Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Общественно-политическая обстановка в Азербайджане


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Кирилл Кобрин : Об общественно-политической обстановке в Азербайджане и о сложившейся в республике модели власти Ильхама Алиева мой коллега Андрей Шарый расспросил директора азербайджанской службы Радио Свобода, известного в Баку журналиста и политического эксперта КенАна Алиева.



Кенан Алиев: Особой такой интриги на этих выборах не ожидалось. Были самые предсказуемые выборы в истории Азербайджана. Даже на прошлых выборах была какая-то интрига. Были серьезные столкновения полиции с оппозиционерами. Но на этих выборах мы этого не наблюдали и, я думаю, что завтра все будет спокойно. Уже сегодня правящая партия готовится отмечать победу. В принципе, все ясно - игра закончилась, игра контролировалась, судьи тоже контролировались. Все контролировалось. Главный вопрос - сколько он получит процентов? На прошлых выборах он получил 76 процентов. Сейчас все гадают - сколько получит сейчас.



Андрей Шарый: А какая разница?



Кенан Алиев: Разница в том, что прошло всего пять лет правления. В своем последнем выступлении он очень много говорил об успехах Азербайджана, о созданных рабочих местах, считается, что он создал 741 тысячу рабочих мест. И что интересно, что это для страны с 8-миллионным населением огромная цифра. Даже американская экономика за год не может создать столько рабочих мест.



Андрей Шарый: В России это называется вертикалью власти, стабильностью, консолидацией. Видимо, отчасти и та риторика, которую использует Алиев, похожа на риторику Путина и Медведева, я уверн в этом, поскольку все такого рода режимы имеют одну примерно логику развития. Нефть какую-то особую роль на этих выборах играла или нет?



Кенан Алиев: Играла, безусловно. Потому что страна разбогатела. Нефть контролируется правительством Алиева. Это дает им возможность очень удачно и успешно использовать те доходы, которая страна получает от нефти для своих политических целей.



Андрей Шарый: А люди лучше стали жить?



Кенан Алиев: Я думаю, что это хороший вопрос к людям. Правительство считает, что, да, люди стали жить лучше - зарплата выше, в стране есть сильный экономический рост. Но многие независимые эксперты все еще указывают на тот факт, что в Азербайджане уровень жизни не на том уровне, на котором она могла бы оказаться, если бы страна пользовалась нефтяными доходами более разумно. Официальная статистика - только 16 процентов людей живут ниже уровня бедности. Вопрос коррупции в Азербайджане - очень серьезный вопрос. Transparency International считает, что Азербайджан одна из коррумпированных стран в мире. Если сегодня посмотреть на цены на рынках, на базарах Баку, станет ясно, что многие азербайджанцы с трудом сводят концы с концами.



Андрей Шарый: Алиев - это единственный пока на постсоветском пространстве пример наследственной передачи власти - от Гейдара Алиева, бывшего секретаря и члена Политбюро ЦК КПСС, ответственный за идеологию и даже за разработку горбачевских реформ в одно время. Клан Алиева - это его родственники, или это просто весь государственный аппарат и, так сказать, например, то, что в России называют партией "Единая Россия", или это КГБ местно?



Кенан Алиев: Это и то, и другое. Это и семья, потому что члены семьи находятся на очень высоких постах в парламенте. Они представлены на руководящих должностях. Два заместителя министра иностранных дел являются непосредственными родственниками президента Алиева. То же самое в государственном аппарате. Мощный государственный аппарат, очень лояльный, хотя мы часто слышим о каких-то внутренних течениях, внутригосударственных - то же самое мы слышим в России. Этот аппарат очень успешно управляется. Многие считают, что алиевскому режиму удалось создать в Азербайджане сильный полицейский режим, потому что на душу населения очень много полицейских в Азербайджане. Это машина, в принципе, гарантирует властям долголетие. Все попытки оппозиции и неправительственных организаций что-то противопоставить этому очень жестоко подавляются.



Андрей Шарый: Культ личности Алиева есть в Азербайджане или нет? Или он не такой тип руководителя? Все-таки восточная страна еще?



Кенан Алиев: Я думаю, что есть, потому что это можно увидеть по портретам, которые висят на улицах Баку и в районах Азербайджана. До начала предвыборной кампании Алиев дал указание убрать его портреты с этих огромных плакатов, которые висят в городах. Его убрали, но отца оставили. А он в своих заявлениях утверждает, что он проводит политику Гейдара Алиева, своего отца, что это его стратегия, что мы на правильном пути. Поэтому если даже его нет на портретах, папа там, и он гарантирует стабильность и все остальное в стране. Культ Алиева - это не культ Ильхама Алиева. Гейдар Алиев возведен на уровень государственной идеологии. Была коммунистическая идеология, она заменилась алиевской идеологией. Это практически однопартийная страна.


Серьезной оппозиции в Азербайджане на сегодняшний день нет. Оппозиция так же, как и в России, то, что мы наблюдаем в Белоруссии, в Казахстане, раздроблена, прижата в угол. Она не в состоянии наладить какой-то контакт с людьми. У нее нет выхода на телевидение. Если люди не могут общаться через средства массовой информации, через телевидение с оппозиционными кандидатами, откуда они будут знать - есть ли в стране оппозиция или нет.



Андрей Шарый: Есть еще один такой важный, болезненный для азербайджанского национального сознания вопрос - это вопрос карабахский. Он как-то в ходе этой предвыборной кампании всплывал?



Кенан Алиев: Карабахский вопрос всегда существует. В одном из своих последних выступлений Ильхам Алиев заявил о том, что он будет проводить политику изоляции Армении. Эта политика будет продолжаться. Это, в принципе, естественно, потому что Азербайджан до сих пор находится в конфликте с Арменией. Больше 20 процентов территории Азербайджана оккупированы армянскими вооруженными формированиями. Пока этот вопрос не решится, этот вопрос всегда будет актуален для любого лидера в Азербайджане. В принципе, здесь ничего нет удивительного, что Азербайджан проводит такую политику по отношению к Армении, потому что в Азербайджане Армения воспринимается как враг.



Андрей Шарый: Вы сказали об идеологии Гейдара Алиева, о том, что она существует, она заменила коммунистическую идеологию.



Кенан Алиев: Та политика, которая проводится в Азербайджане, это наследие советского режима. Страна, в принципе, управляется теми же методами. Раньше у нас был Ленин, сейчас Гейдар Алиев. В Азербайджане сейчас больше музеев, которые названы именем Гейдара Алиева, чем было музеев Ленина. В каждом районе есть памятник Гейдару Алиеву. В школах висят его портреты, в каждом классе висит его аттестат зрелости - одни пятерки. Гейдар Алиев был хорошим студентом. Это идеология, критиковать которую, в принципе, никому не рекомендуется в Азербайджане. Можно оказаться в тюрьме. Если ты критикуешь эту идеологию, это значит, что ты идешь против государственности. Потому что Гейдар Алиев - это государственность в Азербайджане.



Андрей Шарый: А Россия играет какую-то роль во всем этом деле?



Кенан Алиев: Россия поддерживает этот режим. Россию устраивает Ильхам Алиев. И Запад тоже заинтересован в том, чтобы в Азербайджане сохранилась стабильность. Азербайджан - это нефтяная страна, богатая страна. Ильхам Алиев, в принципе, очень умно проводит эту внешнюю политику. Он пытается дружить и с Россией, и с Америкой, и с Ираном, и с Турцией, безусловно. Но раньше с Турцией были отношения такие, что это наши братья, а сейчас это как бы...



Андрей Шарый: Двоюродные братья.



Кенан Алиев: Да, двоюродные братья, в том смысле, что Турция зависит в некоторой степени от азербайджанских нефтепроводов, газа. Я думаю, что газ, нефть играют огромную роль здесь. Ильхаму очень легко найти язык с руководителями в России. Стиль его правления очень похож - не бросается на все идеи Запада. Он координирует свои действия. Например, Чейни приехал в Баку, через два часа Ильхам Алиев говорил с Медведевым по телефону. Как только кто-то приезжает в Баку с Запада, на следующий день приезжает кто-то из Москвы. Многие ожидает, как все это закончится с Грузией, как Запад и Россия найдут общий язык или не найдут, куда надо будет отправлять нефть, которая добывается в Азербайджане. Он даже сам сказал, что пока Европа думает о диверсификации энергоресурсов, Азербайджан давно об этом позаботился. Из Азербайджана идут семь нефтепроводов, причем в разные стороны. Все как бы счастливы с Азербайджаном. Вопрос в том, что если Россия поставит вопрос ребром - или вы с нами, или против нас - тогда уже интересно будет наблюдать, как азербайджанский президент решит действовать дальше.


XS
SM
MD
LG