Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Черногория и Македония признали независимость Косова


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Айя Куге, Кирилл Кобрин и Андрей Шарый.



Андрей Шароградский: Ближайшие соседи Сербии, Черногория и Македония, одновременно, согласовывая свои действия, признали независимость Косова. Руководство этих двух бывших югославских республик утверждает, что независимое Косово - это политическая реальность, поэтому нецелесообразно из-за интересов Сербии ставить под угрозу их собственное вступление в ЕС и НАТО.



Айя Куге: В Сербии скоординированное признание независимости Косова со стороны Македонии и Черногории вызвало очень эмоциональную реакцию. Сербия лучше понимает македонцев, которые не могли не учесть требования Албанской партии Македонии из-за опасности дестабилизации слабого государства, однако решение черногорского руководства в Белграде оценивается как удар ножом в спину. Возможно, что на следующей неделе парламент Сербии обсудит перспективы отношений с Черногорией. Звучат призывы ввести против черногорцев экономические санкции и визы, сербских туристов призывают игнорировать черногорское взморье, призывают прекратить практику бесплатного обучения черногорских студентов в Сербии и даже национализировать белградское имущество черногорских политиков. Как только в четверг поздно вечером поступило сообщение о признании Черногорией независимости Косова, черногорскому послу в Белграде была вручена дипломатическая нота с требованием в течение двух суток покинуть Сербию. В тот же день, кстати, правительство Сербии приняло решение вернуть в мировые столицы своих послов, которые были отозваны из государств, ранее признавших Косово. До сих пор против стран, признавших независимость Косова, не принимались меры выдворения дипломатов, черногорский посол стал первым. Официальный Белград утверждает, что черногорцы поддались давлению со стороны некоторых западных стран, которые поддерживают независимость Косова. Жесткие меры против Черногории министр иностранных дел Сербии Вук Еремич объясняет так.



Вук Еремич: Причиной принятия строгих мер является то, что решение правительства Черногории признать Косово последовало после голосования на Генеральной ассамблее ООН, то есть после формального начала судебного процесса, который должен дать ответ о легитимности косовской независимости. Мы сделаем все, чтобы иметь лучшие отношения на Балканах, но не можем понять мотивы поведения государств, которые такие, по моему мнению, принципиальные решения принимают после голосования в ООН.



Айя Куге: Сербы и черногорцы всегда считались самыми близкими народами, порой в истории только одним народом. Около 35 процентов населения Черногории - сербы. Считается, что в Сербии проживают, по меньшей мере, полмиллиона черногорцев. Еще три года назад Сербия и Черногория жили в общем государстве. Один из черногорских оппозиционных лидеров Небойша Медоевич, предупреждает: "Нужно рассчитывать на серьезное ухудшение отношений с Сербией".



Небойша Медоевич: Впервые в истории Черногории государственная верхушка принимает решение, которое наносит прямой ущерб интересам Сербии, но не приносит никакой пользы Черногории. Это вызовет политическую напряженность в Черногории и углубит раскол между ее гражданами. Можно ожидать, что атмосфера в Сербии относительно Черногории и Черногорцев станет намного хуже.



Айя Куге: На следующей неделе черногорская оппозиция намерена организовать митинги против признания Косова.



Андрей Шароградский: По мнению экспертов, решение Черногории и Македонии признать независимость Косова можно увязать как с тем, что в обеих странах существуют албанские общины, так и с самим фактом их собственной относительно недавней независимости. Между тем, в Белграде не исключают, что Косово распадется на сербскую и албанскую части, а в Тиране надеются в таком случае увеличить территорию своей страны. О последних событиях вокруг косовской независимости мой коллега Кирилл Кобрин побеседовал с обозревателем Радио Свобода, специалистом по Балканам Андреем Шарым.



Андрей Шарый: Нет, это не было неожиданным. Более того, официально даже подтверждено, что это спланированная, скоординированная акция со стороны двух этих стран. Тайминг выбран с дипломатической точки зрения, очевидно, довольно удачно. Это небольшие страны, не они определяют главные направления вектора мировой политики. И ясно, что и в той, и в другой стране вопрос о признании Косова по понятным причинам был предметом жесткой, долгой внутриполитической дискуссии.


Есть несколько групп причин, по которым, на мой взгляд, и Черногория, и Македония приняли то решение, которое они приняли, максимально по возможности минимизировав ущерб внешнеполитический от реакции Сербии. Идеологическая группа причин. Не надо забывать, что это молодые государства, которые в свое время сами получали независимость от бывшей Югославии, и этот фактор существует и там и там как фактор политики, и он сыграл свою роль, но не он главный. Главное, пожалуй, это демонстрация своей приверженности основной политической линии Европейского союза. Несмотря на то, что Европейский союз расколот по этому вопросу, Испания, Словакия не признали независимость Косова, тем не менее, основные игроки и основные финансовые доноры и Македонии, и Черногории, они однозначно высказались в поддержку независимости Косова, и в этих странах признание независимости Косова рассматривается как демонстрация приверженности новым общеевропейским ценностям.


И в Черногории, и в Македонии существует албанское меньшинство. Для Черногории оно менее важно, это немного там - 5-10 процентов населения, Черногория вообще крошечная страна - 700 тысяч населения всего, и это довольно зажиточная публика. Албанцы никогда не были серьезным дестабилизирующим фактором, их особенно не трогали, они там живут в своих общинах, посылают депутатов в парламент. А вот для Македонии это был и остается фактор очень сложный, потому что около трети населения страны - это албанцы, непосредственно граничащие с Косовом, и в начале 2000-х годов даже был такой вялотекущий военный конфликт вокруг этого дела, поэтому, собственно говоря, албанские партии и вносили предложения в парламент о признании независимости Косова. Это конечно, предмет некого сложного торга внутриполитического.


Тут тоже не нужно забывать, что македонцы - молодая нация, молодое государство, язык литературный - македонский - сформирован был только в 1944 году. Там процессы серьезные такие, тектонические, с образованием македонской нации, они еще продолжаются. И поэтому когда они провозгласили независимость, то, конечно, местные албанцы имели некоторые основания сказать, собственно говоря: македонцы, а мы тут при чем, собственно, почему вы образуете македонское государство, а про албанцев особенно не думаете? Поэтому компромисс найти удалось, он непростой, он основан на взаимных уступках, и можно отчасти рассматривать это решение Македонии и как уступку местным албанцам.



Кирилл Кобрин: За несколько дней до этого признания было уже какое-то движение вокруг косовского вопроса - это и решение Генеральной ассамблеи ООН передать вопрос о статусе Косова Международному суду, который посмотрит на юридические стороны признания независимости. Но я обращу внимание и на другое - это заявление одного из албанских политиков, что в случае, если Косово будет распадаться на сербскую часть и албанскую часть, то Албания должна прибрать к рукам именно албанскую часть. А перед этим один из сербских руководителей заявлял о том, что, в общем, раскол Косова неизбежен. Вот что это за контекст такой?



Андрей Шарый: Контекст очень сложный, потому что чересполосица этническая на Балканах чрезвычайно затрудняет любые конструктивные внутриполитические и внешнеполитические процессы. Северная часть Косова, как известно, это район компактного сербского населения, и она контролируется до сих пор во многом Белградом, и пенсии там люди получают, из зарплаты из Белграда. Поэтому теоретическая возможность отделения этой части провинции существует.


Это вызовет, бесспорно, довольно сложный международный конфликт, он связан еще и с тем, что в Южной Сербии есть населенные албанцами регионы, пояс 100-километровый, и там тоже была в свое время своя партизанская армия, которая хотела к Косову присоединиться. Вот если судить по меркам сегодняшнего дня, то большинство экспертов не представляют серьезной перспективы организации или формирования вот единой Албании. Дело в том, что внутри албанского общества есть тоже серьезные противоречия, свои клановые, межэтнические две крупные группы, две племенные группы, между собой соперничают, и совершенно не факт, что Албания вообще будет в силах инкорпорировать в себя Косово, даже если захочет. Не говоря уже о том, что в Косове уровень жизни выше, чем в Албании. Поэтому совершенно непонятно, зачем косовским албанцам присоединяться к Албании.


Я бы обратил все-таки внимание на позитивные прецеденты, и они таковы. Конфликт в Македонии между албанцами и македонцами, славянским населением, был урегулирован без сколько-нибудь серьезной крови. И худо-бедно люди там живут, худо-бедно это единое государство при всех издержках. Понятно, что насильно мил не будешь, и любви там особой нет, но тем не менее, это не зона повышенного этнического такого вот конфликтного напряжения. Провозглашение независимости Косова тоже показало, что, по крайней мере, смертей там нет, худо-бедно мир там установлен, и он, конечно, лучше, чем конфликт любой интенсивности. Меняется и позиция Сербии постепенно, и есть уже заявление президента Сербии Бориса Тадича, который говорил о том, что возможные некие там варианты.


Идея сама о разделении Косова существует очень давно, и это одна из, собственно говоря, идей, которые еще при существовании большой Югославии активно эксплуатировались. Была теория выдвинута такая Уорреном Циммерманом - это последний посол США в большой Югославии, он предлагал в свое время разделить Косово на сербскую и албанскую части. Надежда политиков, которые занимаются этим вопросом, заключается в том, что Европейский союз и интеграционные процессы нивелируют эти этнические конфликты внутри этих сообществ этнических, и на это остается надеяться.


XS
SM
MD
LG