Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономическая ситуация хуже, чем ее признавали


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Юрий Жигалкин, Юрий Векслер.



Андрей Шарый: Шаткая ситуация сохраняется на мировых финансовых рынках. В США на первых на этой неделе торгах снова упали индексы фондовые. Поводом для их падения, как говорят эксперты, стали новые негативные сообщения, которые укрепили неуверенность инвесторов стабильной мировой финансовой системы. Все это происходит через несколько дней, вернее, в первый рабочий день после того, как американский Конгресс поддержал план Полсона так называемый, который призван поправить состояние финансовой системы США.


В прямом эфире программы "Время Свободы" по телефону из Нью-Йорка мой коллега Юрий Жигалкин. Он внимательно следит за тем, что происходит сейчас на нью-йоркских биржах. Итак, Юрий, действительно ли такое серьезное падение индексов?



Юрий Жигалкин, Нью-Йорк: Андрей, показатель падения рыночных индексов действительно, извините за слово, пугающий. К данной минуте индекс Доу Джонса упал почти на 500 пунктов. Впервые за четыре года он опустился ниже отметки 10 тысяч. Напомню, лишь в октябре прошлого года Доу Джонс достиг пика, зашкалив за 14 тысяч, что больше 35 процентов от нынешнего уровня. Нынешнее падение очень близко к самым крупным падениям американских рынков последнего 30-летия.


Судя по всему, Андрей, как вы сказали, поводом для сегодняшнего падения стали рыночные страхи. Вслед за действиями европейского Центрального банка, европейских правительств в поддержку своих банков инвесторы и трейдеры были вынуждены смириться с мыслью, а эту мысль они от себя гнали всеми силами, мысль такова: экономическая ситуация в мире хуже, чем они признавали. Из этого следует, что стоимость акций большинства компаний все еще завышена, она не оправдана уровнем экономического роста ближайшего времени. Плюс мы сейчас видим, что цены на нефть в таком контексте падают, за ними покатились акции нефтяных компаний, вкупе с ними сейчас валятся акции крупнейших банков. Эти два сектора, нефть и финансы, фундамент Уолт-Стрит. Иными словами, пока акции не будут отражать более-менее реальную перспективу экономического роста и заработков компаний, рынки будут, видимо, падать, по крайней мере, об этом, наконец-то, честно заговорили сами финансисты.


Надеюсь, не очень печальную картину нарисовал, Андрей?



Андрей Шарый: Реальную, я бы так сказал, Юрий. Скажите, пожалуйста, а что эксперты ожидают, какие последствия от имплементации этого плана Полсона? Может быть, в течение какой-то среднесрочной хотя бы перспективы он окажет свое воздействие на экономику?



Юрий Жигалкин: План Полсона, как признают многие экономисты, это большой и пока беспрецедентный эксперимент. То, что произошло в последние недели с финансовой системой, оно сравнимо лишь со временами великой депрессии, а то, что предпринимает центральный банк, несравнимо со временами великой депрессии. Это другие меры, это другие инструменты. Как они сработают, пока не знает никто. Надеются, что они сработают. Но для того, чтобы они сработали, необходимо желание рыночных игроков к этому. Этого желания сейчас нет. Самое главное и самое трудное, что заставляет эти рынки падать, что колеблет эти рынки, это психология. Рынки напуганы. Почему они напуганы, есть для этого поводы, насколько эти поводы реальны - это другой вопрос, этого никто не знает. В принципе экономисты подозревают и надеются, что эти меры в среднесрочной перспективе действительно могут сработать, потому что они действительно окажут некое содействие финансовым рынкам, они их должны стабилизировать.



Андрей Шарый: Спасибо. Юрий Жигалкин, корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке. Мы беседовали о том, что происходит сейчас на американских фондовых биржах.


Тем временем правительства сразу нескольких европейских стран, точнее, четырех, заявили о том, что они гарантируют сохранность частных вкладов на счетах банков. Правительство Германии спустя неделю после первой провело уже вторую акцию спасения от банкротства мюнхенского ипотечного банка Hypo Real Estate , договорившись с финансовыми институтами о выделении банку дополнительные 15 миллиардов евро. Спасение этого второго по значение банка Германии было, по мнению правительства, необходимостью.



Юрий Векслер, Берлин: В отличие от банков, финансирующих кредиты за счет вкладов клиентов, как это делает, например, германский сбербанк, Hypo Real Estate производил рефинансирование за счет денег других банков. Из-за мирового финансового кризиса доверие банков в отношениях друг к другу за последнее время уменьшилось. Находящемуся в Ирландии дочернему Hypo Real Estate банку Depfa , который занимался рефинансированием долгосрочных проектов за счет краткосрочных кредитов, которые он брал на свободном рынке, был перекрыт финансовый кран. После банкротства американского инвестиционного банка Lehman Brothers взаимный обмен кредитами между банками практически прекратился. Это поставило основной банк Hypo Real Estate на грань катастрофы.


Как отмечает газета Financial Times Deutschland , важнейшим финансовым инструментом для Hypo Real Estate являются, так называемые закладные, залоговые свидетельства. Именно поэтому спасение этого банка, входящего в индекс ДАКС, столь важно, так как от него зависит второй в мире по объему германский рынок закладных в 900 миллиардов евро. Если бы банк рухнул, то миллионы вкладчиков должны были бы считаться с потерей денег по своим залоговым свидетельствам. Это могло бы спровоцировать эффект домино на финансовых рынках и нанести разрушительный удар по всей финансовой системе Германии.


Оценки спасательной операции различны. Многие хотели бы видеть защитную страхующую программу правительства для всех банков, но эта идея не находит поддержки у правительственных экспертов.


Политики Блока ХДС ХСС и Партии зеленых выступили уже с требованиями об отставке руководства банка Hypo Real Estate . Выступившие с этой инициативой считают непростительной и непрофессиональной ошибку руководства банка в оценке необходимой помощи, приведшую спустя неделю после первого решения к необходимости выделить еще 15 миллиардов евро.


Министр финансов Германии Пеер Штайнбрюк, отвечая на вопрос, присоединяется ли он к этому требованию, сказал.



Пеер Штайнбрюк: Гораздо важнее, что такие голоса я услышал вчера вечером и ночью, прозвучавшими в самом банковском секторе. Я считаю немыслимым дальнейшее сотрудничество с теперешним руководством банка.



Юрий Векслер: Канцлер Германии Ангела Меркель заявила в воскресенье вечером.



Ангела Меркель: Мы хотим сказать вкладчикам банков, что ваши вклады обеспечиваются нашей правительственной гарантией.



Юрий Векслер: Комментируя это решение, на которое готовы были бы пойти далеко не все европейские правительства, министр финансов сказал.



Пеер Штайнбрюк: Это был сигнал канцлера и мой, сигнал вкладчикам Германии: вы не должны опасаться и испытывать страх по поводу ваших вкладов. Это очень важно в такой ситуации. Мы хотели бы избежать того, что вкладчики из-за неуверенности и страха ринутся к своим банкам забирать свои деньги. Это еще более осложнило бы ситуацию с ликвидностью. Поэтому мы, политики, и сигнализируем о гарантиях безопасности.



Юрий Векслер: На вопрос, чем могут быть обеспечены такие гарантии, ведь речь идет примерно о 570 миллиардах евро, министр финансов Германии Пеер Штайнбрюк ответил.



Пеер Штайнбрюк: Надо знать, что у нас в Германии действует система гарантии вкладов. Некоторые говорят, что эта лучшая система в мире. Названая сумма, конечно же, огромна. Никто не может ее себе реально представить. Вряд ли кто сможет назвать число нулей в этой цифре. Но мы хотим дать ясно понять, что сверх нашей системы защиты вкладом, системы, которая хорошо функционирует, правительство Германии готово заверить вкладчиков в отсутствии поводов для страха за свои сбережения.



XS
SM
MD
LG