Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

РПЦ не приняла в свой состав южно-осетинскую и абхазскую епархии


В вопросах целостности Грузинской православной церкви руководству Московского патриархата хотелось бы быть вне политики

В вопросах целостности Грузинской православной церкви руководству Московского патриархата хотелось бы быть вне политики


Руководство Русской православной церкви отказывается принять в свой состав югоосетинскую и сухумо-абхазскую православные епархии, священники которых неоднократно обращались в РПЦ с соответствующей просьбой. «Политические решения, - говорится в сообщении Московского патриархата, - не определяют вопросы о церковных юрисдикциях и сферах пасторской ответственности». Таким образом, хотя в Южной Осетии и Абхазии явочным порядком Русская православная церковь давно присутствует, Московский патриархат формально поддержал неделимость Грузинской православной церкви.


Ответственный редактор газеты «НГ-Религия»(приложение к «Независимой газете») Марк Смирнов считает, что церковный вопрос на спорных территориях, по крайней мере, формально, не будет урегулирован в ближайшие годы. Смирнов опроверг информацию о том, что грузинский вопрос выносился на заседание священного синода:


- В повестке дня вопроса о присоединении епархий, абхазской или южноосетинской, вообще не было. Надо сказать, что таких епархий формально не существует. Это разрозненные приходы, которые не подчиняются грузинскому патриарху в связи с политической обстановкой. И вот эта ситуация только показывает, что Русская православная церковь хочет остаться вне политического контекста, сохранить канонические отношения с Грузинской церковью.


- Что для Русской православной церкви важнее: хорошие отношения с Грузинской православной церковью или это принцип, вопрос церковного раскола?


- Если сейчас признать эти епархии, которые входят в каноническую территорию другой, соседней церкви, это послужит поводом для того, чтобы и другие раскольнические группы в Молдавии, на Украине, в Эстонии поднимали вопрос о том, что прецедент создан. Поэтому здесь Московский патриархат остается как бы над схваткой, невзирая на политические распри между государствами, и старается сохранить свой статус-кво.


- Есть какие-то особые отношения между клиром Грузинской православной церкви и представителями Русской православной церкви?


- До сих пор эти отношения были сбалансированными, выдержанными, хотя грузинская сторона упрекала Московский патриархат, что ее духовенство действует на сопредельных самопровозглашенных территориях. Это ведь действительно имеет место. Потому что, скажем, в Абхазии нет вообще епископа, там на уровне приходов руководит церковной жизнью священник. То же самое в Южной Осетии. Там есть, правда, епископ. Сначала он был в Зарубежной церкви, потом вышел из нее и присоединился к греческим старостильникам, которых вообще никто не признает. Там очень неурегулированная церковная ситуация.


- А как там все это выглядит на практике? Вот есть церковь, приход, и еще с советских времен священник. Потом ситуация заморозилась, они фактически никому не подчиняются и никаких денег они ниоткуда не получают, ни из Грузии, ни из России.


- Духовенство, я подчеркиваю, либо осетинское, либо абхазское, потому что грузинского духовенства там уже нет по понятным политическим причинам осталось на этих приходах. Оно не признает грузинского патриарха или тех епископов, которые в соответствии с территорией Грузинской церкви на этих местах должны быть. Этих епископов нет, они находятся в Грузии, хотя они сохраняют за собой названия, они называются, допустим, епископ Абхазский и так далее…. Они реально не управляют. Получилась, что это духовенство стало самоуправляемым, но оно находится в очень тесных отношениях с Московским патриархатом, который посылает туда священников, помогающим в окормлении паствы, в налаживании церковной жизни. Например, не так давно даже были отпечатаны евангелия богослужебные, которые были переданы в Абхазию. Это вызвало протест со стороны Грузинской церкви. Но эти отношения, хотя и подвергаемые испытаниям, они сохраняются. И усугублять сейчас этим признанием независимости церковных территорий Абхазии и Южной Осетии было бы со стороны Московского патриархата очень неосторожным шагом. Это вызвало бы еще больший раскол в православном мире.


- Получается, что эти территории остаются вообще вне какого-то канонического руководства. Вы упомянули о непростой ситуации в Южной Осетии, там действительно есть этот епископ Аланский Георгий Пахаев, который вмешивается в политику и делает политические заявления.


- Константинопольский патриархат предлагает свои посреднические услуги, но сейчас у Москвы с Константинополем довольно сложные отношения из-за Украины. Обычно используется третейский судья, как правило, это православный вселенский патриарх, а именно Константинопольский, который может организовать силами своего духовенства урегулирование церковной жизни, введение ее в нормальное каноническое русло. Но, судя по тому, что сейчас эти территории получили признание России, ясно, что и церковный вопрос в обозримом будущем вряд ли будет там решен.



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG