Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Академик Виталий Гинзбург о Нобелевской премии


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Олег Винокуров : На этой неделе в Стокгольме и Осло начнут объявлять лауреатов Нобелевских премий 2008 года. По традиции, Нобелевский комитет заранее не сообщает ни о самих претендентах на премию, ни о тех, кто их выдвинул. О признанных лауреатах прошлых лет, о том меняется ли с годами отношение к этой престижной награде, наш корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева беседовала с Нобелевским лауреатом 2003 года по физике, академиком РАН Виталием Гинзбургом, которому в субботу (4 октября) исполнилось 92 года.



Ольга Вахоничева : Известно ли вам что-нибудь о возможных лауреатах Нобелевской премии?



Виталий Гинзбург : Конечно, нет. Принципиально неизвестно. У них есть статус, как создается премия, - ни в коем случае не обсуждать с другими, никакие там ученые советы и прочее. Просто человека просят высказать свое собственное мнение, кого он хотел бы наградить. Очень характерная и важная вещь, что не может быть более трех кандидатур. Это очень существенно. У нас были Ленинские премии, скажем. Дают за какую-нибудь работу 12 человек и так далее. Это обесценивает работу и так далее. С другой стороны, такое ограничение тоже имеет свои недостатки, особенно, в последние годы.



Ольга Вахоничева : Меняется ли с годами значимость и авторитет этой награды?



Виталий Гинзбург : Я сейчас объясню. Естественно, что все это меняется. Нобелевская премия впервые были присуждена в 1901 году. Ее получил один человек Рентген. Выросло колоссальное количество народу, и масштабы работ выросли. Это приводит к тому, что в работе участвовало тысяча человек, а дать нужно только трем. Это приводит, конечно, к нехорошим делам.



Ольга Вахоничева : То есть вы считаете, что нужно увеличить число лауреатов?



Виталий Гинзбург : Нет, я так ни в коем случае не считаю. Понимаете, это палка о двух концах. Увеличив число лауреатов, это обесценит премию. Я просто рассказываю, что с течением времени все труднее и труднее справедливо дать премию. Я получил тоже премию в "тройке" так сказать. Нас получило три человека, а можно было бы дать большему числу. Сейчас я очень жалею, что не дали премию Льву Петровичу Горькову.



Ольга Вахоничева : А после получения премии ваша жизнь как-то изменилась?



Виталий Гинзбург : Особенно - нет. Конечно, изменилась в том смысле, что, во-первых, меня просили выступать и так далее. Я был занят в каком-то деле. Во-вторых, люди как-то уважают очень лауреатов. Так во всем мире. Нобелевский лауреат - значит это что-то особенное. Я хочу подчеркнуть, я послал письмо тогда президенту Путину, чтобы организовать у нас хорошую лабораторию по сверхпроводимости. К этому отнеслись положительно. Если бы я не был Нобелевским лауреатом, очень вероятно, что просто махнули бы рукой. Мало ли кто там, что просит.



Ольга Вахоничева : А как вы относитесь к обидам некоторых деятелей, которые считают Нобелевскую премию европейским явлением?



Виталий Гинзбург : Абсолютная чепуха. Больше всего получили американцы. Может быть, одно хочу вам сказать - вы сказали "некоторые считают". У нас очень широко считают, что обижают Советский Союз, а сейчас Россию. Я сам так думал. Но это совершенно не так. Никакого абсолютно значения политические моменты не имеют!



XS
SM
MD
LG