Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Значение Эвианской конференции


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Кирилл Кобрин : Во французском городе Эвиан завершается крупная международная конференция о мировой политике, на которой сегодня под занавес выступили президент России Дмитрий Медведев и президент Франции Николя Саркози. Проблемы мировой политики и экономики Медведев увидел в неэффективности в однополярной модели мира, на сохранение которой, как представляется российскому президенту, настаивают Соединенные Штаты. О речи Дмитрия Медведева и мой коллега Андрей Шарый побеседовал с парижским международным обозревателем Радио Свобода Семеном Мирским.



Андрей Шарый: Семен, так издалека кажется, что эта конференция по мировой политики в Эвиане возникла неожиданно, и она представляется каким-то специальным идеологическим или политическим проектом французского руководства. Это верное предположение?



Семен Мирский: Я бы не сказал. Кстати, именно с этого момента Дмитрий Медведев и начал свое выступление в Эвиане, сказав, что речь об этой конференции велась уже год тому назад. Директор Французского института международных отношений Этери де Монбриаль проявил прозорливость год тому назад, зная, что именно в октябре 2008 года в этой конференции возникнет крайняя необходимость. Так что, как видим, уже год тому назад конференция готовилась. Просто она совпала по времени с такими событиями, свидетелями которых мы являемся с вами.



Андрей Шарый: Это крупное событие в международной жизни? Можно сравнить ее, как говорят обозреватели многих газет, с форумом в Давосе?



Семен Мирский: Именно в силу драматизма всевозможных факторов - тут и экономический кризис, именно на сегодня приходится самое крутое за последние 5, а в некоторых странах и 10 лет, падение курса биржи, и, разумеется, проблемы в Грузии... Кстати, драматический момент конференции, о котором мы говорим, подчеркивающий ее важность, именно с трибуны конференции в Эвиане президент России Дмитрий Медведев заявил, что сегодня завершен вывод российских войск из зон безопасности вокруг Абхазии и Южной Осетии. Так что, такие заявления, такие моменты, конечно, придают этой конференции определенную важность, я бы сказал, даже некоторых драматизм.



Андрей Шарый: Дмитрий Медведев выступил со своим видением внешней политики и системы международных отношений. Я слушал его речь. Мне она показалась выдержанной в довольно сильной антиамериканской интонации. Есть ли союзники у Медведева? Как такого рода заявления воспринимаются во Франции?



Семен Мирский: Выступление Медведева направлено своим острием против Соединенных Штатов. Здесь и упрек в желании продолжить модель однополярного мира, в котором будет только один гегемон, будет только одна сверхдержава. Здесь же, конечно, намек на то, что смиряясь с таким положением вещей, европейцы окажутся на задворках мировой политики. Здесь же надо добавить, что среди участников конференции в Эвиане далеко не все разделяют и антиамериканскую направленность выступления Медведева, и, разумеется, его заявление о том, что страница кавказской трагедии сейчас перевернута. В этом отношении мне бы хотелось процитировать выступление президента Эстонии Томаса Хендрика Ильвеса, предупредившего, что не следует ожидать да и стремиться к быстрой нормализации отношений с Россией после того, что произошло в августе в Грузии. "Было бы ошибкой притворяться, что два с небольшим месяца, прошедшие со времени вторжения российской армии в Грузию, это всего лишь черная дыра, и что сейчас уже настало время вернуться к нормальным занятиям и забыть, что произошло". Эстонский президент убежден, что не может быть и речи о быстрой нормализации отношений между Западом и Россией.



Андрей Шарый: Еще один аспект, Семен, этой конференции. Речь идет о политической позиции президента Франции Николя Саркози. Он очень активный политик. В его голове рождается большое количество разных новых политических конструкций, главная роль которых - возвращение Франции былого дипломатического и политического величия. Здесь можно говорить и о концепции, не до конца реализованной Парижем, так как себе это представлял Саркози, Средиземноморского союза, и, в частности, об организации таких крупных международных мероприятий как Эвианская конференция. В этом контексте рассматривают ли проблему французские обозреватели? В данном случае, можно ли говорить о том, что эта активная, напористая политика Саркози встречает понимание и приносит плоды?



Семен Мирский: Она, бесспорно, приносит плоды, по меньшей мере, с точки зрения нарастания популярности президента Николя Саркози внутри Франции. Только за последнюю неделю, согласно опросам, его рейтинг повысился на 2,5 процента. У Саркози есть исторический пример, пример для подражания - это, разумеется, генерал де Голль - недостижимый идеал для всех президентов Пятой Французской республики. Пока эта напористость приносит плоды. Если, действительно, результатам Эвианской конференции явится решение о проведении международного форума (пока еще не совсем ясны его параметры), но если этот форум выработает новый документ по европейской безопасности, то вполне можно будет говорить, что инициатива Николя Саркози увенчалась успехом.



Андрей Шарый: Кажется, Дмитрий Медведев видит на европейском континенте Николя Саркози одним из главных своих партнеров. Он сегодня в очередной раз хвалил его за участие в кавказском урегулировании. Сейчас Медведев едва ли не самый высокий гость на этой конференции в Эвиане. Он закрывал ее фактически. После него сразу выступал президент Саркози. Есть ли основания говорить о каком-то новом уровне отношений России и Франции, о каком-то союзе между Москвой и Парижем? Или из Франции это так не видится?



Семен Мирский: То, о чем вы сказали, входит в расчеты российского руководства. В то же время в действиях, в частности, Дмитрия Медведева очень ясно прослеживается желание дружить с Саркози против того, кто станет президентом Соединенных Штатов Америки. Здесь, конечно, ни один президент (подавно не Николя Саркози) не столь наивен, чтобы тут же согласиться дружить против. Дружить с Россией - да, это традиционная политика Франции.



XS
SM
MD
LG