Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузия, Киргизия и страны Балтии в зеркале Киношока






Марина Тимашева: И я передаю слово Павлу Подкладову. Он оправился от «Киношока» и готов поделиться с нами впечатлениями



Павел Подкладов: На «Киношоке» практически не было грузинских кинематографистов, даже председателя жюри в последний момент пришлось заменить. Резо Габриадзе не смог приехать и его председательское место занял Андрей Битов. В конкурсную программу были включены два грузинских фильма, но представлять их было некому. Главное внимание участников «Киношока» было приковано к конкурсу полнометражных фильмов. Здесь безусловными лидерами оказались прибалтийские кинематографисты. Главный приз «Золотая лоза», также призы Гильдии киноведов и кинопрессы получила картина «Осенний бал» эстонского режиссера Вейко Ыунпуу. Это динамичная, жесткая и при этом трогательная история об одиночестве людей в современном мире. Приз за лучшую режиссеру получила режиссер дебютант из Литвы Кристина Буожютеё за фильм «Коллекционерша». Героиня фильма после смерти отца обнаруживает, что утратила способность испытывать обычные человеческие эмоции. Несчастную Гайле блестяще сыграла Габия Ришкувене.



Габия Ришкувене: Когда я думала про эту роль, мне было важно, какая героиня. Она не только жестокая, не только бесчувственная. Она всякая была в своей жизни. Я начала фантазировать, какой должен был быть человек, чтобы с ним такое случилось. Потому что мы все переживаем и смерти близких людей, но не у каждого случаются такие депрессии или такой шок, что у нас пропадают эмоции и мы не имеем никакой возможности чувствовать что-нибудь. И я начала фантазировать, что она обретает уверенность в себе, чего у нее не было никогда в жизни. А потом эта уверенность переходит в жестокость, мне эта тема тоже была интересна.



Павел Подкладов: Скажите, как дело обстоит с кинематографом у вас, каковы его перспективы и ваши перспективы, какими вы их видите?



Габия Ришкувене: Вообще в Литве в кино не очень хороши дела. Потому что мало кино, потому что кино финансирует Министерство культуры, а у Министерства культуры мало денег. В пришлом году, кажется, четыре полнометражных кино вышло. Но не все делают на кинопленке, уже стали делать на ДВД. А что - если хочется кино делать, и нет кинопленки? И как-то люди стали смелее. Нет школы кино, нет школы для сценаристов. Нет сценаристов, но как-то люди стали писать сценарии и, мне кажется, что все идет в лучшую сторону.



Павел Подкладов: Многие журналисты, аккредитованные на фестивалях, прочили Габии приз за лучшую женскую роль. Но, по вердикту жюри этот приз получила живущая в Великобритании русская актриса Марина Блейк за роль в фильме «Сезон туманов» режиссера Анны Чернаковой. Честно говоря, если бы не трепетная игра замечательной актрисы, история выглядела бы на редкость банально. Русская женщина Марина, вышедшая замуж в Англии за нелюбимого человека, встречает соотечественника - музыканта Александра. События, происходящие в Англии, и их герои, показаны в фильме очень сочно, ярко и остроумно, но как только действие перемещается в Россию, возникает впечатление, что вдохновение явно покидает и авторов, и актеров. В эти моменты мне, как и многим другим зрителям, хотелось вырваться из душной и гнетущей атмосферы сегодняшней России, населенной какими-то анемичными и неспособными на живое чувство уродцами в свободную, красивую и благополучную Англию.


В чем-то наивную, но при том трогательную и светлую картину с соответствующим названием «Светлая прохлада», показали на фестивале киргизские и казахские кинематографисты. Жюри присудило этому фильму приз за лучший сценарий. Его получил известный киргизский режиссер и сценарист Эрнест Абдыжапаров. Сюжетные коллизии фильма многим могут показаться неправдоподобными. Героиню фильма, вполне современную городскую девушку по имени Асема, которая едет в киргизское село знакомиться с родителями жениха, по ошибке крадут друзья другого жениха и насильно привозят в его дом. Этот фильм запомнился не только необычной темой, но и мастерской режиссурой и отличной операторской работой и, кроме того, превосходной игрой некоторых молодых киргизских актеров. Прежде всего, исполнительницы роли главной героини Асемы Тактабековой. Говорят, что после выхода этого фильма на экраны ее популярность в республике стала поистине фантастической, и молодые матери теперь называют своих новорожденных дочерей Асемами. В отсутствие режиссера и сценариста, его творческую и гражданскую позицию изложила актриса Эльнура Осмоналиева, сыгравшая в фильме одну из ролей.



Эльнура Осмоналиева: Для Эрнеста этот сюжет является своего рода протестом против западного мира, западной цивилизации, и тех западных ценностей, которые очень активно, на его взгляд, навязываются, так называемым, странам третьего мира, которые, якобы, дикие, темные, в которых ужас, что творится. Эта картина не про то, как нарушаются права женщины. Для меня это фильм о сильных женщинах, которые сами принимают решения, а картина показывает то, насколько слабы наши мужчины.



Павел Подкладов: Фильм «Крепость» представлял в конкурсной программе азербайджанскую кинематографию, но никаких призов не получил. И, наверное, справедливо, потому что хорошо известная история о трагическом противостоянии двух бывших республик СССР рассказана в этой картине достаточно примитивно и, что греха таить, архаично. Хотя отдельные эпизоды картины все же не оставили зрителя равнодушными. Не могу также не отметить, что в «Крепости» превосходно сыграли две молодые российские актрисы Юлия Пересильд и Алена Зиновьева. О своем фильме рассказывает режиссер Шамиль Наджафзаде.



Шамиль Наджафзаде: Какие-то вещи, мне кажется, вы домысливаете, потому что знаете, в какой стране это снято, кто является географическими соседями этой страны. А в картине это не называется и не указывается, где это происходит. Эту картину смотрели мои армянские коллеги, и они меня благодарили за тот такт, который в ней есть.



Павел Подкладов: На фестивале «Киношок» были представлены два грузинских фильма. Авторы сценария одного из них, который называется «Сваны», получили даже специальный диплом жюри с формулировкой: «За обращение к теме «не убий»». К сожалению, ничего другого об этом фильме, кроме того, что в нем затронута важная и вечная тема, сказать не могу. О нынешнем состоянии грузинского кино мне удалось поговорить с известным сценаристом и режиссером Ираклием Квирикадзе.


- Вас современное состояние грузинского кинематографа расстраивает, радует или оставляет равнодушным?



Ираклий Квирикадзе: Нет, равнодушным оно меня не оставляет, а радости не очень много, потому что кинематограф чуть-чуть затих, что ли. Все мировые кинематографы имеют свои взлеты и падения. Была пора в ту самую коммунистическую эпоху, на спаде, когда она не была уже такой жесткой и не завинчивались гайки, тогда грузинское кино как-то оперилось, взлетело, был замечательный такой, яркий полет этого кинематографа грузинского. Когда была «золотая эпоха» грузинского кино, так ее назовем, и, частично, я тоже начинал в ту эпоху, то так сложилось, что трагикомедия стала лейблом грузинского кинематографа. Тенгиз Абуладзе и Резо Чхеидзе делали фильмы такого направления, Отар Иоселиани, который продолжает так работать, но уже немножко в ином виде, он теперь уже французско-грузинский режиссер. Потом были грузинские короткометражки, полные иронии, юмора и праздника жизни. Я не знаю, национальная ли это черта, время все-таки испытание сложное, сейчас не скажешь, что грузинское кино имеет те же краски, сейчас гораздо все мрачнее.



Павел Подкладов: Завершая рассказ о некоторых конкурсных фильмах фестиваля, уместно было бы вспомнить такое редко употребляемое в наше время слово как репутация. У фестиваля «Киношок» она всегда была высочайшей. Поэтому приглашение некоторых фильмов на нынешний фестиваль вызвало даже не недоумение, а оторопь. Причем, речь идет не только и не столько о тех фильмах, которые снимают, преодолевая материальные трудности, студии бывших республик СССР, но, прежде всего, об отдельных российский картинах, представленных как в основном конкурсе, так и в смотре короткого метра или телевизионного кино.











XS
SM
MD
LG