Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ситуация с беженцами из зоны российско-грузинского конфликта в Южной Осетии остается сложной


Программу ведет Дмитрий Морозов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марк Крутов.



Дмитрий Морозов: Одни из тех, кто ждал вывода войск из так называемых буферных зон в Грузии, - это беженцы из грузинских сел Южной Осетии. Об их судьбе рассказывает Марк Крутов.



Марк Крутов: Ситуация с беженцами из зоны российско-грузинского конфликта в Южной Осетии остается сложной. В первую очередь это касается жителей грузинских сел в окрестностях Цхинвали, которые были вынуждены покинуть свои дома два месяца назад, сразу после начала активных боевых действий. Большинство жителей самого Цхинвали уже смогли вернуться в свои дома из лагерей для беженцев, организованных российскими властями в Северной Осетии. А тысячи этнических грузин по-прежнему вынуждены жить в палаточных лагерях на территории Грузии. Больше всего он опасаются наступающих холодов и вероятной потери одного из немногих своих источников существования – пропадающего урожая, который просто некому собрать.


Вот что рассказала в интервью Радио Свобода женщина, находящаяся со своим трехмесячным ребенком в одном из лагерей для беженцев недалеко от грузинского города Гори.



Нона: Холодно. Я укутываю его в пальто, простыни, все, что я могу найти здесь. Это, конечно, совсем не лучшее место, чтобы встречать зиму с малышом на руках.



Марк Крутов: Эта женщина, ее зовут Нона, покинула свое родное село Каралети на границе с Южной Осетией сразу после событий 7-8 августа. Потом это село попало в так называемую буферную зону, откуда только на днях ушли российские военные. Теперь Нона рассчитывает как можно скорее вернуться домой.



Нона: В палатках практически невозможно жить, потому что здесь никакого отопления, нет ни электрических обогревателей, ни самого электричества. Маленьких детей нельзя помыть, вода холодная. Газовых печек тоже нет. Главная проблема в нашем лагере – это, конечно, гигиена.



Марк Крутов: Напомню, что всего, по данным независимых правозащитных организаций, в результате российско-грузинского конфликта беженцами стали более 150 тысяч человек. Однако, по словам заместителя директора московского офиса «Хьюман Райтс Уотч» Татьяны Локшиной, у большинства беженцев-осетин уже есть возможность вернутся домой, и многие ей, конечно, воспользовались.



Татьяна Локшина: Кто-то, конечно, остается в родственниками, но в основном вся эта огромная масса беженцев вернулась домой. И в Южной Осетии ситуация достаточно приемлемая. Там впечатляющими темпами идет реконструкция, там есть вода, есть электричество, то есть там можно жить.



Марк Крутов: Совсем другая ситуация с беженцами из грузинских сел в Цхинвальском регионе. Конечно, теми, чьи дома не были сожжены или разрушены. По мнению Татьяны Локшиной, главное – обеспечить безопасность в этих селах, чтобы люди могли туда вернуться.



Татьяна Локшина: Если сейчас в этой зоне будет обеспечена в самом ближайшем будущем нормальная ситуация с точки зрения безопасности, нормальный полицейский контроль, то люди моментально туда вернутся. И очень важно, чтобы это произошло как можно скорее, потому что сейчас сезон урожая, и жителям этих сел нужно просто дать возможность собрать урожай, иначе чудовищный гуманитарный кризис, с которым сегодня сталкивается Грузия, он буде только усугубляться.



Марк Крутов: По словам многих грузинских беженцев именно окончательный вывод российских военных из буферных зон позволит им начать возвращаться в свои дома. Как я уже говорил, многие из этих домов во время августовских событий были сожжены или разрушены. Президент Грузии Михаил Саакашвили уже пообещал в одном из своих телевизионных выступлений, что все оставшиеся без крова жители Грузии получат новые дома или квартиры не позже 15 декабря.



Михаил Саакашвили: Я обещаю, что в первую очередь мы обеспечим жильем всех, кто потерял свои дома и имущество. До 15 декабря – к этому времени зима окончательно наберет силу – ни одна жертва войны в Грузии не останется без крыши над головой и нормальных условий для проживания.



Марк Крутов: В решении этой проблемы властям Грузии помогают и гуманитарные организации, бесплатно распространяющие, например, брезент для крыш и другие строительные материалы среди тех, чьи дома были повреждены обстрелами или бомбежками. Однако это в большей степени касается жителей Гори. И населению грузинских сел в Южной Осетии это уже не поможет, говорит Татьяна Локшина.



Татьяна Локшина: В этих анклавах мы посетили 9 сел и говорили с выходами из еще 6 сел. И в этих селах дома фактически все сожжены, уничтожены. Когда я оказалась в этом регионе первый раз, мы спрашивали у местных ополченцев, что здесь происходит. И они, нисколько не скрывая, говорили: «Да, мы сжигаем эти дома, для того чтобы у грузин не осталось домов, куда они могли бы вернуться.



Марк Крутов: О ситуации с беженцами из грузинских сел в Южной Осетии в интервью Радио Свобода говорила заместитель директора московского офиса правозащитной организации «Хьюман Райтс Уотч» Татьяна Локшина.


XS
SM
MD
LG