Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Четыре взрыва за один день - ситуация в Ингушетии обостряется


В Ингушетии взрывы стали печально привычным делом

В Ингушетии взрывы стали печально привычным делом

Волна взрывов и покушений на должностных лиц буквально накрыла Республику Ингушетия. Только в минувшую субботу на территории республики сработали четыре взрывных устройства. В двух случаях заминированными оказались автомобили сотрудников ФСБ и МВД, взрывы также прогремели на кладбище в Назрани и в магазине в Малгобеке. Пострадавших нет.

В последнее время в Ингушетии было организованно несколько покушений на жизнь руководителей силовых структур, имама малгобекской мечети, убиты двоюродный брат президента Бекхан Зязиков и владелец оппозиционного сайта «Ингушетия.ру» Магомед Евлоев. По мнению бывшего президента республики Руслана Аушева, ситуация в Ингушетии напоминает «медленную гражданскую войну».

С этим полностью согласен один из лидеров ингушской оппозиции Магомед Хазбиев: «Конечно, здесь идет гражданская война. Если в день гибнут по 5 - 7 человек, а иногда бывает до 16 человек в день, значит это уже война. До сих пор Зязиков все это скрывал и говорил, что у него все замечательно, пока журналисты не обратили внимание на то, что творится в республике, пока не начали сюда приезжать (например, съемочная группа с РЕН ТВ). Вы помните, похищали, выдворяли из республики журналистов. Все равно журналисты начали, несмотря ни на что, приезжать сюда и освещать происходящее. Вот тогда уже выяснилось, что творится в республике. Первым против всего этого встал Макшарип Аушев. Он показал всему миру, что здесь творится. Зязиков продолжал говорить, что все замечательно, что все тревожные сообщения - вранье. После этого он начал обвинять кого угодно, но только не себя. Начал обвинять во всем, что творится в Ингушетии, какие-то американские, английские спецслужбы».

Эксперт по проблемам Кавказа, журналист Константин Казенин полагает, что ингушская оппозиция сгущает краски: «Гражданская война - это такой жупел, которым у нас принято пугать с давних пор. Действительно ситуация в Ингушетии напряженная. Конечно же, один из основных источников напряжения – это острые взаимоотношения большой части населения с правоохранительными органами. Но что касается слов о гражданской войне, надо понимать, что у ингушской оппозиции очень мало реальных ресурсов влияния на ситуацию. Здесь можно долго искать виноватых, можно видеть причину в каких-то особенностях действий самой оппозиции, можно видеть причину в том, что в Ингушетии просто не существует нормального политического процесса. Поэтому единственный способ для оппозиции привлечь к себе внимание - это подобного рода заявления и некая такая митинговая имитация того, о чем они говорят».

Но в тоже время Константин Казенин назвал Ингушетию самым тревожным национальным субъектом России: «Ингушская исполнительная власть в очень слабой степени контролирует то, что там происходит. Во многом это было связано с близостью к Чечне. И дело не в чеченском влиянии. Дело в том, что действительно в регионе большое влияние имеют силовики, которые не всегда в должной мере подконтрольны или подотчетны республиканским властям. А ответственность, тем не менее, всегда возлагается именно на республиканские власти. А у исполнительной власти Ингушетии довольно мало способов остановить тот силовой беспредел, который там сейчас происходит. С другой стороны, они довольно мало сделали для того, чтобы наладить с населением какой-то нормальный диалог».

Произвол ингушских чиновников приводит к тому, что молодежь от отчаяния вынуждена пополнять ряды так называемых радикальных джамаатов, утверждает один из лидеров ингушской оппозиции Магомед Хазбиев : «Этих людей заставляют уходить в лес. Когда нет прокурора, нет суда, когда у человека крадут брата или убивают кого-то. Он приходит в прокуратуру, пишет заявление. Ему говорят - иди домой, если еще раз придешь сюда, с тобой будет то же самое, что с твоим братом».

Сложная ситуация в Ингушетии, как и в соседних республиках Северного Кавказа, стала следствием грубого произвола властей, переставших зависеть от граждан, полагает глава общественной организации «Антикоррупционный комитет Северного Кавказа» Муса Садаев: «К сожалению, руководители северокавказской республики практически не обращают внимания на своих жителей, на граждан. По-моему это и есть протест народа. Они устали от навязываемых руководителей. Назначенные руководители, к сожалению, не могут понять самую главную вещь, что они будут делать, и что они смогут сделать в случае, когда за ними не будет стоять 2-миллионная российская армия. Конечно же, надо разговаривать с людьми, искать контакта. Но никого в России (я имею в виду чиновников) не интересует, чего хочет народ, чего хочет человек. Пока все наоборот – все стараются понять, чего хочет "Единая Россия", чего хотят чиновники».

Сегодня Ингушетия - самая маленькая по территории республика в России - занимает первое место среди субъектов федерации по количеству вооруженных формирований на душу населения. На это обстоятельство обратил внимание СМИ бывший президент Ингушетии Руслан Аушев.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG