Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ключевые слова этой недели – «Проспект Путина»


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева .



Марина Дубовик : «Проспект Путина». Чем приглянулось это слово Радио Свобода, узнаем от Лили Пальвелевой.



Лиля Пальвелева : Ключевые слова этой недели – «Проспект Путина». В понедельник, в утреннем эфире Радио Свобода Михаил Шевелев, делая обзор прессы, обратил внимание на такую новость - в городе Грозном одной из главных улиц решили дать новое наименование.



Михаил Шевелев : Проспект Победы переименован в проспект Владимира Путина указом президента Чечни Рамзана Кадырова за выдающиеся успехи в борьбе с терроризмом, восстановление экономики и социальной сферы Чечни. Но на любопытную деталь обращает внимание газета «Коммерсант». Видимо, это решение не было согласовано с федеральными властями, и в окружении премьер-министра Путина, очевидно, было встречено довольно прохладно. Свидетельством тому вялая реакция федеральных телеканалов на это переименование.



Лиля Пальвелева : Прокомментировать это чудесное сообщение попросим руководителя Информационно-исследовательского центра «История фамилии» Владимира Максимова.



Владимир Максимов : Мы 6 числа, то есть на следующий день после того, как было принято решение о переименовании проспекта Победы в проспект Владимира Владимировича Путина, на нашем сайте «Фамилия.ру» расположили опрос, в котором предложили всем посетителям нашего сайта высказать свое мнение по поводу этого события. Основная часть проголосовавших против такого переименования. Мнения разнятся от недоумения до резко отрицательного отношения.



Лиля Пальвелева : Это значит, что голосование было построено не просто «за» или «против», а там люди могли высказываться?



Владимир Максимов : Да, разумеется. Было несколько вариантов ответов, то есть человек может относиться к этому положительно, нейтрально, есть и такие проголосовавшие. Есть люди, у которых это вызвало недоумение, есть те, кто к этому относится крайне отрицательно, потому что считает, что этого просто не должно быть. Мы с вами знаем, что это такое. Ведь традиция мемориальных названий вообще не является частью нашей культуры.



Лиля Пальвелева : Это как сказать. По-своему у нас есть своя мемориальная традиция и очень мощная.



Владимир Максимов : Это какая же?



Лиля Пальвелева : Называть разные объекты от переулков до крупных заводов именами вождей.



Владимир Максимов : Нет, подождите. Мы с вами говорим как раз о традиции нашей исторической.



Лиля Пальвелева : А! Вы имеете в виду не советскую традицию, а более давнюю!



Владимир Максимов : Конечно, конечно. Слово «традиция» все-таки надо понимать не настолько узко, что там и какие правила были выработаны за прошедшие, допустим, полстолетия. Нет.



Лиля Пальвелева : А если иметь в виду давнюю традицию, то она какова?



Владимир Максимов : Мемориальных названий нет. Кстати, надо помнить, что такое «мемориальное название»? Ведь есть немало улиц, допустим, площадей, действительно, сохранивших упоминание о каком-то деятеле местного или общегосударственного масштаба. Но они сложились исторически, и потом были узаконены. Мемориальное название – это то, что указом какого-то общественного…. ну, понятно, в данном случае, допустим, руководителя республики, может быть, мэра и так далее присваивается название определенному топониму. Но эта традиция у нас отсутствовала напрочь. Буквально единичные случаи, когда мы знаем города Екатеринбург, Екатеринодар, Павловск, Николаевск и так далее.



Лиля Пальвелева : Петроград.



Владимир Максимов : Надо помнить, что такое Петроград, точнее, Санкт-Петербург. Ведь название этого города было дано императором не в честь себя любимого, а в честь своего небесного покровителя, святого Петра. Это не мемориальное название. А в данном случае, то, что происходит сейчас, да и собственно то, что происходило в советское время, это были даже совсем не мемориальные названия, это своеобразные культовые названия. Результатом этого была сакрализация не только тех людей, в честь кого называли города ли, улицы ли, а сакрализация всей системы, идеологии. То же самое мы наблюдаем и сейчас. О том, какова нынешняя идеология, говорить сложно. Этим занимаются политологи. Но без сомнения этот факт – переименование проспекта Победы… Помните, да, о чем говорит это название – о победе нашего народа в годы Великой Отечественной войны над фашизмом. Совершенно невообразимое сравнение между фактом победы в Отечественной войне и желанием увековечить память ныне здравствующего премьер-министра.



Лиля Пальвелева : Это даже как-то странно и немного кощунственно звучит – увековечить память живого человека?!



Владимир Максимов : (Смеется) Потому я и говорю, что в данном случае мемориальное совсем не подходит, а именно культовое название предлагается нам.



Лиля Пальвелева : Вы упомянули очень точное слово «сакрализация». По вашему ощущению, проспект Путина является приметой сакрализации нынешней власти в Чеченской республике?



Владимир Максимов : Без сомнения. Только давайте не будем обобщать и говорить о Чеченской республике или, допустим, о чеченском народе…



Лиля Пальвелева : Можно сказать о городе Грозном.



Владимир Максимов : И даже, возможно, не стоит говорить о том, что президент Чеченкой республики рассуждал именно так. Я подозреваю, что здесь больше речь идет о незнании. Не всегда свои поступки нынешние наши политические государственные деятели соизмеряют с их значимостью. Не всегда их значимость понимаю. Им кажется, что переименовать улицу, площадь в своем городе – это примерно то же самое, что повесить плакат на стене своего родного дома. Вот там они, конечно, вольны распоряжаться. Но это совсем другое. Мы это с вами понимаем.



Лиля Пальвелева : Говорит Владимир Максимов.


XS
SM
MD
LG