Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кого винят британцы и ирландцы в финансовом кризисе


Ирина Лагунина: Финансовый кризис набирает обороты теперь уже во всём мире. Страны Европейского союза оказались перед необходимостью экстренных мер для обеспечения продолжения деятельности своих банков. Несколько дней назад правительство Ирландии объявило о том, что гарантирует все вклады в своих банках. Это вызвало возмущение в британском финансовом мире и недовольство в остальном ЕС. Но и Британия, в конечном итоге, была вынуждена ввести протекционистские меры. Но тревогу населения страны это, конечно, не сняло. Рассказывает наш корреспондент в Лондоне Елена Воронцова.



Елена Воронцова: Вскоре после объявления о государственной гарантии вкладов в ирландские банки премьер-министр Брайан Коуэн впервые публично произнёс слово «рецессия». Оно было запрятано между оптимистическими утверждениями, но не прошло незамеченным.



Брайан Коэн: Мы создали систему налогообложения, которая базировалась на низких ставках подоходного налога и налога на добавленную стоимость. Мы начали поощрять риск и предпринимательство. Это принесло плоды, и мы будем придерживаться этой тактики и в более сложных обстоятельствах. Так что нужно сказать себе ещё раз, что стратегия, которая принесла ирландской экономике столько успехов, остаётся верной. Мы должны применять её и дальше и убедиться, что траты будут реалистично отражать доходы, которые мы сможем получить в данных обстоятельствах. Да, Ирландия входит в полосу рецессии. Это - часть экономического цикла, и мы способны выйти из этой рецессии.



Елена Воронцова: На фоне падения одного за другим британских и американских банков, стремительного обесценивания недвижимости и кризиса на кредитном рынке правительственный кабинет Ирландии собрался на экстренное совещание. По окончании его, премьер-министр республики Брайан Коуэн объявил о принятом решении: государство гарантирует сохранность всех вкладов в шесть ирландских банков. Это решение не далось просто, в ходе обсуждения некоторые партии были сразу и категорически против, другие выражали опасения. Лидер партии ирландских лейбористов Эймон Гилмор сказал:



Эймон Гилмор: Что мы видели за последние дни - это расплата за декаду корпоративной алчности, спекуляции недвижимостью и часто безответственных банковских практик. Я не отрицаю тот факт, что правительство должно было принять меры для стабилизации финансовых рынков и надеюсь, что это сработает. Но многие вопросы, связанные с решением, принятым правительством, вызывают озабоченность. Банки получили гарантию в размере, почти втрое превышающем национальный доход. Если этой гарантией воспользуются в полной мере, то понадобится 37 лет наших налогов, чтобы оплатить эти счета.


Я вижу, почему это хорошо для банков, почему это хорошо для акционеров банков и для высшего уровня управляющих банками. Но чего я не вижу, так это что хорошего в этом для населения, для налогоплательщика, которому придётся оплачивать этот счёт.



Елена Воронцова: Детали нового законодательства общественности пока не известны, что порождает множество вопросов, в том числе от финансовых регуляторов. В частности, неясно как правительство может гарантировать не только сделанные до сегодняшнего дня вклады, но и все последующие?


Выступая в эфире ирландского национального телевидения, представитель партии Fine Gael, входящей в правительственную коалицию, Энда Кенни сказал:



Энд Кенни: Мы приветствуем предложение финансового регулятора, мы должны внести специальные поправки в этот закон. Никто не хотел бы видеть, как ссуды разбрасываются направо и налево без ограничений, как это делали до сих пор. Другая поправка относится к необходимости назначения трёх контролёров из комитета по общественному учёту, которые будут встречаться с финансовыми учреждениями и отчитываться перед парламентом регулярно.



Елена Воронцова: Сразу после объявления, сделанного правительством Ирландии, в шесть банков, покрытых государственным поручительством, устремились потоки британского капитала. Большинство этих банков работает и на территории Соединённого Королевства, как в Северной Ирландии, так и в Британии. Это вызвало возмущение в британском банковском секторе. Прежде чем решение Ирландского правительства стали комментировать в Евросоюзе, сами ирландцы выразили готовность рассмотреть пути покрытия государственной гарантией и другие банки, дабы шаг не был слишком похож на протекционистскую меру. Очевидно, что удержание ликвидности в условиях кризиса доверия на финансовом рынке – задача политическая, и правительству не остаётся другого выхода, кроме как пытаться поддерживать способность банков давать взаимные ссуды искусственным путём. Эксперты, однако, предполагают иные пути решения более реалистичными. Вот мнение профессора Дублинского университета Мура МакДауэлла:



Мур МакДауэлл: Я подозреваю, что меры, принимаемые правительством в данной ситуации, могут исправить последствия, но не устранит источник проблем. Я бы скорее предпочёл выплату авансов, чем предоставление гарантий, что, по сути, означает рекапитализацию банков. То есть наше казначейство входит в состав акционеров.



Елена Воронцова: Другие комментаторы тоже высказали аналогичный подход, употребив выражение «национализация при помощи уловки». Государственная гарантия частным банкам уже вызвала падение интереса в выпускаемых государством облигациях. До сих пор они были привлекательны для тех, кто готов был вкладывать под меньший процент, но с самой надёжной на сегодня гарантией. Теперь эти ценные бумаги ничем не отличаются от акций любого из шести ирландских банков.


А в соседней Великобритании, хоть и с некоторым отставанием от Ирландии, правительство объявило о схожем пакете экстренных мер, которые включают выделение восьми крупнейшим банкам страны около 50 миллиардов фунтов и открытие для финансовых институтов краткосрочной кредитной линии на сумму в 200 миллиардов фунтов. В качестве экстренной меры правительство также увеличило верхнюю границу гарантированных вкладов до 50 тысяч фунтов, это прокрывает 98% вкладчиков. Премьер-министр страны Гордон Браун:



Гордон Браун: Хорошие, сильные банки важны для каждой семьи, для каждого бизнеса в стране. Нынешнее чрезвычайное время требует прямых и далекоидущих решений, о которых Министерство финансов объявило сегодня.



Елена Воронцова: Но сбережения в банках, конечно, не единственная причина для беспокойства жителей островов, не имеющих дела с акциями и облигациями. Кризис на кредитном рынке, вызванный пошатнувшимся доверием, означает уменьшение потребительских расходов во всех сферах. Торговля и сфера обслуживания вместо запланированных расширений площадей или открытия филиалов теперь думает о сокращении штатов. Новому бизнесу сложно получить кредиты. Сильнее всего страдает рынок недвижимости и строительная индустрия, рядом с ними идут транспортные фирмы. Население Великобритании обвиняет зарвавшихся трейдеров, нынешнее правительство, которое позволило им это сделать, и предыдущее правительство, продавшее структуру водо- и теплоснабжения (а также железных дорог) в руки частных компаний и поощрявшее законы свободного рынка во всех отраслях.


Цены на жильё, выросшие в Ирландии и Англии за последние годы за все мыслимые пределы, начали в этом году ползти вниз. В Ирландии количество выданных разрешений на строительство сократилось на 9,5 процента. В Британии профсоюзы работников строительного сектора готовятся к бою, после объявления, сделанного бизнес-группами о возможном сокращении 350-ти тысяч рабочих мест в ближайшие полтора года.


Джеймс Морриси консультирует предприятия, оказавшиеся в кризисной ситуации. Среди его клиентов всё прибавляется ирландских строительных предприятий.



Джеймс Морриси: Нам по прежнему нужны дороги, нужно строить больницы, нужны электростанции. Не будем забывать 20-е годы, когда основывалось Управление электроснабжением. У создателей этого предприятия было вИдение перспектив развития для нашей страны, они не стремились к быстрому получению прибыли. И я думаю, что трудные времена для одного сектора в строительном бизнесе могут быть хорошими для другой его части, социальной инфраструктуры.



Елена Воронцова: Том Парлон, в прошлом году ушедший из политики и занявший пост в Федерации строительной промышленности предложил правительству минимально болезненный план урегулирования кризиса в этой области:



Том Парлон: Мы завершаем создание сети автомагистралей между главными городами, проекты такого рода всегда особенно ценны. Весь прежний опыт доказывает, что прибыль от вложений в инфраструктуру - высока. Даже если речь идет о заемных средствах, мы, тем не менее, считаем, что это выгодные вложения. Другой крупный сегмент индустрии - коммерческая недвижимость. Большую часть вложений здесь составляли ирландские деньги. За последний год ирландцы вложили 12 миллиардов в коммерческую недвижимость, но только 2 из них внутри страны. 9 процентов составляет в этой стране госпошлиа - это примерно вдвое выше, чем в других странах Европы.


Цены на дома выросли, у нас кризис на кредитном рынке, так что сейчас тем, кто не владеет недвижимостью, практически невозможно получить ипотеку на всю стоимость дома. Мы сейчас располагаем примерно 35-40 тысячами домов, они достроены и не проданы. В них сидит примерно 1 с четвертью миллиард налоговых поступлений. Эти средства попадут в бюджет только по факту продажи этих домов. Так что для казны существует прямой интерес: если дома купят, то в бюджет пойдут деньги. Мы предлагали план, когда правительство взяло бы себе долю от стоимости домов для тех, кто покупает в первый раз. Существуют агентства по жилищным кредитам, которые могут получать ссуды под самый низкий процент. Если бы правительство взяло долю в этих домах, и это было бы записано в сделке, в случае продажи эти вложения были бы компенсированы.



Елена Воронцова: Ежеминутно с политических трибун звучит осуждение практики «безответственного одалживания». Эти слова, однако, звучали и 10 лет назад. Чтобы раздулся пузырь на рынке доверия и обещаний, нужны две стороны – дающая ссуду с туманными гарантиями и берущая её, продающая неликвидные ссуды и покупающая. Вот мнение Ричарда Бойд Баррета из организации «Люди превыше прибыли» (People before profit)



Ричард Бойд Баррет: Конечно, правительство должно вмешаться, чтобы остановить кризис. Вопрос в том, каков характер вмешательства. Гарантирует ли оно, что катастрофа такого рода не произойдёт снова. И кто заплатит за неё? Сейчас мы слышим много жаргона, этих специальных слов. Но важно понимать одно: банки держат богатство общества, накопления простых людей, и решают, как их вкладывать. В рациональном, разумном обществе эти сбережения будут вложены в вещи, нужные людям: рабочие места, индустрию, развитие обновляемых источников энергии и так далее. Но что происходит на самом деле? Поскольку банковская система движима жадностью и стремлением к прибыли, она использует эти деньги для спекуляций. Создаёт воздушный пузырь компьютерных технологий , потом пузырь недвижимости. И примечательно, что те же люди, которые привели своими действиями экономику к катастрофе, продолжают сейчас спекулировать на ценах на продовольствие, которые лезут наверх.



Елена Воронцова: То, какими будут детали и условия государственной гарантии, объявленной ирландским правительством, будет известно в ближайшие дни. Вероятно, сразу за этим будет обсуждаться вопрос, примет ли такую схему Европа, а также какие гарантии предоставят другие государства.


Вот что сказал комментатор первого канала ирландского телевидения RTE Джордж Ли



Джордж Ли: Мы видим, как сейчас в Европе активно работают правительства разных стран, и у каждого свой подход. Было очевидно при встрече лидеров крупных стран во Франции, что они не могли придти к единому решению о пакете мер по спасению банков, подобно тому, какой приняли в Штатах, потому что у них у всех разные представления. И это, в конце концов, совсем не помогает ситуации в Европе, где все наши банки интегрированы. Например, в Ирландии работает Depfa банк, часть германского Hypo банка, который сейчас в аварии и ожидает помощи. Так что европейские банки взаимосвязаны и мировые банки тоже, однако принимаемые меры носят локальный характер, и это делает их слабыми. И, кроме того, это позволяет ослаблять контроль. Потому что при отсутствии единой системы контроля за операциями мы попадаем в ситуацию, когда рынки могут делать петли вокруг регулирующих органов. Потому что сделки совершаются в любое время и в каждом часовом поясе, и все они связаны. Поэтому раз трейдеры загнали нас в эту ситуацию, играя на глобальном рынке, пришло время для правительств и регулирующих органов действовать так же глобально. В конце концов, таким и будет решение проблемы, но сейчас мы очень далеки от него.



Елена Воронцова: Это мнение эксперта по вопросам экономики Джорджа Ли.


В этом году Ирландия проголосовала против Лиссабонского соглашения. Она была единственной страной, где проводился референдум по этому проекту общеевропейской конституции и, согласно обширным опросам, население проголосовало против, поскольку не понимало, что им предлагают. Планы провести второй референдум приходится строить в очень непростое время.


XS
SM
MD
LG