Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские войска продолжают покидать территорию Грузии


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Георгий Кобаладзе.



Дмитрий Волчек: На этой неделе российские войска продолжали покидать территорию Грузии, вроде бы даже ушли из буферной зоны, но все-таки не до самого конца и спорные вопросы остались. Хроника событий в репортаже Георгия Кобаладзе из Тбилиси.



Георгий Кобаладзе: В среду, российские военнослужащие начали разбирать заграждения на последних блок - постах, всё ещё остающихся в буферных зонах вокруг Южной Осетии. Одновременно с выводом российских частей в районы, прилегающие к Южной Осетии, вошли наблюдатели ЕС. За этим лично следил министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер. Глава французской дипломатии в сопровождении послов и руководителей международных миссий побывал в грузинских сёлах, куда, после вывода российских войск и осетинской милиции с опаской, но всё-таки начали возвращаться грузинские беженцы.


Господин Кушнер осмотрел разрушенные и сожженные здания, встретился с представителями местной администрации и жителями.


Он спросил у одной из пожилых женщин, готова ли она жить в мире вместе с осетинами, и получив ответ: «Конечно, с удовольствием», от всей души расцеловал её перед телекамерами.


Беженцы надеются на европейских наблюдателей, у которых, впрочем, не будет стационарных блокпостов в зонах безопасности. Они будут передвигаться без оружия на специальных машинах и реагировать, в ходе патрулирования, на жалобы жителей и местных администраций – передавая информацию в Брюссель.


После посещения районов Грузии, прилегающих к Южной Осетии, Бернар Кушнер направился в Батуми, где встретился с президентом Саакашвили. Пресс-конференция, состоявшаяся после беседы с глазу на глаз, наглядно продемонстрировала сложность ситуации, - особенно в плане послевоенного урегулирования.


Михаил Саакашвили ещё раз поблагодарил главу французской дипломатии, в его лице Францию и ЕС за помощь в прекращении военной фазы конфликта, однако подчеркнул, что Грузия настаивает на выводе российских войск из Абхазии и Южной Осетии, а также двух пунктов (Переви и Ахалгори), где ни российские войска, ни осетинская милиция не стояли до вооружённого конфликта. При этом он сослался на соглашение Саркози – Медведева, в котором сказано, что российские войска должны отойти на линию, где они находились до 7-го августа.


7 августа российских войск не было ни в селе Переви, ни в Ахалгори.


Однако дело в том, что западногрузинское село Переви закрывает дорогу, идущую из западной Грузии в сторону осетинского городка Джава и стратегически важного Рокского тоннеля, который безальтернативно соединяет Южную Осетию с Россией.


Возможно, российские военные именно поэтому не покидают Переви, более того, укрепляют там фортификационные сооружения. Но то, что село Переви – на северо-западе от Южной Осетии, - это именно грузинская территория, никто не спорит. Другое дело Ахалгори и Ахалгорский район. Этот район, в Цхинвали называют Ленингорским, и хотя там с 1991 года (как и в Кодорском ущелье Абхазии) всегда распространялось юрисдикция официального Тбилиси, этот район с преимущественно грузиноязычным населением всё-таки административно в советский период входил в состав Юго-Осетинской автономной области.


Именно поэтому Югоосетинские власти считают Ленингори неотъемлемой частью республики а значит российские войска, (после признания Москвой независимости Южной Осетии), оттуда уходить не собираются.


Министру иностранных дел Франции грузинские журналисты в Батуми задавали вопросы о том, почему в Ахалгори запрещают учёбу на грузинском языке, закрывают грузинские школы и пытаются выдавить оттуда всё грузинское население.


Французский дипломат был вынужден не без раздражения в голосе ответить на все эти вопросы, что Европа уже сделала всё, что могла – остановила наступление Российских войск на Тбилиси, в кратчайший срок развернула миссию наблюдателей в буферных зонах и добилась вывода российских частей из этих зон. В результате чего, большинство грузинских беженцев из регионов вне Южной Осетии получили возможность вернуться.


Все остальные вопросы, по словам Бернара Кушнера, будут обсуждаться в Женеве, - в ходе долгих и сложных международных переговоров о послевоенном урегулировании.


Что касается общей обстановки, то беженцы действительно имеют возможность вернутся в сёла, прилегающие к Южной Осетии, но дело в том, что жить им пока негде – почти все дома либо разрушены бомбардировками, либо сожжены уже после завершения боевых действий.






XS
SM
MD
LG