Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Евгения Пищикова: финансовый кризис может причинить гораздо больше вреда, чем представляется


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие публицист Евгения Пищикова.



Кирилл Кобрин: Московский публицист Евгения Пищикова еще в конце сентября опубликовала на интернет- портале " Open Space " эссе под названием "Тревожненько", где сравнивала общественные реакции на финансовые потрясения сегодня и десять лет назад, после дефолта 1998 года. В интервью Радио Свобода Евгения выразила опасения за социальную стабильность в России, так как, по ее мнению, финансовый кризис может причинить гораздо больше вреда, чем представляется.



Евгений Пищикова: 10 лет назад были такие элегантные настроения, что-то в духе китайской пословицы: "Амбар сгорел - стало видно Луну" или "Пока голодный - не страшно". Но 10 лет назад после кризиса пострадал довольно узкий круг. И сейчас, в сущности, можно еще услышать подобные разговоры, особенно в ЖЖ, который цитируют некоторые журналы, говорят о правильности, о благости крушения московского пузыря, московского мифа, говорят о том, что хорошо, что исчезнут надутые брамины из аналитических отделов полуворовских маленьких банков, что исчезнут московские девочки, которые получают гигантские деньги за то, как они считают, что занимаются самовыражением, что уйдут молодые люди из рекламных отделов, которые ставят на пачку с морожеными пельменями серп и молот СССР и считают, что это верх креатива. Если в Америке говорят о том, что единственное хорошее, что случится после кризиса, это уйдут дурные, плохие деньги, речь идет о необеспеченных финансовых обязательствах, то у нас всегда говорят, что хорошо, что уйдут плохие люди. А придут, соответственно, какие-то свежие силы, которые производят, а не говорят, и так далее, и тому подобное.


Но все дело в том, что за 10 лет в благополучие поверили гораздо большие и совсем другие социальные слои, чем в 1998 году. И прежде всего пострадает городское мещанство, которое я, например, считают основой русского и советского среднего класса, - это люди, которых очень трудно было заставить поверить в идею государственной стабильности, которые много лет привыкли выживать без государства, у которых очень сложная система самовыживания и самодельная система удовольствия и вообще жизни. 10 лет подряд, пожалуй, что лет 6-7, их уговаривали, чтобы они начали брать кредиты, была составлена даже своя новая идеология для таких людей, что кредиты брать нужно, целая рекламная кампания под названием "И тогда я буду жить лучше, чем сосед". Наконец-то их уговорили. И сейчас пострадает в основном именно эта группа, которую бесконечно жалко, и которую потом невозможно будет обратно привести к мысли о сотрудничестве с государством.


Вторая группа, которая чрезвычайно пострадает, - это молодые люди, выросшие в эти 10 лет после кризиса 1998 года. Они профессионалы потребления, их ничему не учили, кроме того чтобы хотеть и покупать. Они получали в каких-то безумных институтов, типа лесопромышленного, профессии экономист и юрист. Это офисный планктон. Что они будут делать сейчас? В сущности, это крушение идеологии целого молодого поколения.


XS
SM
MD
LG