Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Читинский областной суд отклонил жалобу адвокатов на отказ Михаилу Ходорковскому в условно-досрочном освобождении


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие адвокат Вадим Клювгант.



Михаил Саленков: Читинский областной суд отклонил жалобу адвокатов на отказ Михаилу Ходорковскому в условно-досрочном освобождении. Защита экс-главы ЮКОСа будет решать вместе с самим Михаилом Ходорковским вопрос об обжаловании в порядке надзора сегодняшнего решения коллегии Читинского облсуда - об этом журналистам сказал адвокат Вадим Клювгант. Сейчас Вадим Владимирович с нами на связи.


Вадим Владимирович, а чем мотивирован отказ?



Вадим Клювгант: Отказ мотивирован ровно тем же, чем мотивировано то решение, на которое, собственно, мы и жаловались. Мы получили сегодня механическую кальку, повторяющую, собственно, то, что, по нашему убеждению, незаконно и необоснованно, а наши все доводы, основанные исключительно только на фактах, получили один ответ: они были проверены, но не подтвердились. При этом нам так и не удосужились объяснить, кто их и как проверил, что опровергнуто в наших доводах, что не подтвердилось и почему. То есть нет никакого правосудия в таком подходе к исполнению судейских полномочий. Это такая была бюрократическая процедура в виде проштамповки заранее принятого решения, по команде.



Михаил Саленков: Можете еще раз привести эти факты, которые вы доводили до суда?



Вадим Клювгант: Мы говорили о том, что Михаилу Борисовичу Ходорковскому в течение всех лет, почти пяти уже лет заключения умышленно создаются дискриминационные условия. Выискиваются малейшие поводы для придирок, а когда таких поводов не находится, их придумывают. Незаконные наказания за несуществующие взыскания, ложь в характеристиках, фальсификации в документах. И все это мы приводили с конкретными обоснованиями, на фактах, на документах. Мы говорили о том, что он не только никогда не отказывался ни от какой работы в заключении, он предлагал множество вариантов своего трудового использования, от которых пользы было бы намного больше, чем от профессии швеи-мотористки, в отсутствии энтузиазма в овладении которой его упрекают, и это одно из оснований, как это не смешно и не абсурдно звучит, для отказа в условно-досрочном освобождении. Все это тоже подтверждено фактами.


Понимаете, когда слушают, но не слышат, смотрят, но не видят, когда все понятно тем людям, которые должны вершить правосудие, заранее, можно говорить это, можно говорить еще много вещей, но им нужно не это, им команда нужна. Причем вот команда нужна человека того, который в 2003 году еще дал команду уничтожить, вот ее нужно отменить с той же высоты, а потом дать новую команду, что можно судить по закону, - вот тогда, наверное, и доводы будут слушать и слышать, и принимать во внимание. А пока вот есть то, что есть.



Михаил Саленков: Вадим Владимирович, тем не менее, насколько на отказ, на это решение повлияло недавно вынесенное взыскание, те 12 суток карцера за интервью? Если бы не было этого взыскания, могло быть решение иным?



Вадим Клювгант: Нет, прямо это не повлияло, потому что этот факт, о котором вы спрашиваете, имел место в октябре, буквально неделю назад, а отказ в условно-досрочном освобождении имел место в августе, то есть задолго до этого. И сегодняшнее кассационное разбирательство было ограничено пределами того, что рассматривалось и решалось в августе. Но дело в том, что и в августе, и в прошлом году были аналогичные спровоцированные, сфальсифицированные так называемые нарушения, которых на самом деле не было, и незаконные наказания за них. Вот в этом смысле система действий одна и та же, и она, конечно, использована для отказа в УДО. Но не конкретно факт публикации в "Эсквайре".


Что касается этого беззакония в виде карцера за то, что человек публично высказал свое мнение по ряду вопросов, с этим беззаконием мы отдельную борьбу запланировали и будем вести параллельно и независимо с тем, что мы обсуждали до этого.



Михаил Саленков: Вы говорили про характеристики на Михаила Ходорковского. Что в последней, можете нам рассказать?



Вадим Клювгант: Понимаете, вот представьте себе, когда в 2003-2004 году человек находится, например, в изоляторе "Матросская тишина", потом, в 2005-2006 годах, он находится в краснокаменской колонии, и когда он там находится, ему там дают характеристики. Эти характеристики есть в его личном деле, они практически положительные по своему содержанию. То есть там ничего плохого не сказано, более того, есть документ о том, что никакой отрицательной информации в отношении осужденного Ходорковского не имеется у администрации колонии в Краснокаменске. И вдруг в 2008 году, через много лет после того, как его уже там нет, ни в "Матросской тишине", ни в Краснокаменске. Он, напомню, с декабря 2006 года находится в Чите. Вдруг оттуда без всякого запроса суда привозят характеристики на него же, непонятно как подготовленные, потому что ни документов никаких нет, ни его там самого нет, и эти характеристики разительно отличаются в худшую сторону от тех, первых, которые в личном деле. И при этом они все независимо от того, из Москвы они пришли или из Краснокаменска, они все написаны под копирку, там содержатся буквально дословно одни и те же выражения отрицательного характера. Что это, как ни фальсификация? Мы говорим об этом суда, а суд говорит: "Не подтвердилось".



Михаил Саленков: 2 ноября, как известно, должно закончиться следствие по второму делу против Михаила Ходорковского. Уже сейчас можно сказать, когда оно будет передано в суд и какова ситуация с рассмотрением?



Вадим Клювгант: Невозможно совершенно это сказать. Срок следствия продлен до февраля 2009 года. Неделю назад до этой же даты, до 2 февраля 2009 года продлен и срок содержания под стражей, который уже в феврале 2009 года на полгода будет превышать предельно установленный законом срок содержания под стражей. И вот это все, что я могу сказать, большего мы не знаем. Они каждый раз пишут о том, что нужно закончить ознакомление с делом, поэтому ни в коем случае нельзя освободить из-под стражи Ходорковского, потому что он еще может получить условно-досрочное освобождение по первому приговору, и как же это может быть, что вдруг он окажется на свободе. А когда они идут в процесс по условно-досрочному освобождению, они там говорят, прокуроры наши, что нельзя давать условно-досрочное освобождение, потому что есть новые обвинения, и там должен быть арест. И ложь, ложь, ложь... Ложь накладывается на ложь, ложь в материалах следственного дела, ложь в выступлениях прокуроров в судах, в том числе и сегодня в областном суде, открытая, прямая ложь.


XS
SM
MD
LG