местные жители используют модное с недавних пор определение – крысы-мутанты. Крупные грызуны пугают и детей, и взрослых.



Жительница : Огромные такие мутанты!



Жительница : На самом деле огромные!



Жительница : Выходят, на нас посмотрят! Это что?! У нас маленькие дети. У нас больные люди. Мы боимся, страшно боимся. Ради бога, помогите, а-то нас съедят, а потом нас не найдете!



Игорь Телин : Было бы неверно говорить, что за прошедшие годы местные жители не предпринимали никаких мер, чтобы обустроить свой дом – регулярно проводили субботники по расчистке подвалов, пытались самостоятельно ремонтировать систему канализации. А уж об обращениях и в домоуправление, и в городскую администрацию, и в правительство республики говорить не приходится. В домоуправлении номер 20 жильцам говорят – сделать мы ничего не можем, система канализации у вас такая. А в ответ на запросы городских и республиканских властей рапортуют – все в доме нормально. В итоге жильцам из городской администрации и правительства приходят вот такие ответы, которые сами люди называют просто оскорбительными.



Жительница : Нам такой ответ прислали, что «по адресу Марины Расковой, 14 подвальное помещение находится в удовлетворительном состоянии, сухо. Канализационная система прочищается вовремя. Сухой подвал. Дверь в подвальном помещении закрывается. На этажах, лестничных клетках запах и мокрота отсутствуют».



Игорь Телин : Можно было бы поверить этому документу, если бы я сам не был в этом доме и не спускался в его подвал. Крыс, правда, не видел, но за 5 минут пребывания там настолько пропах, что ехать назад в общественном транспорте было неудобно. Каким образом домоуправление сделало эту отписку? Почему городская администрация не удосужилась проверить обращение местных жителей? Непонятно.


Вместе с жильцами мы отправились в домоуправление. Однако встретиться с его начальником или с кем-то из других руководителей не удалось Диспетчер, одиноко сидящая в одной из комнат объяснила – в городе идет пуск тепла, все на объектах. Тем не менее, местные жители намерены все-таки решить проблему взаимоотношений с домоуправлением и его начальством, равно как решили ее жители другого дома города Саранска. Их стараниями руководитель обслуживающей организации Виктор Юртаев был оштрафован на крупную сумму, оштрафовано и само домоуправление номер 25, которое он возглавляет. Тяжбы с ними у жильцов длились также несколько лет, на основании чего у Валентины Филипповой, местной жительницы, сложилось такое мнение – начальник домоуправления…



Валентина Филиппова : Никогда он не исполнят свои обязанности. Вот сколько было просьб, и никогда он ничего не делает, не исполняет, и не хочет этого делать.



Игорь Телин : Оштрафовали начальника домоуправления за то, что не обеспечил он жилые дома на улице Титова контейнерной площадкой для сбора бытовых отходов. В итоге местным жителям приходилось отправляться с мусорными ведрами в другие дворы, ближайший из них – через дорогу, одну из самых оживленных в городе. Не то, что наказали коммунального начальника штрафом, а то, что после этого едва ли не за один день появилась здесь контейнерная площадка для сбора мусора, можно сказать, личная победа Валентины Филипповой. Это она ходила по различным инстанциям, требовала, просила, жаловалась. Соседи оказывали ей только моральную поддержку.



Валентина Филиппова : Мне одной уже надоело воевать. Остальные только сидят. Поговорят около лавочки и все.



Игорь Телин : Сам же начальник домоуправления, встретив Филиппову, упрекнул, мол, зачем жалуешься, денег вот лишился, неправильно меня оштрафовали, несправедливо.



Валентина Филиппова : А я считаю, что справедливо. Люди просто так не будут жаловаться. Вот если у нас будет все более или менее не то, что хорошо, а более-менее, зачем я пойду и буду нервы трепать? Зачем кому-то настроение портить? Я буду не права, да, мне совесть не позволит.



В эфире Псков, Анна Липина:



Педагог : Эта единственная шахматная фигура, которая может перепрыгивать другие шахматные фигуры, посмотри.



Анна Липина : Псковские школьники участвуют в эксперименте, с 1 октября в псковских школах введена новая дисциплина - шахматы. Новый предмет начали изучать второклассники. Первые урок в лингвистической гимназии. На большом экране в анимационном виде мультяшные герои рассказывают о фигурах и правилах их перемещения по доске, учитель комментирует.



Педагог : Динозавр рассказывает маленькому мальчику, что в игре участвуют четыре ладьи, и где они расположены на шахматной доске в начале партии. Сейчас он усложняет задание, ладья должна съесть все конфеты.



Анна Липина : Для детей новый предмет пока не совсем привычен.



Лада Трифонова : Когда на доске, то надо руку поднимать, могут не тебя спросить тогда чуть-чуть грустно будет, а здесь тебя спрашивают, и сразу нажимаешь куда надо, и все.



Анна Липина : Лада Трифонова рассказывает первые впечатления от нового предмета. Уроки анимационные, новый предмет - игра, однако, обязательный и входящий в учебную программу. Пока введение предмета "шахматы" в псковских школах носит экспериментальный характер. Однако родители второклассников слегка обеспокоены. Говорит отец Лады Аркадий Трифонов.



Аркадий Трифонов : Я согласен с теми аргументами о том, что это поможет развиться логическому мышлению ребенка, сделать его более внимательным, усидчивым, возможно. Меня единственное беспокоит, чтобы введение нового предмета не пошло в ущерб основным предметам, потому что такое иногда происходит. Задавая своей дочке вопрос, как она смотрит на эту проблему, ребенку, конечно, сейчас это не нужно и неинтересно. Мое мнение, что это неплохо. Ну, пусть будет.



Анна Липина : Шахматами псковские второклассники будут заниматься по 2 часа в неделю. Курс рассчитан на 2 года.



Педагог : Это вторая половина дня, когда ребята уже оканчивают основную программу занятий. И в данном случае поскольку идет игровая форма, то необременительно и не устают, и за пределы учебного плана недельной нагрузки мы не выходим.



Анна Липина : Преподавать новую дисциплину, в основном, будут педагоги начальной школы и учителя-предметники, умеющие играть в шахматы. С программой обучения педагоги ознакомились в ходе организованных для них установочных семинаров. На сегодня в списке значатся 90 учителей нового предмета. Александр Михайлов - учитель физики, но шахматами увлекается с детства.



Александр Михайлов : Шахматы вообще дают очень много, во-первых, это для жизни нужно, потому что развивают очень ум. Во-вторых, концентрация, развивает характер. Если нет характера - будь ты хоть каким по уровню игроком - больших успехов не добьешься.



Анна Липина : Из бюджета области для проведения шахматного всеобуча в школах выделено более 4 миллиона рублей на приобретение учебных пособий, шахматных досок, демонстрационных досок и также средств на оплату труда преподавателей новой дисциплины.


По словам вице-губернатора Псковской области, а также председателя областной федерации шахмат Дмитрия Шахова, перед принятием решения о введении в псковских школах нового обязательного предмета, был изучен зарубежный опыт, и везде отмечается, что дети, которые играют в шахматы, имеют лучшие показатели в освоении учебных дисциплин и в умственном развитии.



Дмитрий Шахов : Самое главное, чего мы хотим - это увлечение молодежи. Показать, что есть интересное времяпровождение в виде досуга игры за доской, и те баталии, которые проходят за шахматной доской, они действительно настолько завораживают, увлекают, что можно часами проводить за шахматной позицией. И вот поэтому и тут вам и усидчивость, и выносливость, и гибкость ума, которая необходима шахматисту.



Анна Липина : Всеобуч по игре в шахматы в Псковском регионе - это лишь эксперимент, призванный расширить круг познаний для младшеклассников, говорит начальник управления образования Пскова Надежда Михненко.



Надежда Михненко : Сначала все попробуют, а потом как в любом предмете, есть дети, которые и дальше будут продолжать заниматься, а кто-то - ну так как любой элективный курс, кто-то будет заниматься серьезно, а кто-то наоборот вот выберет что-то другое.



Анна Липина : В этом году за шахматные доски в псковских школах сели более 4 тысяч учеников.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG