Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вторжение в Грузию стало очередным тестом на дружбу для многих жителей России. Это не тривиально: по логике, если людей способно развести политическое несогласие, они должны были бы развестись намного раньше – на спорах о реформах, о войне в Чечне.


Нет: нашлись люди, не верившие кремлёвской лжи о Чечне, но поверившие кремлёвской лжи о Грузии. Если Россия нападёт на Украину «для защиты прав дискриминируемых русских» - найдутся, обязательно найдутся такие, что поверят: дискриминируют, надо вторгаться. Если Россия вторгнется в Польшу, чтобы превентивно устранить угрозу обстрела ракетами, - найдутся обязательно те, кто поверит: надо вторгаться, ибо НАТО станет бомбить Россию. Между прочим, ракеты противоракетной обороны никого бомбить не могут, они могут лишь сбивать другие ракеты.


Думает ли Кремль всерьёз, что Грузия, США или НАТО хотят напасть на Россию? Конечно, нет.


Хочет ли Кремль всерьёз напасть на Украину, Польшу, Чехию? Хочется верить, что нет. Хотя тут именно предмет веры, ведь история напоминает: всерьёз нападали, и совсем недавно, в отличие от НАТО и США, которые на Россию не нападали никогда. Помнится, в начале 1990-х годов, эти страны изрядно бомбардировали Россию посылками с гуманитарной помощью.


Стремится ли Кремль проверить на лояльность своих подданных? Вот это точно «да»! Да и все предыдущие войны, которые велись в течение веков и превратили крошечное московское княжество в крупнейшую державу мира, доставляли прежде всего вот эту радость: сплочение вокруг власти. Любая война есть упражнение на преданность тех, кто уже завоёван: назовите врагами тех, кого власть назвала врагом, порвите с друзьями, которые думают иначе – они пятая колонна врага, станьте врагами для врагов и друзьями генералам и главнокомандующему.


Можно ли удержаться и не участвовать в этих тренировках на лояльность? Можно, но трудно. Точнее, трудно, а всё-таки можно. Очень трудно – ведь логика в милитаризме есть, это вязкая, пленяющая логика паранойи. Почти невозможно остаться вне этой логики, когда вокруг, кажется, все её разделяют – а власть заботится о том, чтобы не разделяющие логики войны оставались в тени.


Самый же важный вопрос: можно ли не ссориться с теми, кто хочет поссориться с тобой? Можно ли не становиться врагом тому, кто рассматривает тебя как врага? Можно, и это не должно быть трудно тому, кто против войны. Ведь если ты миротворец, ты должен не только не бояться окружающего мира, ты должен уметь жить в мире с окружающими. «Мир» не означает «единомыслия». Это война стремится установить единомыслие, мир же радуется разнообразию. Именно об этом говорил апостол Павел, когда писал верующим, что надлежит быть разномыслиям между ними.


Пусть родственник, друг, собрат по приходу уверовал во враждебность НАТО – ну и что? Ну, разномыслие! Между мужчиной и женщиной всё равно больше разницы, чем между верующим в угрозу со стороны Запада и неверующим в эту угрозу. Но ведь живут мирно мужчины и женщины друг с другом, во всяком случае, иногда. С нами – пусть рвут, но мы рвать ни с кем не должны, всегда должны ждать и надеяться, что порвавший - свяжется с нами вновь! Порвать с тем, с кем разошлись во взглядах, означает навредить прежде всего себе, доставить удовольствие тем, кто пытается всех разорвать и разъединить – нет, не Кремлю, не власти, а куда более мрачной, грозной, безликой силе – злу и греху. НАТО, конечно, не нападёт, а дух враждебности уже напал и уже побеждает – но ему можно и нужно сопротивляться и не давать ему разводить тех, кого свели вместе вера, надежда и любовь.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG