Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мультфильмы


Яков Кротов: Сегодня наша программа будет посвящена борьбе с нехорошими мультфильмами на российском телевидении, точнее, на канале «2х2». У нас сегодня, пожалуй, даже именно в начале передачи по телефону сможет участвовать управляющий делами Российского объединенного союза христиан веры евангельской - пятидесятников Константин Владимирович Бендас. Наверное, мы с него и начнем, он, к сожалению, не в студии, потому что суббота для верующего христианина время рабочее.


Константин Владимирович, добрый вечер.



Константин Бендас: Добрый вечер.



Яков Кротов: Другие гости нашей студии: один православный мультипликатор, протестант Олег Козырев. Им слово потом. Пока есть у Константина Владимировича время.


Кратко я напомню нашим слушателям интригу, а именно: Союз пятидесятников выступил против трансляции на канале «2х2» мультфильмов «Саус парк», «Приключения лесных зверей», «Приключения большого Джефа», требуя их убрать. Сейчас прокуратура рассматривает мультфильм «Саус парк 2», мультсериалы уже убраны.


Константин Владимирович, давайте о том, который сейчас под следствием мультфильм «Саус парк». Что, на ваш взгляд, наиболее неприемлемое в этом мультфильме?



Константин Бендас: Я считаю, что вообще к продукции, транслируемой на телеканале «2х2», нужно относиться дифференцировано. Есть сериалы или отдельные серии, которые однозначно нарушают российское законодательство и должны быть запрещены. Нарушают в части пропаганды насилия, жестокости, порнографии, проституции, употребления наркотиков, а также разжигания религиозной межнациональной розни и экстремизма. Я перечислил целый ряд статей из федеральных законов и Уголовного кодекса, Административного кодекса, значительная часть из них касается ряда серий сериала «Южный парк» («Саус парк»). Я говорю это не с чужих слов, я посмотрел порядка 25-30 серий, так же смотрели эксперты, сразу обмолвлюсь, что это не религиозные, не церковные люди, и мы не делали какого-то церковного акцента. Я выступал и выступаю, прежде всего, как гражданин, как отец троих детей и, наверное, в последнюю очередь, как священнослужитель. В частности мультфильм, по которому делалась из череды серий «Южного парка» первая экспертиза, классические рождественские песни от мистера, извините, «говняшки», где есть очень негативные, оскорбительные высказывания по отношению к представителям разных конфессий, в частности представителей иудаизма. Извините, пожалуйста, что я говорю это в эфире, где публично герои мультфильма называются дебилами, оскорбительные высказывания по отношению к празднованию Хануки, обрезания, христианского причастия, Вечере Господней и так же негативное отношение, высказывания по отношению к представителям ислама. Вот подобного рода мультфильмы и сериалы, конечно же, должны быть запрещены.



Яков Кротов: Константин Владимирович, у нас в гостях Олег Козырев, тоже протестант. У Вас есть вопросы, наверное?



Олег Козырев: Да. Вопрос у меня следующий. Дело в том, что мне кажется, некоторое лукавство есть в том смысле, что из-за того, что канал мультипликационный, то есть он оценивается с точки зрения детей. Но представим себе, что есть фильмы ужасов, есть боевики, есть разные-разные жанры, которые, очевидно, не предназначены для детей. Так зачем было оценивать вот эту действительно взрослую продукцию, но взрослую не в плохом совсем однозначно смысле, а просто приготовленную для взрослой аудитории, почему ее оценивали с точки зрения ребенка? Это достаточно странно, согласитесь.



Константин Бендас: Я не соглашусь с Вами категорически. Оценивали не с точки зрения ребенка или взрослого, а с точки зрения законодательства Российской Федерации. Простите, оскорбление религиозных чувств верующих одинаково является преступлением перед законом, осуществляется ли это в детской аудитории или во взрослой. Здесь как бы не может быть двойного толкования. Я и говорю о дифференцированном подходе. Есть нарушение закона и неважно, какая аудитория. Если, допустим, мы берем другие мультфильмы, где есть элементы эротики или же порнографии, это, к сожалению, нечетко или вообще даже не определено и не разделяется нашим законодательством. Там можно говорить, что да, открытую, обнаженную грудь нельзя показывать, условно говоря, до 23 часов, потому что это потенциально детское время, а после 23 вроде как разрешено законодательством, взрослые люди, ответственные, включают и смотрят. Но и в этом случае уже по отношению к детям телеканал «2х2» нарушает законодательство, потому что один из сериалов (называется «Стриперелла») транслируется в 16 часов 25 минут и там есть в анимационной форме все это: главная героиня половину мультфильма проводит на шесте, есть скрытая и прямая пропаганда проституции и здесь уже нарушение законодательства в отношении несовершеннолетних.



Яков Кротов: Константин Владимирович, можно тогда еще у же от меня вопрос. Где мы проведем границу? Потому что, например, мультфильм «Сказка о попе и работнике его Балде», равно как и одноименная поэма, лежащая в основе, может быть воспринят как оскорбление религиозных чувств, почему, собственно, в эпоху Пушкина это была нецензурная литература. Вы бы этот мультфильм сейчас вычеркнули или как?



Константин Бендас: Скажем так, эта сказка Александра Сергеевича Пушкина проверена и испытана временем. И сегодня, по прошествии очень серьезного времени, я не слышу серьезных возражений, в том числе от представителей Русской Православной Церкви, священнослужитель которой выступает одним из главных героев данной сказки.



Яков Кротов: Главным героем там выступает Балда.



Константин Бендас: Одним из главных героев. Все-таки батюшка там от начала до конца.



Яков Кротов: Ужасно. Я Вас поправлю, в 1973 году, когда в Москве проходил поместный собор, и были гости православные из Греции, какой-то умный человек повел всех участников собора, включая иностранных гостей, в Большой театр на балет «Сказка о попе и работнике го Балде», остатки хрущевской антирелигиозной пропаганды. И греческая делегация в полном составе, увидев пляшущего на сцене священника с огромным наперсным крестом (они не знали в принципе содержание), как только появился персонаж, они поднялись и вышли из зала, московские же православные остались.



Константин Бендас: Видите, они остались, именно поэтому, наверное, даже слава Богу, эта сказка осталась и сегодня радует нас и есть. На самом деле я же не против иронии, я не против в какой-то мере сарказма. Но Вы верно сказали, что где-то есть черта. Так вот создатели «Южного парка», а значит и те, кто его транслируют, компании, они перешли все-таки эту черту. Когда причастие, то, что свято, священно для любого христианина, будь то римокатолик, будь то представитель Русской Православной Церкви или протестант, оно отождествляется (опять простите, что я вынужден это употреблять) с поеданием экскрементов человеческих, то это уже не ирония. Это не смешно, здесь нет юмора, там нет насмешки над какой-то чертой, как в данном случае со сказкой Пушкина, скаредность, жадность конкретного человека, обличенного саном. Здесь есть, на мой взгляд, как христианина, надругательство над тем, что свято для меня, над религией, над моей верой, над сакральным в моей вере.



Яков Кротов: Спасибо, Константин.



Олег Козырев: У меня еще есть такое как бы замечание. Дело в том, что этот сериал, в действительности там есть вещи, которые ранят христианина, это правда. Но если быть честным, он одновременно борется с очень многими стереотипами. Например, там неплохо, на мой взгляд, осмеиваются сторонники тех, кто хочет делать стволовые клетки из зародышей, сторонники абортов, гомосексуализма. То есть очень многие вещи, связанные со штампами, они осмеиваются и обыгрываются сатирически. Подается материал таким образом, что люди понимают абсурдность некоторых вещей. Мне кажется, если отбросить среду, которая там, эта среда действительно содержит пошлые моменты, содержит моменты, которые могут задевать людей, в том числе верующих, и меня тоже задевают, если отбросить эти вещи и посмотреть на суть высказываемого, то часто там можно увидеть то, что говорится о добре, о чем-то, что нужно противостоять каким-то штампам, нужно оставаться человеком. Там есть борьба с теми явлениями, с которыми мы, условно говоря, боремся. Если вспомнить фильм, который вызвал очень много противоречий, это «Последнее искушение Христа», конечно же, он задевает христианина, да. Но если вспомнить о сути этого фильма, то фильм о том, что было бы, если бы Иисус сошел с креста. И, по сути, этот фильм показывает, что без этой жертвы действительно очень многие вещи не могли бы произойти.


Нет ли здесь у нас излишней реакции, не учитывающей аудиторию этого сериала? Вспомним, к «Симпсонам» тоже относились негативно, когда они появились, но сейчас мы понимаем, что сериал «Симпсоны» часто смеется над религиозностью в плохом смысле этого слова, когда мы забываем о любви ради наших церковных внешних каких-то вещей. И в принципе вдруг неожиданно стало казаться теперь все время, что сериал «Симпсоны», в общем-то, достаточно семейный сериал, сериал, который говорит о вере достаточно часто и говорит о вере, в общем-то, хорошо.



Константин Бендас: Я готов попробовать ответить. Я соглашусь с Вами, но только лишь отчасти. Это великое благо и достижение, как говорит писатель, научиться извлекать драгоценное из ничтожного. И немногие люди могут. Я очень рад, что Вы можете из «Южного парка», «Симпсонов», каких-то других сериалов, фильмов извлекать это самое драгоценное и увидеть там эти крупицы. Но, к сожалению, все-таки значительная часть тех, кто смотрят, в том числе это неутвержденные люди, это без какой-то утвержденной жизненной позиции, это подростки, это дети, которые извлекают оттуда совсем не драгоценное. Я могу это подтвердить.


Мы сделали анализ одного из форумов, где фанаты, любители мультфильма «Южный парк» обсуждают свои переживания. Начнем с того, что большая часть участников данного форума подростки в возрасте от 11 до 17 лет. Огромное количество ненормативной лексики в их обсуждениях. В принципе, Вы понимаете, что ненормативная лексика свойственна героям «Южного парка». Я, кстати, напомню, что основные герои «Южного парка» - это дети в возрасте 8 лет. Они грязно ругаются и мастурбируют собакой, вот есть в одном из мультфильмов, и совершают различные другие действия. В этих рассуждениях на форуме молодые люди, любители данного сериала, это что-то такое отвратительное, особенно то, что касается отношений и к родителям и к семьям. Если опустить всю нецензурщину, среднестатистическое высказывание выглядит так: «Вчера смотрел такую-то серию «парка», блин, мама зашла, прямо когда этот сказал такие-то, такие-то слова (или кто-то из героев), она сказала, ты дурак, зачем ты это смотришь. Она сама дура, ничего не понимает, и вообще сказала, выбросит телевизор. Если она это сделает, то я уйду из дома и не буду с ней жить, потому что житья нет с этими родителями, они меня не понимают и не понимают «Южный парк». Я в очень мягкой форме сейчас сказал.



Яков Кротов: Константин Владимирович, спасибо.


Еще один гость нашей программы, тоже, к сожалению, по телефону (по состоянию здоровья), совершенно замечательный российский аниматор, хотя мне, прямо скажу, удобнее говорить мультипликатор, по старинке, Алексей Михайлович Туркус, автор мультфильма, который, я надеюсь, многие видели, я очень советую посмотреть всем, мультфильм «Буревестник». Про то, как в средней российской школе девочка читает знаменитое стихотворение Максима Горького. Заканчивается схваткой вышеупомянутого Максима Горького с Александром Сергеевичем Пушкиным. Кто этого не видел, тот очень много потерял.


Алексей Михайлович, Вы слышали, я надеюсь, наш диалог. Что бы Вы сказали?



Алексей Туркус: Для начала я должен сказать, что те серии, которые я видел из «Южного парка», они меня никак не ранили, хотя я православный христианин. То есть мои религиозные чувства никак не были задеты. Весь этот сериал сделан в нарочито жестком трэшевом стиле, в пародийном в плане бытовой пародии, социальной пародии, такая как бы многослойная. Просто лексика такая и стиль такой, язык такой, потому что иначе это невозможно, те проблемы, которые существуют в обществе, в данном случае, так как авторы этот сериал сделали, иначе никак не высказать. Допустим, существует такая вещь, как частушки, например. Частушки, как правило, все-таки включают в себя ненормативную лексику. То есть они без ненормативной лексики вообще теряют весь смысл и перец свой. Это определенный, довольно устойчивый пласт как бы фольклоре, в народной культуре. Они абсолютно точны и честны, несмотря на то, что там есть ненормативная лексика и очень такие темы, как правило, поднимаются, так сказать, нижепоясные. Но, тем не менее, абсолютно точные, как такой суперконцентрат, очень смешные поэтому. Здесь то же самое. В частности серия, где пародия (я как пародию воспринимаю), Рождество, там, где звери в лесу собираются Рождество встречать. Вообще эта серия рассказана этим языком, таким… Я считаю, что это трэш такой типичный, если современным языком говорить. Это жесткая пародия. Просто в иносказательной форме предупреждение о Мессии, только рассказанное. Причем интересно, что это не то, что реальная история, это мальчик на уроке рассказывает придуманную рождественскую историю, опять же, в контексте вообще всех ситуаций, которые существуют среди героев этого сериала. Как бы там ничего оскорбительного нет. Очень смешно, опять же, в представлении детей все это, потому что там… Я просто смеялся в тех местах от души, потому что Санта Клаус с дробовиком - это такая просто блистательная пародия на всех этих супергероев американских, что у них там даже и Санта Клаус как Шварценнегер. Я слышал, что коробит сильно тема абортов в этой серии. Так тоже как бы положительный опыт. Этот мальчик Стен выносит из этой темы абортов, научив ребят их делать, потому что они, в конце концов, избавляются от этого лжемиссии, от этого антихриста так называемого, в переносном смысле. Там есть такие сцены… Вообще, графика очень сильно условная, поэтому там так называемые какие-то кровавые сцены, они совершенно не натуралистично выглядят, они очень условны, как знаки, просто как иероглиф что ли. То есть никакого отвращения не вызывает.



Яков Кротов: И не опасно для психики?



Алексей Туркус: Абсолютно, совершенно не опасны для психики.



Яков Кротов: Про Санта Клауса с дробовиком был даже отдельный американский фильм, где Санта Клаус, там уже приближенный к богу Тору, носится на упряжке оленей и расстреливает, по-моему, всех подряд.


Вспоминается, на прошлую передачу нам присылали сообщение, что святитель Николай дал пощечину Арию. Но ведь Санта Клаус это как раз и есть святитель Николай, таким образом, пропущенный через народный фольклор. Так значит, народ как раз радуется, что святой Николай кого-то бил. А если бы у него был дробовик тогда, в IV веке, он бы застрелил этого Ария, чтобы было бы хорошо? Я думаю, развеять такое представление о мире как раз «Саус парк», может быть, и помогает.


У нас звонок из Москвы. Евгения Георгиевна, добрый вечер, прошу Вас.



Слушатель: Добрый вечер. У меня имеется такое предложение. Для того чтобы привлечь нашу молодежь, чтобы меньше они, как говорится, занимались, как Вы сами выражаетесь… реальное на данный момент их поведение, буду так говорить. Можно создать рабочий распорядок дня и реальную оплату для молодежи, чтобы привлечь их трудиться. По-моему, дети будут просто заинтересованы в этом. Когда у него будет три часа рабочего дня и он сможет заработать своим трудом для своей жизни, ему просто будет интересно, и меньше будет… Как говорится, полная идет деморализация нашей молодежи с помощью Запада.



Яков Кротов: Спасибо, Евгения Георгиевна.



Олег Козырев: Что я могу сказать? Во-первых, конечно, хорошо, чтобы молодежь была занята, это не вопрос, нужно помогать этому. Но вообще я воспринимаю тему, как я воспринимаю эту тему, которую мы сегодня обсуждаем, это, до какой степени мы, христиане, хотим вторгаться в мир нехристиан.


Давайте честно. Действительно многие вещи, которые делают не христиане, считаем неверными. Давайте подумаем, до какой степени мы хотим? Мы хотим, что, контролировать их кнопку телевизора, хотим контролировать, как они думают, как они говорят? Я понимаю, когда мы друг к другу, как братья во Христе, обращаемся и упрекаем друг друга в каких-то вещах, в чем-то поддерживаем. Но до какой степени мы готовы дойти, чтобы вот эти хорошие вещи донести до людей, которые от них далеки? Мы хотим эти хорошие вещи превратить в оковы? Мы хотим дать людям свет или все-таки какую-то новую темницу, на которой просто будет побольше крестов навешано? Мне кажется, это очень важная тема, над которой надо подумать. В принципе, я согласен, когда ограничивают наружную рекламу, но телевизор, его можно переключить.



Яков Кротов: В общем, идея заставить ребенка работать так, чтобы, придя домой после школы и трех часов работы, у него уже не было сил никакой телевизор включать, в этом есть что-то конструктивное.


Константин Владимирович Бендас говорил о том, что закон запрещает оскорблять религиозные чувства и детей, и взрослых. В этом смысле не так важно, до 11-ти или после. Прошу прощения, я скажу так: в Священном Писании апостол Павел говорит единоверцам и всем нам не обращаться к светскому суду, конечно, когда речь идет о конфликтах внутри христианской среды, но вот православная традиция понимает так, что вообще не надо, государственный суд, все-таки это царство кесаря, ну что туда лезть. По-человечески я бы сказал так, по-христиански, закон предоставляет, может быть, мне право, не знаю… на самоубийство, сейчас это не уголовное преступление, но я не хочу кончать жизнь самоубийством, это, с моей точки зрения, будет тяжелая ошибка. Закон предоставляет мне право попытаться защитить свои чувства, если их кто-то оскорбил, мое чувство благоговения перед Спасителем, но я не хочу пользоваться этим правом. У меня есть много прав, которыми я не хочу пользоваться, потому что у меня есть обязанность быть с Богом, любить Бога, мне некогда реализовывать эти свои права. А если я так наеду на кого-то, я этого человека отпихну от Христа. Вот взвесить риски.


Когда Константин Владимирович говорил, он особенно подчеркивал там употребление ненормативной лексики, это действительно ужасно, я просто не стал смотреть, скажу прямо, этот мультфильм, доверился нашим сегодняшним участникам, и что там все время юмор ниже пояса. Вот там фекалии, причастие сравнивается с поеданием экскрементов. В мультфильме, который пародирует Рождество, там у одного из героев просто из этого заднего места вынимают антихриста, делают ему таким образом аборт.


Тогда я, если можно, спрошу Алексея Михайловича Туркуса, нашего замечательного российского аниматора. У Вас-то в мультфильме "Буревестник", там, по-моему, ниже пояса юмора нет. Как Вы относитесь к тому, что тут так использовано?



Алексей Туркус: Понятно. Я сам не сторонник непременного использования нижепоясного юмора и ненормативной лексики. То есть для себя у меня как бы есть такая привычка, я не могу это назвать ни кредо, ни воспитанием...



Яков Кротов: Не извиняйтесь, Алексей Михайлович, что Вы интеллигентный человек. Как Вы относитесь к тому, что это бывает? А детские всякие рассказы тоже ведь не блещут. Вот Вы упомянули частушки, так надо их запретить. Как в викторианскую эпоху, дети все ложатся, руки поверх одеяла, понятно зачем, и там никакого вообще... Сказал слово... я не могу в эфире повторять все эти слова, иди, помой рот с мылом, как на американском Юге когда-то. Вы бы одобрили такое воспитание?



Алексей Туркус: Нет, но это же все такой пресс, который все равно, в конце концов, не выдержит и механизм сломается, потому что никакой пресс не сможет задавить естественные проявления человеческие. Я говорю не обязательно о нижепоясных, а вообще право быть свободным.



Яков Кротов: А какой позитивный смысл Вы видите в том, что детям говорят про мягкое место, про фекалии, про экскременты? Значит, это у детей, видимо, пользуется спросом или как?



Алексей Туркус: Дело в том, что, прежде чем появился этот "Саус парк" и все эти мультфильмы, дети между собой все давно обсудили в такой лексике и так откровенно, что все, что используется в мультфильме, это все очень нежно и мягко. Потому что дети между собой, как правило, очень откровенны. Я себя помню в детстве, что, как говорится, все тараканы мне заползли в раннем детстве, в первом классе, все слова я узнал и что как делается, узнал от своих же сверстников. А они откуда узнали? Как это проверить? Когда, скажем, оказываешься среди взрослых, которые не замечают маленького, мат-перемат стоит и обсуждение самых откровенных тем. Я лежал в больнице, я был маленький, там были взрослые, они обсуждали спокойно, при этом в семьях, не дай Бог сказать слово "менструация" или "беременность". Вместо "менструации" говорилось, «красоты», вместо "беременность" говорилось, «в интересном положении». Вот от этого по-настоящему тошнит, от такой пошлятины. Вот это настоящая сиропная пошлятина.


Возвращаясь к мультфильму. Такой мультфильм - такая хорошая прививка от настоящей пошлости. Прививка и как бы такой укол. Во-первых, те, кто смотрят, все прекрасно всё уже знают. Этот сериал не может никакого развратить никак, эту лексику все знают и так. Просто, видимо, эта лексика и такая откровенная тематика используется авторами, чтобы говорить на одном языке с поколением 11-17 лет. Такая аудитория, вполне сознательная.



Яков Кротов: Спасибо, Алексей Михайлович. У нас звонок из Москвы. Александр, добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Я бы немного хотел рассказать Вам именно об том мультсериале и о том, как его показывают в Соединенных Штатах. Потому что как человек, довольно долго проживший в этой стране, я знаю, что "Саус парк" в открытом эфире, то есть в эфире обыкновенных каналов, таких как у нас Первый, Второй, дециметровые каналы, в частности "2х2", Вы никогда не увидите. В жизни вы не увидите мультфильма, подобного "Саус парку", в открытом эфире в США. Потому что он транслируется всего лишь по одному каналу, который называется "Комеди централ", который идет в блоке кабельных пакетов кабельных каналов, за который взрослый человек должен платить деньги. Это первый момент.


Второй момент. Сами американцы ограничивают этот материал и этот канал "Комеди чэнэл", он ограничен по возрасту. Причем разные программы - разные возрастные ограничения. Так вот хочется Вас спросить, Вы либо считает наших детей хуже американских, если Вы ратуете за его показ, либо Вы считаете наших детей лучше и умнее американских, может быть, они знают уже больше об экскрементах и фекалиях. Вопрос: если американцы не показывают его своим детям, почему мы должны показывать то, что американцы своим детям не показывают? Спасибо.



Яков Кротов: Спасибо.



Олег Козырев: Я очень легко отвечу на этот вопрос. Мой ребенок такие вещи не смотрит, и, я надеюсь, не будет смотреть. Этот сериал действительно для взрослой аудитории. Я легко на своем телевизоре могу телеканал, который меня не устраивает, не настроить, просто не настроить. У нас сейчас не развиты кабельные каналы, не развито очень много. Действительно, если бы было больше развито цифровое телевидение, как в США, да, действительно, можно было бы просить перевести это в иное вещание. Сейчас фактически, если мы запретим в принципе эфире какие-то, которые теоретически может увидеть ребенок, то, например, целый жанр мы не увидим по телевизору. Мы не увидим фильмов ужасов, не увидим боевиков и, что, наверное, вообще невозможно для нашей власти, мы не увидим там Владимира Путина и Дмитрия Медведева, которые, мы знаем, какие выражения, к сожалению, иногда используют, конечно, не мат, но грубую лексику используют в прямых трансляциях, в телевизионных трансляциях. Ту лексику, которую я не хотел бы, чтобы мой сын, например, использовал. Это факт. К сожалению, это язык нашей даже власти сегодня. Тогда нам надо запретить все, кроме "В гостях у сказки".



Яков Кротов: У нас звонок из Пскова. Игорь Николаевич, добрый вечер, прошу Вас.



Слушатель: Добрый вечер. Я слушаю очень внимательно Вашу передачу, слежу за судьбой канала "2х2", он у нас транслируется по кабельному телевидению. Мне кажется, что вообще все это очень похоже на религиозный экстремизм. Мое мнение в принципе такое, если Вам не нравится канал, можете переключить на другой. Я тоже человек верующий, и если начнут оскорблять мои чувства на этом канале, я переключу на другой канал. Оскорбление чувств верующих связано примерно с последующей, наверное, проблемой. Если человек пришел, допустим, в христианский храм и оскорбляет Христа - это прямое оскорбление чувств верующих. Все остальное - это просто религиозный экстремизм.



Яков Кротов: Спасибо, Игорь Николаевич. У нас звонок из Москвы. Марина, добрый вечер, прошу Вас.



Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, Вы, по-моему, Яков Гаврилович, перепутали. Человек христианин - это не тот, который заботится, чтобы чья-то свобода не была ограничена, а ограничивает невежество и служение далеко не Христу тех людей, которые могут повлиять на молодое поколение. То есть, если он считает, что молодое поколение в стране, где он живет, это его родное поколение, если он с этим молодым поколением связывает свою собственную жизнь, свою судьбу, ответ перед Богом и, соответственно, то же самое, своих детей и будущих потомков, если такие имеются или будут, то его заботит, сохраняется душа у этого молодого поколения, будущих граждан страны или нет. Так вот такие мультфильмы, я сразу скажу, вот эту дрянь я ни сама не посмотрю, никому не пожелаю, даже не включу в квартире вот эту мерзость, чтобы она заполняла пространство духовное. Но мне жалко людей, которые недопонимают, молодых людей и детей, у которых нет родителей дома. Я так думаю, что вся эта дискуссия, она очень лукавая, потому что не могут 50-летние, старшие дядьки этого не понимать. Когда они приглаженными голосками говорят, что у него дома стоит кнопка, и он своим детям не покажет, а Вы смотрите, я думаю, что это есть как раз та пятая колонна, которая через уничтожение духа собирается уничтожить и страну. Поэтому я считаю, что разговор этот должен быть закончен, государство должно, если ему жалко свое население, волевым усилием выключить канал "2х2", как развращающий, вредный и вредительский. Спасибо.



Яков Кротов: Спасибо, Марина. Алексей Михайлович, у Вас нет, что сказать?



Алексей Туркус: Я сейчас смеюсь. Всё, мы уже попали, все понятно.



Яков Кротов: 10 лет и 5 по рогам. [Примечание для читателей стенограммы: так заключённые сталинского времени обозначали типичный приговор «за антисоветскую пропаганду»: десят лет в концлагерях и пять лагерей ссылки. – Я.К.]



Алексей Туркус: Да, пять по рогам, это точно.



Яков Кротов: А все-таки по существу. У Вас дети есть?



Алексей Туркус: Нет, увы, нет.



Яков Кротов: Увы, нет. Почему увы? Хорошо, они не подвергаются риску. А все-таки еще раз. Ведь Ваш мультфильм, драка Пушкина с Горьким, Вы бы такого не сняли до 90-го года, а теперь вот смеете. Это ведь тоже развращает молодое поколение. У Вас там пропагандируется непосещение уроков, споры с учителем, диверсии против трамваев. Собственно, конечно, мы говорим и не о взрослых, и не о детях, мы говорим о чувстве юмора. Насколько, на Ваш взгляд, человек способен понять юмор? Когда Вы видите, что человек не способен, что посоветуете? Человек не способен понять знака. Вот сегодня праздник Воздвижения креста Господня. Очень часто люди звонят и спрашивают, как можно поклоняться кресту, это орудие убийства, это орудие пытки, нельзя ему поклоняться. Я понимаю, что человеку бессмысленно объяснять, значит, у человека ослаблено образное мышление, он не может понять, что мы, поклоняясь Кресту, поклоняемся победе над страданием, а не страданию. У него вот этот переход, мостик разрушен. Тогда человек, как Марина, мне кажется, тоже мостик разрушен поэтического видения мира. А у ребенка как с этим делом, лучше, чем у взрослых, или как? Можно это развить?



Алексей Туркус: На мой взгляд, лучше. Потому что дети воспринимают все цельно. Конечно, есть какие-то вещи, которые нельзя детям показывать, это естественно, какой-то натурализм, по-настоящему разрушающие психику вещи, которых, между прочим, на нашем телевидении и на наших каналах полным-полно. То есть столько кошмара и пошлости...



Яков Кротов: Давайте не о грустном. Алексей Михайлович, давайте позитивно. А если по телевизору будут крутить, как сейчас есть военный канал, там ничего такого нет, только фильмы про нежных чекистов, мультфильмы в стиле Сутеева, девочка собирает земляничку, одну ягоду в лукошко, одну в рот, тогда, может быть, воскреснет Россия?



Алексей Туркус: Я думаю, если сахарная пудра, то точно не воскреснет. Возвращаюсь к вопросу, который Вы только что мне задали по поводу восприятия детского. Дети воспринимают все цельно. То есть, если ложь присутствует какая-то (я говорю о детях, которые могут мыслить логически, сознательно воспринимать то, что видят), это не воспримется никак. Если взрослому человеку дается какая-то ложь, он начинает думать, это ложь, зато красивая.



Яков Кротов: А почему у Вас такая ассоциация, что если сладкое, то лживо?



Алексей Туркус: Нет, это совершенно не обязательно. Но очень часто ложь припудривается старательно.



Яков Кротов: То есть, чем более развесиста клюква, тем больше она нуждается в сахаре?



Алексей Туркус: Да, тем более надо камуфлировать это дело, чтобы проглотилось.



Яков Кротов: Спасибо. У нас звонок из Карелии. Николай, добрый вечер, прошу Вас.



Слушатель: Здравствуйте. Я звоню по поводу "Южного парка". Первый раз я этот мультик увидел по каналу "РЕН-ТВ". Я с удовольствием посмотрел этот мультик, от души посмеялся. В этом мультфильме на самом деле, если подумать, показаны очень многие серьезные вещи, но они показаны с юмором. Мне кажется, что в нашей стране теперь происходит то, над чем этот мультик смеется. Мне непонятно, почему люди верующие, которые один раз смогли обвинить дом-музей Сахарова в разжигании религиозной розни и это дело выиграли, почему они теперь взялись за этот "Южный парк". Мне кажется, что в нашей стране, в которой есть свобода слова, почему-то мусульмане и другие религиозные конфессии не возмущаются, христиане, точнее, фанатики, почувствовали, победив на выставке в доме-музее Сахарова, теперь хотят побить "Южный парк".



Яков Кротов: Спасибо, Николай. Я думаю, потому что из Центра Сахарова ушел Юрий Вадимович Самодуров, у которого, кстати, как раз сегодня день рождения, с чем его поздравляем, желаем найти ему какую-нибудь не хуже работу. Соответственно, мотор едет дальше, сенокосилка косит дальше, есть эскалация и в этом деле. Я очень боюсь, возвращаясь к тому, что говорил Константин Владимирович Бендас, причастие сравнивается с поеданием экскрементов, конечно, это меня не может не оскорбить. Но я должен, мне кажется, сложить свое оскорбление к себе в карман и там его носить. И вот еще, почему. Потому что, скажем, с точки зрения православной ханжи, то, что у протестантов раз в месяц, если я не ошибаюсь, проводится обычай, который напоминает православное причастие, но при этом совершенно сознательно от него отличается, не является ли это кощунством? Не оскорбляет ли это чувств православных? А когда католический священник совершает причастие, использует причем пресный хлеб, опресноки, в 11 веке считалось, что он тем самым подымает мертвый хлеб, в нём нет дрожжей, значит, он некрофил. Он оскверняет причастие, уподобляя его поеданию мертвечины. Из-за этого и были религиозные конфликты и крестовые походы 11, 12, 13 веков. Значит, опять встает вопрос, где мы проведем черту.



Олег Козырев: Момент в том, к сожалению, что мы хотим, чтобы проповедь вела прокуратура. Вот в чем наша проблема. Мы не несем сами свет, мы не протестуем за хорошие вещи. Например, вчера был хороший, на мой взгляд, пикет против абортов. Но не против тех, кто делает аборты, и давайте их всех поубиваем, условно говоря, или что-то с ними сделаем, а просто за снижение числа абортов. То есть это пропаганда вот этой мысли, что у нас чрезмерно большое в стране число абортов, давайте с этим что-то делать. То есть не от агрессии идут, а от пропаганды какой-то мысли. Я за то, чтобы мы утверждали правильные вещи и в проповеди, и в гражданской нашей позиции. Мы против того, чтобы мы прокуратуру заставляли делать что-то за нас, особенно по отношению к нехристианам, людям, которые не вовлечены в наши церковные, к сожалению, да, для нас ценности. Нам нужно утверждать эти ценности, но не путем прокуратуры.



Яков Кротов: У нас звонок из Москвы. Василий, добрый вечер, прошу Вас.



Слушатель: Здравствуйте. Я допускаю, что кому-то не нравятся, кому-то нравятся мультфильмы, но меня больше всего не устраивает в позиции протестующих против показа чего-либо по телевизору то, что он подходят с позиции своего превосходства над окружающими. Им кажется, что они посмотрели эти мультфильмы или еще что-то, что является, с их точки зрения, аморальным, но они настолько высокоморальны и правильны, что на них это отрицательно не подействовало, а остальные не настолько хороши и непременно станут после просмотра этих фильмов плохими. Поэтому меня такая позиция совершенно не устраивает. Я никому не делегировал право решать за меня, что мне смотреть, а что нет.



Яков Кротов: Спасибо, Василий. Вспоминаются советские времена, когда народу показывали одно, а, как пел Александр Аркадьевич, "за семью запорами, за семью заборами высокое начальство смотрит Мерлин Монро". То есть порнуху крутили для ЦК, для Политбюро и их родственников, а народу показывали "Летят журавли".


Алексей Михайлович, действительно Константин Владимирович говорил, что эти мультфильмы могут быть показаны утвержденным в вере, что вызывает у меня вопрос: если человек уже утвержден в вере, как Вы, то нужны ли ему такие мультфильмы или наоборот, сатира, антиханжеские какие-то проповеди как раз нужны, скорее, тем, кто не утвержден. С Вашей точки зрения мастера анимации, для кого Вы работаете, для совершенных, перфекти, как говорили еретики в 12-м веке, или наоборот?



Алексей Туркус: Я совершенно не разделяю на какие-то группы, я работаю для всех. Когда я что-то делаю, ни о каком разделении, ни о возрастном разделении, ни половом разделении каком-то или социальном, я об этом вообще не думаю. Тот же самый "Буревестник", вообще любой мультфильм, я никогда не задумывался, кто его будет смотреть, дети, взрослые. Главное, чтобы честно было все.



Яков Кротов: Вы уже не первый раз за передачу произносите слово "честно". А что Вы в него тогда вкладываете? Честно ли смеяться над теми, кто борется с абортами? Вот эта серия рождественская, которую мы обсуждаем, там ведь вся примочка в том, что аборт оказывается орудием добра, потому что совершается над потенциальным антихристом, напоминая это все рассказ. Олег Виллисович, не обижайтесь, потом что, наверное, пикет против абортов, в котором Вы участвовали, наверное, был хороший...



Олег Козырев: Я в нем не участвовал, я о нем слышал.



Яков Кротов: Вы о нем слышали. Но у меня иногда такое ощущение, что все современное христианство сводится к крикам, аборты, аборты. Как пиратский попугай один кричал, «пиастры, пиастры», и вот христианин ходит и кричит, «аборты, аборты», и больше ничего нет. А все-таки, что такое честно, Алексей Михайлович? Честность в искусстве, почему она может оказаться связанной с грубостью?



Алексей Туркус: Потому что, видимо, о каких-то вещах иначе невозможно будет сказать. Опять же, возвращаясь к тому, что считалось в псевдоприличном обществе, слово "аборт" нельзя было произносить. Это я помню из своей юности.



Яков Кротов: Тогда аборт было уголовно наказуемо.



Алексей Туркус: Слово "аборт" нельзя. А как? Это же медицинский термин. Слово "беременность"... То есть речь идет именно о таких вещах, где, как говорится, слово из песни не выкинешь, иногда надо спеть такую песню, где надо использовать некоторое слово, тогда она прозвучит. Но, опять же, если это не фальшь, если это не фальшиво, если это просто не ради того, чтобы подразнить и побудоражить душу и плоть.



Яков Кротов: Спасибо.



Олег Козырев: Я еще хотел бы сказать о честности. Конечно, возможно, нам обидно. Мы смотрим, сколько людей пришло к нам в церковь или в храм, а потом смотрим на форум "Саус парка" и видим, что туда пришло больше людей. И мы где-то немножко, может быть, обижены, что Вы ходите туда, а не к нам. Друзья, давайте делать анимацию более интересную, чем ту, что делают как бы нехристи. То есть давайте делать фильмы интересные, рейтинговые, чтобы подростки наши фильмы цитировали, с нашим юмором хорошим. А, честно говоря, от нашей анимации часто хочется спать, я имею в виду от религиозной анимации, от семейной анимации. Просто ее сложно смотреть.



Яков Кротов: Спасибо. У нас последний звонок. Александр из Москвы.



Слушатель: Здравствуйте. Я живу в Москве и имею возможность смотреть 33 телевизионных канала, в том числе и "2х2". За все время его существования я один раз только смотрел полнометражный мультфильм пародийный, он мне понравился. Мне до "Южного парка", честно говоря, и дела никакого нет, когда у меня есть выбор. Обычно ратуют за запрещение те, у кого есть только четыре телевизионных канала, ратуют за запрещение "2х2". Я бы сказал, что для меня первые четыре канала, я бы ратовал за их изменения, по крайней мере.



Яков Кротов: Спасибо, Александр. К сожалению, наше время заканчивается. Я в заключение позволю себе сказать, возвращаясь к тому, что говорил Константин Владимирович Бендас. Эти мультфильмы ранят, согласен. Меня ранил даже пересказ, даже картинка, я не стал смотреть сам мультфильм. Но иногда раны необходимы. Вот мы вспоминаем крест, раны Христовы, они все-таки наше исцеление. И хирургия иногда... Любой хирургический разрез можно понять, как рано, а можно и не понятно, можно понять как шаг на пути к исцелению. Давайте сомнения толковать в пользу обвиняемого, в данном случае в пользу мультфильмов.



XS
SM
MD
LG