Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

География супружеской неверности: как в разных странах относятся к изменам. Гость «Американского часа» – социолог Вирджиния Раттер.






Александр Генис: Недавно мы говорили о браках и разводах, (http://www.svobodanews.ru/special/specials/bookreview.html), сегодня – об изменах. В гостях «Американского часа» - редкий эксперт по супружеской неверности, автор диссертации по взаимоотношению полов, вопросов брака и интимных отношений в семье, профессор социологии из массчустесткого университета Фрамингем Вирджиния Раттер ( Virginia Rutter ). С ней беседует корреспондент «Американского часа» Ирина Савинова.




Ирина Савинова : 31 год назад два известных писателя, Марио Варгас Льоса и Габриэль Гарсиа Маркес подрались. Общее мнение сложилось мгновенно: два латиноамериканца могут подраться только из-за женщины. (Так оно и было: в отсутствие Льосы его верный друг Маркес "утешал" оставшуюся в одиночестве жену перуанского романиста. Давая пощечину Маркесу, Льоса произнес "это тебе за то, чем ты занимался с моей Патрицией".) Можно ли судить по этому примеру о национальном темпераменте Латинской Америки? Если посмотреть на разные страны с этой точки зрения, то где больше всего совершается адюльтеров?



Вирджиния Раттер: Существует статистика, ее можно найти в книге Памелы Дракерман "Вожделение в переводе". Оказывается, наибольший процент внебрачных связей встречается в Африке. Америка, Франция, Австралия стоят гораздо ниже по сравнению с Африкой. Уровень верности мужчин в Африке очень низок. Необходимо обратить внимание на то, как собирается эта информация. Социологические исследования сексуальной стороны брака проводятся далеко не во всех странах. Ведь это, можно сказать, политический вопрос. Так некоторые мусульманские страны никогда не проводят опросов, об этой стороне их жизни практически ничего не известно. В России, – я только что читала об этом, – исторически существовали табу против опросов на тему секса вообще и супружеской верности в частности. Статистики просто не существует.


В Африке есть большая разница между тем, как признаются в неверности мужчины и как – женщины. В Нигерии 15 процентов мужчин сказали, что имели внебрачную связь в течении года, предшествующего опросу, в Того – 37 процентов. Но только полпроцента женщин в Того признались в том, что у них были внебрачные связи.


В Англии 9-10 процентов мужчин признались в адюльтере, и 5 процентов женщин. Здесь больше равенства между полами, но и тут при ближайшем рассмотрении заметно, что почти вдвое больше мужчин, чем женщин, признается во внебрачных связях.



Ирина Савинова : Что касается России, то 12 лет назад был проведён опрос в Петербурге, показавший, что почти половина опрошенных мужчин и четверть женщин были неверны в браке и предпочли драматическую развязку конфликта. Какие факторы определяют отношение к адюльтеру в разных странах? Религия? История? Обычаи?



Вирджиния Раттер: Я бы назвала обычаи определяющим фактором нашего отношения к внебрачным связям. Религия тоже играет роль, но не очень четко определенную.


Мужчины и женщины по традиции наделяются разными сексуальными правами. В некоторых странах Африки мужчинам разрешено иметь внебрачные связи. Это право опирается на традицию полигамии, например, оно обусловлено и частнособственническими правами и отношениями.


Вот интересный феномен. Во Франции тот факт, что кто-то имеет любовницу, как это было даже с президентами, обществом принимается. В американском обществе отход от моногамии вызывает резко негативную реакцию. Число случаев адюльтера и у французов, и у американцев одинаковое, но в отношении к адюльтеру культурные различия играет огромную роль.



Ирина Савинова : Кому в Америке больше позволяется - мужчинам?



Вирджиния Раттер: Нет. Последние годы изменили статус-кво. Мы в Америке имеем двойной стандарт: женщин корят за адюльтер строже, чем мужчин. И все же у нас больше равенства полов, чем в других частях света. Так признание в получении сексуального удовольствия считается нетрадиционным поведением для женщин во многих странах. У нас же женщины ненамного отстают от мужчин. В Америке считается, что женщина может иметь полноценную сексуальную жизнь.



Ирина Савинова : При этом американцы ратуют за моногамию и честность в брачных отношениях.



Вирджиния Раттер: Американцы действительно много говорят о том, что они поклоняются моногамии и ценностям семьи. Эта риторика – не что иное, как политический футбол. Во что американцы твердо верят, так это в то, что секс – личное дело каждого.


Возьмем пример губернатора штата Нью-Йорк Элиота Спицера. Он был уличен в том, что, будучи женатым человеком, пользовался услугами проститутки. Дело это было очень скандальное. Но общество стыдило его не за секс с проституткой, а за лицемерие: в прошлом он составил себе политическое имя, борясь именно с проституцией.


Другой губернатор, занявший место с позором изгнанного Спицера, в первый же день на посту признался в том, что имел внебрачные связи. И ему это легко простили: такое может быть со всяким, это жизнь. Открытое признание смягчило ситуацию.



Ирина Савинова : Адюльтер по-разному отражается в разных культурах. Чем, скажем, Анна Каренина отличается от Мадам Бовари?



Вирджиния Раттер: Литературные критики могут оценивать и противопоставлять эти два выдающихся романа с самых разных позиций. Мы будем говорить не об эстетике адюльтера, а о том, как два разных общества относятся к супружеской измене.


Каждый из этих двух романов, как это часто бывает с романами, отразил особенности определенного социального класса. В данном случае – привилегированного. Секс, сексуальность и супружеская измена во всех культурах находятся в связи с понятием собственности. В обществах с консервативными религиозными устоями, в данном случае это Россия и Франция, жена считается собственностью мужа. Ее поведение входит в конфликт с ее классовым положением. Она или повышает свой статус в обществе, связавши судьбу с другим мужчиной, или теряет его. Поведение ее мужа строится вокруг намерения сохранить свои права на собственность, то есть, на жену. Ею манипулируют, перекрывая ей доступ к материальным ценностям.


Уязвимость Анны Карениной в ее причудливой романтичности, в ее безумной любви и привязанности к Вронскому. С Эммой связано понятие серийного адьюльтера.



Ирина Савинова : Как отражается адюльтер в американском кино и литературе?



Вирджиния Раттер: Внебрачные связи в основном или романтизируются или преподносятся как отклонение от нормы. Адюльтер действительно можно показать сказочно красивым, в исполнении красивых актеров, одетых в красивую одежду.


В фильмах типа тех, что производит студия Дисней, супружескую измену показывают быстро заканчивающейся, потому что героев нужно вернуть в лоно семьи и к ее ценностям. Идея тут такая: внебрачная связь не должна угрожать семье. С другой стороны, в кино показывают, что в семье сексу нет места. Секс с мужем или женой может быть показан сентиментальным, но не эротичным.



XS
SM
MD
LG