Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Польше и Ватикане громко отмечают 30-летие понтификата Иоанна Павла Второго


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Лемешевский и Андрей Шарый.



Александр Гостев : В Польше по-прежнему громко отмечают 30-летие избрания Кароля Войтылы папой римским под именем Иоанна Павла Второго. Передает корреспондент Радио Свобода в Варшаве Александр Лемешевский.



Александр Лемешевский : Слова, прозвучавшие 30 лет назад на площади святого Петра и оповестившие мир о том, что новым папой избран поляк, на родине Кароля Войтылы вызвали эйфорию. Конец коммунистического режима приблизился в одну минуту, говорит Лех Валенса:



Лех Валенса : Люди уже не верили в то, что коммунизм можно победить. И вот поляк стал папой. Невероятно! После его приезда в Польшу вера вернулась. Началась борьба, забастовки, профсоюз... Без Святого Отца мы бы этого не сделали.



Александр Лемешевский : Бывший лидер «Солидарности» имел в виду слова Иоанна Павла Второго, произнесенные в Варшаве в 1979 году, а именно - два добавленные им к проповеди слова «этой земли»:



Иоанн Павел Второй : Пусть сойдет дух Твой и изменит облик земли... Этой земли.



Александр Лемешевский : Иоанн Павел Второй хотел посетить Россию, но не смог этого сделать. Во время своего последнего паломничества в Польшу он обращался к верующим из России на их родном языке.



Иоанн Павел Второй : Приветствую верующих из России.



Александр Гостев : Центром торжеств по случаю 30-летия понтификата Иоанна Павла Второго в Ватикане стала демонстрация фильма под названием "Свидетельские показания", снятого по книге одного из самых близких соратников покойного папы кардиналом Станислава Дживиша. Об этой книге и о значении фигуры Иоанна Павла Второго для Ватикана мой коллега Андрей Шарый сегодня побеседовал с римским журналистом Алексеем Букаловым, специалистом по истории и сегодняшним проблемам Римско-католической церкви.



Алексей Букалов: Мне она показалась интересной, эта лента, как очень личный рассказ Станислава Дзивиша, камерария, личного секретаря папы Иоанна Павла Второго, о жизни и личности своего шефа. Это документально-художественный фильм. Там есть очень много документальных кадров, но там есть и игровые моменты. Там занято довольно большое число известных актеров. Майкл Йорк играет одну из ролей. Разговаривал перед премьерой с самим кардиналом Станиславом. Он мне сказал о том, что этот фильм для него много значит так же, как, собственно говоря, и сама книга, по которой поставлен этот фильм - это автобиографическая книга, практически это биография Войтылы, которая называется "Жизнь с Каролем". По этому труду автобиографическому и поставлен фильм. Он поставлен к 30-летию со дня избрания Кароля Войтылы на папский престол.



Андрей Шарый: Судя по тому, что вы говорите, судя по тому, как широко отмечают эту дату в Ватикане и в Польше, блаженная тень папы Иоанна Второго все еще витает над Ватиканом. Личность его по-прежнему оказывает какое-то, видимо, духовное, по крайней мере, воздействие на Ватикан. Как к этому относится нынешний папа? Не ревнует?



Алексей Букалов: Вы знаете, мне кажется, нет. Дело в том, что он вырос тоже под сенью папы Войтылы, хотя был посвящен в кардиналы еще Павлом Шестым, но, тем не менее, его становление, как духовного лидера, как теолога прошло рядом с папой Войтылой. Он с таким же успехом, как и Станислав Дзивиш, мог бы сказать, что он прожил жизнь рядом с Войтылой. Конечно, ему трудно какие-то традиции сохранить, которые заложил папа Иоанн Павел Второй, особенно, в общении с верующими, в этом совершенно замечательном, неповторимом умении сливаться с толпой, заряжаться от нее энергией. Но он очень быстро обучается, очень быстро перенимает эти навыки, что он доказал во время, скажем, последних своих поездках. Особенно, то, чему мне довелось быть свидетелем - его поездки в Австралию на Всемирные дни католической молодежи.


А когда он был в Польше... Я просто напомню, что он был в Польше. Для него это был очень трудный визит, потому что его сравнивали с предшественником. Он умудрился за шесть дней не сказать ни одного слова по-немецки, чтобы не раздражать поляков. Говорил все время по-польски, один раз на встрече с дипкорпусом сказал несколько слов по-французски. При каждом удобном случае понимает добрым словом своего предшественника и называет его в качестве инициатора того или иного какого-то движения или акции. Обязательно отдает ему должное.



Андрей Шарый: Одна из центральных фигур этих сейчас памятных мероприятий - это Станислав Дзивиш, нынешний Краковский архиепископ и бывший камерарий папы римского Иоанна Павла Второго. Его неслучайно удалили из Ватикана? Или получение епархии - это было признано как просто свидетельство его больших заслуг во время служения рядом с папой римским?



Алексей Букалов: Я думаю, что здесь в его удалении из Ватикана присутствует и то, и другое. С одной стороны, безусловно, новая власть освободилась от "засилья" поляков при Святом престоле. Очень многие польские священники, очень многие польские епископы были постепенно смещены. Не сразу, не единым указом, но постепенно смещены со своих постов. Что касается конкретно с падре Станислава, я думаю, что здесь, может быть, все-таки пошли навстречу его собственным желаниям. Потому что он как бы вернулся в свою епархию, где он начинал церковным служкой, где начинал мальчиком. При этом вернулся на кафедру, которую когда-то занимал его покровитель и учитель.



Андрей Шарый: Еще раз вернусь к фильму о биографии Иоанна Павла Второго. Там есть фрагмент, о котором сейчас много пишет пресса. Речь идет еще об одном покушении на понтифика в мае 1982 года. В Фатиме в Португалии на папу напал священник, страдавший нервным расстройством. Он ранил папу ударом ножа, но об этом Ватикан ничего не сообщил. Что-то известно о подробностях этой истории?



Алексей Букалов: С Фатимской Божьей Матерью настолько связана сама история покушения на папу... Дело в том, что один из секретов, неопубликованных секретов, так называемый, третий секрет Фатимской богородицы как раз и говорил о покушении на папу. Эти слова о том, что епископ в белых одеждах падет окровавленный среди толпы (но епископ в белых одеждах - это уже папа), были запечатаны сургучем и хранились в конверте папской шкатулки, и были преданы гласности в отличие от предыдущих предсказаний Фатимской богородицы только после выстрела Али Агджи. Но вот я думаю, что кто-то из таких душевно неуравновешенных католиков или верующих, зная об этом третьем секрете, решил как бы повторить этот геростратов подвиг.



XS
SM
MD
LG