Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адвокаты Михаила Ходорковского называют помещение своего подзащитного в карцер беззаконием


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Андрей Шарый: По распоряжению администрации читинского следственного изолятора Михаил Ходорковский отправлен в карцер на 12 суток. Формальным поводом для этого стало интервью писателя Григория Чхартишвили, известного под псевдонимом Борис Акунин и экс-главы ЮКОСа, опубликованное в октябрьском номере русской версии журнала "Esquire". Руководство изолятора усмотрело в этой публикации нарушение правил переписки, установленных для заключенных. Адвокаты Ходорковского и писатель Акунин убеждены, что это спланированная акция, направленная на то, чтобы уменьшить шансы освобождения Ходорковского условно-досрочно. 15 октября Челябинский областной суд должен рассматривать кассационную жалобу на отказ в условно-досрочном освобождении.



Марьяна Торочешникова: Говорит адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант.



Вадим Клювгант: С законом ничего общего это не имеет, с законными основаниями тоже по той простой причине, что никакой незаконной переписки никогда не обнаруживалось, не изымалось, ее нет, ее не было. И если есть какие-то факты, такой переписки, то хотелось бы их увидеть, чтобы они были предъявлены. Они не предъявлены. Вывод сделан на том простом основании, что в списке корреспондентов через тюремную инстанцию фамилия Акунин не значится, и Чхартишвили тоже. Они сочли это достаточным.



Марьяна Торочешникова: Но если Ходорковский никаких писем Акунину не писал, то как вообще появилась публикация в "Esquire"? Ведь интервью предполагает двустороннее общение. Говорит Григорий Чхартишвили.



Григорий Чхартишвили: В этом нет никакой тайны. Я переписывался с Михаилом Борисовичем через его адвокатов: отправлял им письмо, они ехали с ним туда, во время очередной встречи читали ему, он думал, потом отвечал. Переписка продолжалась долго, она продолжалась несколько месяцев. У меня возникали какие-то дополнительные вопросы по его ответам, я посылал их вдогонку. Когда Михаил Борисович писал о том, что, вполне возможно, его за это снова посадят, это будет еще одно беззаконие, а такое случалось с ним и раньше, я как-то не очень в это верил. Но теперь, когда это случилось, я вижу, что он был прав. Кроме того, я вижу, что нашу власть обслуживают, мягко говоря, очень неумные люди.



Марьяна Торочешникова: Адвокат Михаила Ходорковского Юрий Шмидт иначе как беззаконием историю с помещением своего подзащитного в карцер не называет. По его словам, ни один из действующих на территории России законов не ограничивает темы общения защитника и его доверителя, равно как и не запрещает адвокату с согласия подзащитного предавать содержание этих разговоров, в том числе, писателям и журналистам.



Юрий Шмидт: Заключенный действительно не имеет права передавать личные письма помимо цензуры администрации мест заключения. Но Ходорковский ничего и не передавал. Это никого не касается, каким способом были записаны его мысли и переданы, соответственно, какому-то адресату, это за пределами сферы компетенции начальника изолятора. Вот если человека изобличат в том, что он передает на волю какой-то документ без прохождения цензуры, пожалуйста, можете накладывать на него взыскание. Но в данном случае переписки в тот смысле, как обмен письмами, соответственно, от одного другому, такого не было.



Марьяна Торочешникова: Наложение взысканий на Михаила Ходорковского накануне каких-то важных для него судебных процессов, в частности, рассмотрения дела о его условно-досрочном освобождении, стало уже традицией. Адвокат Вадим Клювгант не сомневается, что и сейчас Ходорковского отправили в карцер вовсе не из-за статьи в "Esquire". 15 октября Челябинский областной суд должен рассматривать кассационную жалобу на отказ в УДО.



Вадим Клювгант: Таких публикаций за пять без малого лет несть числа. Просто нужен был предлог очередной - нашли этот. Такая мелкая, недостойная, я уже не говорю о том, что беззаконная возня, приобретающая такой уже очень опасный масштабно-системный характер, которая говорит о том, что действительно идут на все, ни перед чем не останавливаются.



Марьяна Торочешникова: Автор интервью с Ходорковским Григорий Чхартишвили так же считает, что дата помещения экс-главы ЮКОСа в карцер выбрана не случайно.



Григорий Чхартишвили: Я уверен, что это сделано специально именно сегодня, когда родители Ходорковского отмечают золотую свадьбу. Некоторое время назад мать Ходорковского обратилась к президенту Медведеву с просьбой выпустить их сына в этот день золотой свадьбы. Вот вместо того, чтобы его выпустить, его в карцер посадили.



Марьяна Торочешникова: Ранее адвокатам Михаила Ходорковского удавалось успешно обжаловать в суде наложенные на их подзащитного взыскания. Однако теперь, накануне новых слушаний по делу об условно-досрочном освобождении, их накопилось многовато: одно прошлогоднее (Ходорковский не выполнил команду держать руки за спиной), два (хозяйственно-бытовых) были вынесены 18 августа уже этого года (Ходорковский не доложил о количестве арестантов в камере и не вымыл крышку бочка с питьевой водой). Теперь вот это - эпистолярное. Защита уже заявила, что не только непременно обжалует взыскание, но и потребует привлечь к ответственности сотрудников системы исполнения наказаний. Говорит Вадим Клювгант.



Вадим Клювгант: У нас 15-го числа кассация по УДО, по условно-досрочному освобождению. Им понадобилась "фактура", чтобы еще чего-нибудь предъявить, потому что они прекрасно понимают, что у них ничего нет против УДО. С большой вероятностью можно предполагать, что они будут пытаться уже в судебном заседании областного суда на кассации этим размахивать. Может быть, не будут, но независимо от этого, конечно, мы будем не только обжаловать, мы будем сейчас рассматривать вопрос об ответственности должностных лиц за эти системные уже действия. То, из чего они исходят, это называется беспредел. Вот за этот с позволения сказать, если их сленгом пользоваться, беспредел, за эту дискриминацию, беззаконие и унижение мы будем сейчас ставить вопрос об ответственности должностных лиц системы тюремной.



Марьяна Торочешникова: Последняя история с Ходорковским да и вообще нынешняя ситуация вокруг некоторых фигурантов дела ЮКОСа, по мнению Григория Чхартишвили, лишний раз свидетельствует в пользу невозможности сотрудничества порядочных людей с действующей в России властью.



Григорий Чхартишвили: У меня такое ощущение, что вот сейчас, когда беременная Светлана Бахмина сидит в тюрьме перед родами, больной Василий Алексанян - в тюремной больнице, Ходорковского за переписку, за обмен письмами в соответствии с законом, сажают в карцер, - у меня такое ощущение, что порядочному человеку с такой властью, к сожалению, сотрудничать невозможно. Я очень надеюсь, что это рвение местного начальства. Очень на это надеюсь. Если так, то его должны оттуда выпустить, потому что это нарушение закона. И тогда останется надежда хоть на какой-то гражданский мир в нашей стране. Если это решение сверху, ну, значит, тогда у нас в стране все совсем плохо.



Марьяна Торочешникова: Значительная часть интервью, опубликованного в октябрьском "Esquire", посвящена обсуждению Михаилом Ходорковским и Григорием Чхартишвили причин возникновения "дела ЮКОСа".


XS
SM
MD
LG