Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Олег Панфилов: Грузия переживает трагедию разрыва с русским народом


Катера Военно-морских сил Грузии в порту Батуми

Катера Военно-морских сил Грузии в порту Батуми

МИД России накануне обвинил Тбилиси в попытке обострить ситуацию в зоне конфликта. О том, что происходит сейчас в приграничных с Абхазией и Южной Осетией районах, рассказывает вернувшийся из грузинской командировки директор Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов.


- Явных следов [военного конфликта] на территории Грузии или уже не осталось, или их было мало. Но я уточню, что активных военных действий на территории Грузии, то есть столкновения с противником, не было. Было большое количество случаев бомбардировки, когда российские военные выпускали ракеты, прежде всего «Искандер» или «Точка-У». Грузинские военные говорят, что большинство из этих ударов не достигали цели. Например, когда была произведена бомбардировка в Аджарии (это юг Грузии), то удары были нанесены по пустому ночному пляжу. Одна бомба была сброшена в открытое море, другая - в горное ущелье, где не было ни селений, ни тем более военных объектов.
Следы войны еще видны в Гори. Там сейчас заканчивается ремонт тех зданий, которые подверглись первой бомбардировке 9 августа. По всей видимости, как памятный знак на площади Сталина будут оставлены две воронки от кассетных бомб. По крайней мере, в беседе со мной министр внутренних дел Грузии Вано Мирабишвили согласился с тем, что надо сделать из этого места памятный знак, то есть установить некую стелу или стеклянный полушар. На этом месте погиб голландский журналист, а вместе с ним еще семь человек.
Видны сожженные лесополосы в Гори, в Хашуре. Уточняются сейчас масштабы уничтожения пожарами лесов Боржомского заповедника. Около тысячи гектаров сожжено - это практически 80% территории заповедника.
Видны следы еще в Поти, где были взорваны катера или большая часть Военно-морского флота Грузии. В Батуми я увидел у морского порта, морского вокзала три оставшихся катера - два десантных и один береговой охраны. Это все, что осталось от Военно-морских сил Грузии после того, как большая часть была захвачена российскими военными в Поти и взорвана.


- Как обстоит дело с выводом российских войск из «буферной зоны»?
- Власти Грузии предполагали, что, возможно, начнутся какие-то события, которые будут спровоцированы заявлением российских военных по поводу того, что сегодня спокойно, и им следовало бы остаться на территории Грузии еще какое-то время. Тем не менее, грузинские власти надеются, что до 10 октября российская сторона выполнит соглашение Саркози. И российская сторона подтверждает тем, что снимает некоторые блокпосты, что тоже хочет выполнять это соглашение.
Я проехал несколько дней назад по дороге из Тбилиси в Западную Грузию и увидел те места, где находились российские войска. Они вышли на трассу, соединяющую Восточную Грузию, установили там блокпосты. Там на протяжении нескольких километров сожжена лесополоса. Сожжены не только трава, кустарники, но и деревья, а также недалеко от Гори находится военная база, одна из самых лучших министерства обороны Грузии. Когда она еще работала, и там находились войска, она выглядела просто идеально. Сейчас это такая картина, которая очень напоминает Грозный после войны. Там взорвана часть зданий, сожжены два четырехэтажных здания на территории военной базы.
В эти дни военно-строительная техника зачищает эту территорию от следов присутствия российских военных.


- Чего в первую очередь ждут местные жители - ухода российских войск, прихода наблюдателей ЕС или, может быть, каких-то изменений в структуре власти собственной страны?
- Люди, конечно, ждут спокойствия. Потому что многочисленные случаи мародерства со стороны российских войск и южноосетинских формирований, которые пришли вместе с российскими войсками. Это разрушенные дома, сожженные селения. Например, в селении Каралети, которое находится в Горийском районе, сожжено около 40 жилых домов. Наконец, это огромное количество беженцев - почти 200 тысяч человек, которые переместились не только с территории Южной Осетии, из тех грузинских сел, в которых они жили, но и из так называемых «буферных зон». Именно там, где находились и пока еще находятся российские войска.
По поводу структуры власти собственной страны ситуация такая, что, хотя радикальная оппозиция проснулась, вряд ли она будет поддержана так же, как в прошлом году. Тут на арену выходит новая оппозиционная сила, которую возглавляет Нино Бурджанадзе, бывший спикер парламента Грузии. К ней присоединились несколько известных людей, в том числе и последний посол Грузии в России. По всей видимости, будет создаваться более спокойная, более вдумчивая оппозиция, чем до этого.


- Как жители Грузии относятся сейчас к России?
- Отношение к российским властям крайне негативное практически у всех, в том числе и у очень известных людей. Я встречался с Вахтангом Кикабидзе, который, на мой взгляд, очень себя плохо ощущает в этой ситуации, когда против него в российской прессе была развернута жесткая кампания после того, как Кикабдзе отказался от Ордена Дружбы и после того, как дал интервью грузинской прессе.


По словам Олега Панфилова, население Грузии переживает не только личную трагедию в связи с войной, но и трагедию разрыва с русским народом.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG