Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Началось. Группы риска в условиях кризиса


С 6 октября инфляция в России составила 10,8%. Бывало и хуже

С 6 октября инфляция в России составила 10,8%. Бывало и хуже

Около 20% российских граждан считают, что мировой финансовый кризис благоприятно скажется на национальной экономике, тогда как 16% полагают, что его влияния страна вообще не почувствует. Об этом свидетельствуют результаты опроса, проведенного в сентябре Национальным агентством финансовых исследований. Вместе с тем, более 40% респондентов прогнозируют ухудшение ситуации в России, причем 14% из них уверены, что оно уже началось.


Действительно, на фоне значительного удорожания привлекаемых средств в условиях общего снижения ликвидности не только отдельные предприятия, но и целые отрасли столкнулись с серьезными проблемами. В частности, речь идет о торговле, строительстве, машиностроении и металлургии. Работающие там компании уже объявляют о сокращении производства, а в некоторых случаях и об увольнениях персонала. Далее кризис, по мнению аналитиков, дойдет и до банков.


По словам эксперта компании «АНКОР — Банки и финансовые услуги» Анастасии Нащекиной, первыми пострадают люди, имеющие отношение к банковскому и финансовому секторам. «Однозначно упадет спрос на специалистов, причем начиная со стартовых позиций и заканчивая руководителями высшего звена», — говорит Нащекина. При этом эксперт прогнозирует, что к концу года предложение на рынке труда по этому направлению, скорее всего, будет заметно превышать спрос вследствие укрупнения участников рынка и ухода части игроков.


Сейчас финансовые власти страны принимают экстренные меры по поддержке банковской системы, стремясь обеспечить ее дополнительными средствами и восстановить нарушившееся кредитование экономики. Однако, по мнению первого исполнительного вице-президента Российского союза промышленников и предпринимателей Александра Мурычева, эту помощь должны получать только кредитные организации, пользующиеся доверием Центрального банка страны. «Есть так называемое указание 2005 от 30 апреля этого года, где банки ранжируются на пять квалификационных групп, — объясняет Мурычев. — Первые две группы — это особо надежные, стабильные банки. Вот я за то, чтобы именно эта категория банков попала под оказание поддержки в виде дополнительной ликвидности. Мы же не говорим о том, что поддерживать нужно всех, в том числе и те банки, которые заигрывались на рынке и допустили ошибки в управлении собственной ликвидностью. Эти банки должны пострадать, и действительно, они, наверное, страдать будут».


Вполне допуская, что из-за финансового кризиса ряду российских банков придется в недалеком будущем покинуть этот рынок, Александр Мурычев считает, что банкротства кредитных организаций, работающих с частными вкладами, не создадут проблем для их клиентов благодаря действующей системе страхования вкладов.


Тем не менее, финансовый кризис в большей или меньшей степени, но все-таки коснется практически каждого жителя страны. В частности, пенсионные накопления всех работающих граждан инвестируются на фондовом рынке. Научный руководитель Центра социальной политики Института экономики Российской академии наук Евгений Гонтмахер отмечает, что даже в 2007 году практически все, даже негосударственные пенсионные фонды показали отрицательную доходность. Он уверен, что с учетом финансового кризиса результаты 2008 года тоже будут негативными, и полагает, что подобная ситуация может сохраниться и на протяжении следующих лет.


Кроме того, нынешнее развитие ситуации может привести к более значительному, чем обещали власти, росту цен. Так, согласно опросу Национального агентства финансовых исследований, большинство респондентов считают сейчас главным для российской экономики сдерживание инфляции, а не спасение банков. Но у правительства и Центрального банка другие приоритеты. «В условиях, когда в стране нет проблем с оказанием поддержки финансовому сектору, очень важно сделать так, чтобы эти деньги целевым образом доходили до банков, я бы сказал, социально ответственных, работающих с реальной экономикой и населением» — поясняет первый исполнительный вице-президент РСПП.


Тем временем с начала января инфляция в России уже составила 10,8%. Это всего на один процентный пункт ниже официального прогноза на весь 2008 год, но пока финансовые власти не торопятся его менять. Старший экономист Центра развития Валерий Миронов объясняет это тем, что, хотя принятые меры по повышению ликвидности и могут ускорить инфляцию за счет прироста денежной массы, ожидаемое снижение притока валютного капитала таково, что инфляционный прогноз на этот год может уменьшиться даже с учетом беспрецедентной бюджетной накачки. В свою очередь, Международный валютный фонд в среду уже повысил до 14% свой прогноз инфляции в России в 2008 году. Это на два с лишним процентных пункта больше, чем годом ранее.


Но для представителей нового среднего класса финансовый кризис оборачивается не только удорожанием потребительской корзины. «Это люди, которых очень трудно было заставить поверить в идею государственной стабильности, которые много лет привыкли выживать без государства, у которых очень сложная система самовыживания и самодельная система удовольствия и вообще жизни, — говорит публицист Евгения Пищикова. — Много лет подряд их уговаривали брать кредиты, создана целая идеология, рекламная кампания под названием "И тогда я буду жить лучше, чем сосед". После того, как они в основном и пострадают, их невозможно будет обратно привести к мысли о сотрудничестве с государством». Другая группа риска, по мнению Пищиковой — молодые люди, взрослевшие после кризиса 1998 года. «Они профессионалы потребления, их ничему не учили, кроме того чтобы хотеть и покупать. Они получали профессии экономистов и юристов в каких-то безумных институтах типа лесопромышленного. Это офисный планктон. Что они будут делать сейчас? В сущности, это крушение идеологии целого молодого поколения», — констатирует она.


XS
SM
MD
LG