Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Длинные руки». Музыкальный авангард в Москве


Помимо Иоргеса Сакеларии (Греция), в авангардном фестивале «Длинные руки» также приняли участие музыканты-экспериментаторы из Швеции, Америки, Германии, Японии и России. [Фото — <a href="http://www.mecha-orga.com/" target=_blank>|mecha/orga|</a>]

Помимо Иоргеса Сакеларии (Греция), в авангардном фестивале «Длинные руки» также приняли участие музыканты-экспериментаторы из Швеции, Америки, Германии, Японии и России. [Фото — <a href="http://www.mecha-orga.com/" target=_blank>|mecha/orga|</a>]

5 октября в Москве закончился Пятый Международный фестиваль «Длинные руки» [Long Arms Fest 5]. Это главный авангардный форум в России, на котором были представлены сразу несколько направлений актуальной новой музыки: новая компонированная, импровизационная, электроакустическая, шумовая, средовая, аудиовизуальная и экспериментальная.


Фестиваль авангардной музыки «Длинные руки» придумали когда-то Сергей Курехин и Николай Дмитриев, который эту идею и воплотил в жизнь. Обоих нет в живых, но фестиваль, единственный долгосрочный проект, благодаря которому можно познакомиться с музыкантами-экспериментаторами, продолжила Людмила Дмитриева, художественный руководитель нынешнего фестиваля: «В стране практически не было ни подобного лейбла, ни подобной музыки. Были отдельные концерты и ни одного фестиваля. В то время как по всему миру и лейблов полно, и фестивалей, и концертов. И это стало абсолютной необходимостью. Случилось так, что когда не стало Николая Дмитриева, то не стало, в общем, и всех фестивалей. Я, конечно, организовала фестиваль "Длинные руки" как такого маленького ребенка, который родился, когда все погибло. На обломках. Вот такая фестивальная история. У нас здесь всегда такая двоякая ситуация. Не каждого музыканта мирового уровня знают у нас в стране. И если ориентироваться на популярность его в нашей стране, то мы собираем толпы. Но другой музыкант совершенно такого или даже выше уровня, которого не знают, у нас его никто не знает. Популярность — это вообще вопрос, который неинтересен. Потому что наша задача — дать возможность людям ощутить в себе свободный выбор музыки. Нас интересует, чтобы он был популярным среди нашей продвинутой публики. Это всегда было и будет, что мы делаем фестиваль для себя. Здесь не бывает случайных людей».


Тем не менее, география нынешнего, пятого фестиваля не ограничивается Москвой. Представления проходят также в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Александрове и Ярославле. И я попросила одного из участников, музыканта из Греции Иоргеса Сакеларие [Yiorgis Sakellariou] рассказать, как принимают экспериментальную музыки в разных странах: «Мой опыт выступления показывает, что во всем мире на подобные концерты приходит примерно одно и тоже количество зрителей, независимо оттого, что это за место — Лондон или маленький провинциальный городок в Европе. Публики всегда собирается немного. В основном это любители и просто любопытные. Я полагаю, что такая ситуация нормальна, потому что экспериментальная музыка требует особого навыка восприятия и особого состояния от слушателей. Она не просто услаждает слух, а погружает в некие новые переживания. Не каждый готов через них пройти. Интересно, что в этой музыке не существует никакой национальной идентификации. Все везде одинаково — будь то Греция или Россия».


Помимо Иоргеса Сакеларии, в авангардном фестивале «Длинные руки» также приняли участие музыканты-экспериментаторы из Швеции, Америки, Германии, Японии и России.


XS
SM
MD
LG