Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Модель несостоятельна, миллиардеры липовые. Эксперты об уроках финансового кризиса


Агония ипотечного рынка США грозит похоронить саму идею «свободной экономики»

Агония ипотечного рынка США грозит похоронить саму идею «свободной экономики»

Тектоническое потрясение американской финансовой системы вызвало банкротство гигантских банков, и беспрецедентная готовность государства, по сути, национализировать несколько узловых финансовых институтов заставили многих американских комментаторов задаться вопросом, который, казалось бы, давным-давно выброшен на свалку истории. А именно, состоятельна ли американская модель свободной экономики и ее священные постулаты «ставка на рыночные силы — лучшая дорога к преуспеванию» и «рынки умнее экономистов»? В отличие от некоторых злорадствующих иностранных критиков, американские эксперты всерьез спрашивают, не доказывает ли неожиданная шаткость локомотива американского успеха — финансовой системы — что такая модель в своем чистом виде несостоятельна?


Что разрешать, а что приостанавливать


Профессор экономики, сотрудник Гуверовского института Михаил Бернштам считает, что нынешние события в глобальном масштабе доказали необходимость контроля и дисциплины, причем как со стороны самих рынков, так и со стороны государства. «Ошибка в ту или иную сторону в ряде случаев может привести к катастрофическим результатам, что сейчас и получилось, — констатирует эксперт. — Самый ведь сложный вопрос в том, какие именно регулировки нужны? Потому что они бывают плохие и хорошие. Год назад американское правительство ввело правило, что все финансовые организации, которые держат на своих балансах облигации, поддержанные ипотекой, должны их постоянно переоценивать и отражать их реальную стоимость на рынке. Вроде бы такая хорошая, здоровая установка. На самом деле получилось, что падение жилищных активов привело к падению на рынке этих облигаций, и всевозможные финансовые учреждения, включая банки, которые их держали, вдруг оказались на бумаге банкротами, потому что их обязательства не изменились, а активы оказались уцененными. Что и стало частичной причиной кризиса. Значит, это было плохое правило. Вместе с тем тот же год назад отменили существовавший во времена великой депрессии запрет играть на понижение акций, не имея их в своем собственном портфеле. Эта отмена тоже принесла финансовым учреждениям много вреда, акции полетели вниз».


Профессор Бернштам полагает, что в условиях постоянного развития финансового рынка и его инструментов очень важно найти такие инструменты контроля, которые будут оздоровлять рынок, а не мешать ему. «Вместо этого сейчас обсуждают всевозможные философские вопросы, сколько должно быть правительства, сколько должно быть рынка, — говорит Бернштам. — А самый сложный вопрос, на самом деле: что конкретно можно разрешать, и что надо приостанавливать?»


Российские перспективы


Сенсационный обвал Уолл-стрит дал уникальный повод журналу Forbes обновить свои списки самых богатых людей мира с тем, чтобы выявить «подлинность» их состояний. Убедительней всех через сентябрьскую перетряску прошел легендарный инвестор Уоррен Баффет, добавивший к своим активам за месяц $8 млрд — теперь его состояние оценивается в $58 млрд. Он обошел традиционного лидера в этом списке, основателя Microsoft Билла Гейтса, потерявшего $1,5 млрд. Но ничто не может сравниться с потерями российских миллиардеров, чье богатство выглядит теперь эфемерным. Они за пять месяцев кризиса потеряли $230 млрд (без учета катастрофических событий октября).


По мнению содиректора Центра российских исследований Гарвардского университета профессора Маршалла Голдмана, кое-кому из них даже может грозить банкротство. «Они взяли такие кредиты на скупку активов и компаний, что не смогут их оплатить, — объясняет Голдман. — особенно учитывая, что залоги, акции их собственных компаний, упали в цене более чем на 60%. Теперь, требуя возврата долгов, банки получат право наложить арест на собственность».


Прогнозы Голдмана относительно перспектив российской государственной казны в сложившейся ситуации тоже не слишком оптимистичны. «Как признавали сами россияне, если цены на нефть упадут ниже $70 за баррель, у них не достанет средств для оплаты бюджетных расходов, среди которых и зарплаты, и пенсии, и многое другое, — напоминает эксперт. — К этому надо прибавить крайне неразумные в данной ситуации инициативы Путина. Например, повышение на 20% оборонного бюджета — у него не будет возможностей оплатить эти расходы. Сомнительные начинания угрожают и ведущим российским корпорациям. Возьмите хотя бы «Газпром», который намерен потратить сотни миллионов долларов для сооружения олимпийских объектов в Сочи. Доходы «Газпрома» падают, цены акций падают, во сколько ему обойдется такое предприятие? В общем, я не думаю, что ситуация может напоминать нечто подобное кризису конца 90-х годов, но сокращение средств, поступающих от экспорта нефти, будет ощутимо. Россияне не смогут позволить себе импорт в нынешних масштабах, сильно замедлится рост зарплат, побег иностранных инвесторов с деньгами скажется на занятости, инвестициях и строительстве».


XS
SM
MD
LG