Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обсуждение итогов региональных выборов



Владимир Кара-Мурза: Накануне 12 октября в пяти регионах России прошел единый день голосования. В этот день прошли выборы в парламенты пяти регионов, а в целом по стране состоялось свыше шести с половиной тысяч выборов в органы местного самоуправления муниципальных образований. Выборы депутатов законодательных собраний прошли в воскресенье в Чечне, в Иркутской, Кемеровской, Сахалинской областях и Забайкальском крае. Во всех пяти субъектах уверенную победу одержала «Единая Россия». Самые высокие показатели у единороссов в Чеченской республике - 88,4% и в Кемеровской области - 84,7%. За КПРФ и ЛДПР голосов подано гораздо меньше, но и эти партии получили места в парламентах четырех из пяти регионов. В чеченский парламент коммунистам и либерал-демократам попасть не удалось. Помимо единороссов во всех пяти субъектах представлена только партия «Справедливая Россия», хотя ее результат ни в одном регионе не превышает 10%. Полученные итоги анализируем с Валерием Хомяковым, генеральным директором Совета по национальной стратегии, директором Агентства прикладной региональной политики. Подтверждает ли результат прошедших выборов общую тенденцию последних лет?



Валерий Хомяков: В принципе, конечно, результат ожидаемый. И то, что «Единая Россия» победила во всех субъектах федерации, достаточно очевидный результат. Несколько порадовало, откровенно говоря, что компартия Российской Федерации, хотя я небольшой поклонник ни коммунизма, ни этой партии, но тем не менее, она все-таки, несмотря на давление очевидное, несмотря на то, что пытаются выстроить вот этот левый проект в виде «Справедливой России», все-таки компартия сохранила свое второе место, место заслуженное. Это означает только одно, что все-таки протестный электорат достаточно высок, высок процент людей, которые не очень довольны тем набором партий, которые им предлагают и в результате голосуют за коммунистов, либо за ЛДПР, которые, безусловно, не являются оппозиционной партией, но тем не менее, «Единая Россия» далеко не всем избирателям, как показывают эти выборы, симпатична, за нее не голосуют. «Справедливая Россия», в целом если говорить об интегральных оценках этих выборов, которые прошли в прошедшее воскресенье, лишний раз подтверждает, что эта партия находится в сильнейшем политическом, организационном и, очевидно, финансовом кризисе. Я думаю, что руководству «Справедливой России» давно пора задуматься о том, что делать, как себя позиционировать. Понятно, что после того как Владимир Путин возглавил «Единую Россию», у лидера «Справедливой России», в том числе у Сергея Миронова очень узкий коридор оказался для политического маневра. Если этот коридор узок, тогда и партия идет на спад. Поэтому я думаю, что этот результат для «Справедливой России» печален - это один из тревожных звонков, который надо учитывать тем функционерам, которые в этой партии работают.



Владимир Кара-Мурза: Дмитрий Орешкин, руководитель аналитической группы «Меркатор», сомневается в достоверности полученных результатов.



Дмитрий Орешкин: Ни одному вменяемому человеку, если, конечно, он не находится на службе в Центральной избирательной комиссии, не придет в голову говорить, что явка в Чечне составляла 94%, тем более после тяжелейшего землетрясения, когда погибло более 10 человек. Никакого сомнения не вызывает то, что в Кузбассе будут те результаты выборов, которые устраивают господина Тулеева. И нет никаких сомнений в том, что «Единая Россия», которая победила в Кузбассе - это вовсе не «Единая Россия» господина Грызлова - это «Единая Россия» господина Тулеева. Точно так же «Единая Россия», победившая в Чечне, это не «Единая Россия» господина Грызлова, а это «Единая Россия» господина Кадырова. И если ситуация будет приближаться к кризису, то региональные парламенты будут ориентироваться не на партийную дисциплину, не на столицу, а на своего регионального начальника.



Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, насколько заслужено то доминирующее положение, которое заняла в российской политике «Единая Россия»?



Валерий Хомяков: Заслуженное или не заслуженное - это вопрос достаточно спорный. Хотя с одной стороны Дмитрий Борисович прав, который передо мной комментировал вот эти результаты. И действительно цифры, которые получены в Чечне и на Кузбассе, весьма сомнительны. Особенно Чечня давно выпадает из всяких социологических оценок, социологи, которые потом, нормальные социологи, не кремлевские, которые просто комментируют результаты голосования по Чечне, совершенно неважно, какие выборы президента Российской Федерации, будь то думские или то, что прошло в прошедшее воскресенье, они давно на Чечне, как на субъекте Российской Федерации с точки зрения социологии поставили крест, безусловно. Что касается доминанты, а что мы ожидаем? У нас поле вычищено, вытоптано политическое поле. У нас любые какие-то ростки, которые на этом поле политическом попытаются произрастать, их тут же сапогом вбивают в землю. В результате люди идут на выборы, видят очень небольшой набор партий, который им предлагается и голосуют так, как они голосуют. Я думаю, социология, если бы она была, посмотреть социологические данные, у меня пока нет, она бы, конечно, дала несколько иной результат. Безусловно, «Единая Россия» там бы доминировала. Это не означает, что большинство граждан в восторге от той политики, которую эта партия проводит. Я думаю, что анонимность опроса у респондентов, к которым обращаются социологи, вот эта анонимность вызывает сомнения. Поэтому человек, который приходит: за кого бы вы голосовали? Он про себя думает: мне так спокойнее, ставит крестик против «Единой России». И безусловно, Дмитрий Борисович прав, он сказал, что понятное дело, что та партия, тот результат, который был отголосован по этим регионам, в первую очередь связан с тем, что губернаторы пытались доказать посредством подобного голосования, что у них все в порядке, что они популярны, доказать Кремлю, и поэтому такой весьма странный результат и на Кузбассе, и в Чечне. Особенно в Чечне, где действительно была серьезная трагедия. Сложно представить, что весь народ пошел голосовать в то время, как у них разрушились дома и прочие неприятности случились.



Владимир Кара-Мурза: Леонид Гозман, временно исполняющий обязанности председателя федерального политсовета Союза правых сил, опечален полученным результатом.



Леонид Гозман: Итоги достаточно грустные, как мне кажется. И грустные они не по результатам, поскольку никто результатов особенно не ждал, разумеется. А грустные они потому, что очевидно, что контроль власти над региональными выборами ничуть не снизился. И меня огорчает не потому, что какие-то люди не попали в парламент, попали или не попали коммунисты в Кемерово, мне все равно. Меня огорчает другое, меня огорчает неадекватность тех, кто контролирует выборы. Потому что это уже никому не нужно, у них и так полный контроль. Мне это напоминает японских солдат, которые через 30 лет после окончания войны продолжали воевать в филиппинских джунглях. Война давно окончена, власть контролирует абсолютно все. Нет никаких оснований разумных, я не говорю о морали, законе и так далее, нет никаких оснований для такого жесткого контроля. Но он все равно продолжается. Иррациональные действия меня пугают и огорчают, если хотите даже больше, чем нарушение законов, демократических принципов и так далее.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира Ивановича.



Слушатель: Страна, добрый вечер. Владимир, три вопроса коротко и ясно. Первый вопрос: а что, у нас в Петербурге живут самые умные, самые интеллектуальные люди, самые святые? Что, Россия не обладает больше кадрами? Это первый вопрос. Второй вопрос: наступит ли время, когда гражданин Путин и гражданин Медведев ответят в уголовном режиме за узурпацию власти? И третий вопрос: нынешние выборы, и те выборы, и предыдущие выборы в Государственную думу – это есть порнография, политический онанизм.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, будут ли международно признаны итоги региональных выборов?



Валерий Хомяков: Международных наблюдателей, насколько я знаю, на этих выборах не было, поэтому вряд ли международное сообщество так внимательно следит за тем, что у нас на этих выборах происходило. Что касается вопросов Владимира, как-то я не готов на них отвечать, поскольку они выходят за предмет нашей темы. В Петербурге в общем-то не было никаких выборов. Я надеюсь, что там достаточно демократический электорат, и когда придут очередные выборы в законодательное собрание Санкт-Петербурга или выборы федеральные, тогда, я надеюсь, результат там будет отличаться, по крайней мере, от чеченского или кузбасского.



Владимир Кара-Мурза: Писатель Эдуард Лимонов, лидер запрещенной Национал-большевистской партии, сожалеет о пассивности оппозиции.



Эдуард Лимонов: Я уже давным-давно не порицаю власть, для меня это аксиома, что такие хитрые злодеи пришли к власти и выдают черное за белое, белое за черное. Это надоело, я думаю, что нет смысла обличать власть. Злодеи провернули еще одну мелкую махинацию, кого-то якобы выбрали, на самом деле назначили. Это все никакого не имеет значения, на мой взгляд. Что имеет значение, что надо осознать, что разбитие чаши зла, со злодеями не дискутировать. У нашей оппозиции в совокупности, я выделяю себя и своих сторонников, пока не хватает решимости перевернуть этот стол, на котором игроки давным-давно никто не играет, а просто сидят гангстеры с пистолетами в руках. Надо иметь решимость и перестать порицать власть. Надо просто долбануть по этому столу во всех смыслах, разумеется, мирными методами, скажу я с улыбкой, конституционными методами.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Междуреченска от радиослушателя Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Как вы уже поняли, результаты выборов в Междуреченске не соответствуют волеизъявлению избирателей. А вопрос такой: сегодня в мире фондовые индексы росли, а в России в результате устроенной ею войны на Кавказе падали. Может ли этот кризис привести к демократизации России?



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, итоги кризиса не дошли до наших избирателей или они бы и так не повлияли на исход выборов?



Валерий Хомяков: Давайте вспомним нашу историю, если взять кризис, очень серьезный кризис, который был между 80 годами и 90, 89 год, 90 год и тогда, безусловно, советский кризис, экономический кризис, он в общем-то привел к тому, что к власти в стране пришли демократы. Я понимаю, что слово может носить негативный оттенок, но тем не менее, появилось очень много интересных политиков, которые часть ушли с политической сцены, часть осталось, но тем не менее. Подобного рода вещи, если вспомнить опять же 98 год, известный кризис под названием дефолт, и 99, тогда появилась СПС, и в 98-99 был серьезный раскол элит на региональную и федеральную. Весьма непопулярный Ельцин, губернаторская фронда Лужков, Шаймиев и ряд других серьезных на тот момент региональных руководителей, плюс Примаков, они, безусловно, объединились и имели очень серьезные шансы для того, чтобы взять страну если не полный контроль, то почти полный контроль. Я думаю, если говорить о нынешнем кризисе, а кризис действительно есть, он присутствует, пока нет последствий, но это ничего не означает. Бывает так, что болезнь есть, а симптомов еще нет. Это самое опасное состояние для человека, когда он не знает, что болен. Поэтому у нас пока такая ситуация. Если кризис будет развиваться и коснется широких слоев наших граждан, то безусловно, в этой ситуации, я думаю, народ проснется. Народ проснется и тогда то, о чем говорил Эдуард Лимонов, а он говорил о конституционной, мягкой смене власти, насколько я его понял, я думаю, что тогда мы можем увидеть серьезный передел на политическом поле. И тогда наступает время для оппозиционных партий, которые будут состоянии получить весьма серьезное представительство во власти при условии, опять-таки скажу эти тривиальные слова, когда народ проснется. Пока народ спит и дремлет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Магомеда.



Слушатель: Добрый вечер. У нас в Чечне 100% голосование. Если по приказу этих же лидеров «Единой России» огнеметами дома и целые улицы жгли и что, мы им дали столько? Я себя не ассоциирую с этим. Если надо, они и 500%. Политические партии с тех пор, как они сузились до двух «Справедливая» и «Единая», в классическом виде получается, что это кормушка. Эта кормушка, двоим больше останется, чем о пяти-шести партиям.



Владимир Кара-Мурза: Насколько опасно для общества расхождение между подлинным волеизъявлением избирателей и тем результатом, который заявлен официально?



Валерий Хомяков: Да, безусловно, ситуация неприятная, я бы пока не называл ее опасной, но опять-таки скажу вещи тривиальные, что люди не то, что устали от выборов, они не верят в то, что их голос может привести к каким-то изменениям, к изменениям к лучшему, к тому, что поменяется состав областной думы или законодательного собрания и в результате этого по нынешнему законодательству может смениться глава администрации субъекта федерации. А второе, о чем бы я хотел сказать, о чем Магомед говорил, о том, что людей на самом деле беспокоят не какие-то федеральные начальники, обычных граждан, неполитизированных граждан, их беспокоит то, что он полностью, этот человек полностью бесправен. Бесправен перед местным малюсеньким чиновником, который пытается использовать свои возможности, поставить дом между ним и парком и лишить такого нормального вида. Эти люди начинают обращаться в суды, суды, тоже понятно, чьи и прокуратура тоже понятно, чья. И вот полное бесправие. Пока люди как-то переносят, пытаются смириться с этим, пытаются бороться, объединяясь, но тем не менее, безусловно, так долго продолжаться не может - это очевидно. Я думаю, что эти времена, времена общей политизации, когда народ поймет, что дело не в маленьком чиновнике, а все-таки многое может решаться и на федеральном уровне, я думаю, они все-таки придут. Как это все будет происходить, бывает по-всякому, в нашей истории мы эти сцены тоже видели, эти процессы тоже видели.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Олега.



Слушатель: Здравствуйте. Сегодня один политолог говорил, что результаты в наиболее управляемых регионах - Кузбасс, Чечня - предвещают будущий состав всех дум по всей стране, что это мечта власти. Эти партии обеспечили голосование за антикризисный пакет без всяких разговоров. Никто даже не задал Кудрину вопрос, зачем нужно было держать деньги под ничтожный процент в Стабилизационном фонде и одновременно позволять госкорпорациям набирать чудовищные долги. Так вот не случится ли так, что при отсутствии всякого вопроса к правительству, когда народ проснется, он окажется при абсолютно пустой казне, как это случилось, когда уходили коммунисты, и мы просто получим развал, а не демократию?



Владимир Кара-Мурза: Насколько прозрачна новая власть, которую частично выбрали вчера?



Валерий Хомяков: Ничего нельзя исключать, я об этом уже начал говорить и не буду рисовать самые мрачные сцены, которые возможны, сценариев на самом деле очень много. Я думаю, что «Единая Россия», если говорить об их активистах, они очень хорошо устроились. Вроде партия теперь правящая, партия могла дискутировать с тем же правительством по поводу того, а какие нужны меры для того, чтобы кризис не разрастался и чтобы он захватил не только те банки, которым сейчас будут выделяться финансовые средства для поддержки, ударил по малому бизнесу, что очень будет ощутимо для значительного числа наших граждан. А партия спряталась фактически за правительство, спряталась за премьера и голосует то, что им предлагают. Предложили бы другой вариант, они бы за это отголосовали. Поэтому правящая партия с одной стороны, с другой стороны ответственности она никакой не несет. Я думаю, жители, граждане, читающие граждане, а у нас народ все-таки умный, иногда прикидывается, что ничего не понимает. Люди все понимают, все видят, но пока еще говорят: ну ладно, вы правящая партия, вы отголосовали, бог с ней. А когда это все аукнется, поименно вспомнят, кто поднял руку, как пел известный наш писатель-диссидент и поэт-диссидент. Поэтому, я думаю, что, безусловно, «Единую Россию» могут ожидать весьма непростые времена в случае, если этот кризис разразится, в случае если популярность Владимира Путина вдруг резко упадет в результате этого кризиса и тогда сложно представить, куда побегут функционеры, в какую партию они будут записываться.



Владимир Кара-Мурза: Илья Яшин, лидер молодежного «Яблока», ожидал чего-то подобного.



Илья Яшин: Региональные выборы показали, что в стране окончательно сформирована своего рода квази-многопартийная система, когда существует одна главная партия, которая всегда побеждает на всех выборах, а за ее локальные неудачи отвечают своими креслами региональные чиновники, причем вплоть до губернаторов. А также еще три партии, которые делят между собой оставленные «Единой Россией» голоса по остаточному принципу. Система сформирована таким образом, что ни одна из этих партий ни при каких обстоятельствах не может претендовать на власть, по сути все эти партии признают руководящую и направляющую роль «Единой России», за что получают несколько мест в парламенте. Все это напоминает ГДР, где в парламенте тоже было четыре партии, но фактически партия одна – коммунистическая, по-моему, аналогии очевидны. Я бы хотел отметить, что региональные выборы не очень интересны избирателям. Потому что результат заранее предопределен, выборы проходят неинтересно и зачастую борьба ведется не столько за голоса избирателей, потому что и так понятно, как распределятся голоса, кто победит, борьба ведется за явку. И это, на мой взгляд, главная угроза, люди просто перестанут ходить на выборы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер. У меня два коротких вопроса Валерию Хомякову. Первый вопрос: скажите, пожалуйста, вы не можете назвать цифру пришедших на выборы в регионы и из этих пришедших, каков процент чиновников от низких до самых покрупнее. Как вы представляете, что было бы, если бы лидер «Единой России» вдруг стал бы лидером ЛДПР или коммунистической партии или какой-то еще партии, какой бы процент набрали они тогда?



Валерий Хомяков: Любопытный вопрос. Я сейчас не помню точные цифры по явке, но я думаю, если говорить в среднем, то, безусловно, чуть выше 30%. Это действительно мало, то есть люди пока еще не очень-то верят в избирательную систему, в выборы, то, что их голос может повлиять на ситуацию. Если говорить о вещах других, то я просто вспоминаю, тут есть исключения из правил. На этих выборах кроме депутатов законодательных собраний были выборы депутатов городских дум, городских советов, мэров. В частности, достаточно любопытная история произошла в Нижнем Тагиле. Там выдвигалось несколько кандидатов, один из этих кандидатов был поддержан региональным отделением Свердловской области, лично губернатор Эдуард Россель в Нижний Тагил приезжал, агитировал за своего кандидата. И выдвигались еще люди, одна была женщина, не помню фамилию, которая тоже была член «Единой России», но партия не поддержала. Тем не менее, она пошла участвовать в этих выборах и заняла первое место. То есть исключения из этих правил, где все контролируется, все-таки есть, и это на самом деле радует. Так что, я думаю, что все-таки эти светлые пятна начинают проявляться. И там, где люди пытаются протестовать своими ногами, идя на избирательные участки, и говорить, что нет, все-таки этот кандидат, несмотря на давление со стороны администрации субъекта федерации, несмотря на прочие так называемые грязные технологии, на снятие кандидатов и прочие вещи все-таки приходят и голосуют. Поэтому я бы окончательно крест на нашем избирателе не ставил, он достаточно вдумчивый, я думаю, что постепенно эти белые пятна будут все более развиваться. Я надеюсь, что мы придем к тому, что и явка будет высокая, потому что будет реальная политическая борьба, и от результатов этой политической борьбы люди будут видеть тот или иной вектор развития своего города, субъекта федерации, нашей страны в целом. Я думаю, мы это время увидим так, как это было, допустим, в начале 90, в середине 90, когда были относительно свободные выборы и слово «административный ресурс» тогда никто не знал.



Владимир Кара-Мурза: Гарри Каспаров, лидер Объединенного гражданского фронта, не питал интереса к прошедшим выборам.



Гарри Каспаров: Прошедшие региональные выборы или то, что у нас называется региональные выборы, вообще комментариев не заслуживают. Это завершение процесса выстраивания вертикали выборов, где результат известен заранее, роли распределены, в каких-то невидимых для глаз избирателей книгах заранее проставляются результаты. Наверное, следовало этого ожидать, потому что когда главные выборы в стране превращаются в фарс, чиновники поменьше на местах, они копируют манеру контроля за избирательным процессом, который они видят в Кремле и который уже много лет навязывается российским избирателям.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Господин Хомяков, а как вы можете объяснить тот факт, что все больше и больше лидеров наших демократических, Григорий Алексеевич, СПС, они пошли на сотрудничество с властью? Правда, произносят слова такие, что режим будет дрейфовать к демократии, если мы будем вести диалог с властью, Гозман говорил. Идет многоплановая работа по обустройству политического пространства - это Шелов-Коведяев говорил. Что прельщает в нашей власти, почему они спустили свои знамена и превратились в нечто желеобразное, либерально-демократичнообразное?



Валерий Хомяков: Да, хороший вопрос, постараюсь на него ответить. Действительно, я, откровенно говоря, не понимаю, в том числе и Гарри Кимовича Каспарова. Безусловно, талантливейший политик, великолепный, замечательный шахматист, известный в стране и во всем мире, почему бы самому не поучаствовать в каких-то выборах? Да, безусловно, снимут, понятное дело, что это будет очень непростая история, но наверное, мог бы взять и выдвинуться где-то кандидатом в депутаты областной думы или еще чего-либо. Поэтому если говорить в целом, что наши лидеры уходят в тень, наверное, кто-то устал. Тот же Григорий Алексеевич Явлинский достаточно долго возглавлял «Яблоко» и в силу внутренних конфликтов внутри этой партии решил отойти от дел, хотя, насколько я знаю, он просто отошел от дел, но саму партию контролирует и такой пригляд отеческий со стороны Явлинского за «Яблоком» осуществляется, что, мне кажется, хорошо. Что касается, если намек на правый проект, я надеюсь, что этот проект все-таки состоится. Понятно, что за этим стоит Кремль, очевидно, что субъекты федерации, которые поделили между тремя участниками, между СПС и ДПР и «Гражданской силой», я думаю, что эти региональные деления почистили с точки зрения оппозиционности. Я знаю, что московское СПС, оно в строительстве новой партии принимать участие не будет, это отдано Демократической партии России. Тем не менее, я думаю, что все-таки пока остается надежда, надежда связана с тем, что, я думаю, что эта партия, правая партия, ей дадут достаточно широкий коридор, либо она сама будет как-то выстраивать. И может быть из нее что-то получится в результате, пусть не сразу, но тем не менее, я думаю, что если она, партия снизойдет до маленького человека, до низового гражданина, до его проблем и будет заниматься в том числе не на словах, а на деле отстаиванием прав собственников, а такие права сейчас ущемляются повсеместно, не только в Москве, но и в других субъектах федерации, и дачи отбирают, и дома сносят под разными предлогами, в том числе для строительства всяких не очень нужных вещей для людей. Поэтому, я думаю, что если партия снизойдет до рядового человека, пойдет в народ тогда можно рассчитывать, что постепенно мы будем выруливать на то, что у нас на демократическом фланге может появиться нечто подобное, за что можно будет и не стыдно голосовать.



Владимир Кара-Мурза: Иван Стариков, член руководства Народно-демократического союза, не верит в сокрушительный успех «Единой России».



Иван Стариков: Прошедшие региональные выборы подтвердили развитие того, что на самом деле система выборов в России отсутствует и поэтому выборы «Единой России», я бы не считал, что их можно как-то оценивать с точки зрения нормальной электоральной оценки. Поэтому выборы, которые прошли в пяти регионах, я не считаю репрезентативными и убежден, что они не выражают волю избирателей.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижнего Новгорода от радиослушателя Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Я помню, какой-то деятель шоу-бизнеса говорил: дайте мне сто часов эфира, и я из любого сделаю телезвезду. Вот и судите сами. А то, что в Нижнем Новгороде фирмы строительные многие стоят, сваливают на американцев. Все это происки подлой Америки. Я думаю, еще долго эта канитель продлится.



Валерий Хомяков: То есть лохматая рука американского империализма уже добралась и до Нижнего Новгорода. Я думаю, что строительный бизнес стоит не из-за Америки. Хотя у нас научились искать крайних. Я думаю, здесь во многом виновата наша экономическая ситуация, в том числе и в строительном деле. Я думаю, то, что строительный бизнес начинает стоять, это связано с тем, что сложности с финансированием тех объектов, которые в этом нуждаются. Я думаю, что если этот кризис будет развиваться дальше таким образом, то у нас долгострой будет по всей стране, начиная с Москвы и до самых до окраин.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы сказать, что ваши слова в значительной степени меня не убеждают. Я поэтому хочу задать плохой вопрос: скажите, пожалуйста, почему вы ругаете правительство, Путина и Медведева, хотя мы видим, что за короткое время они напряженно работают и Медведев, и Путин. Даже конфликт с Грузией потребовал огромных сил. И мы увидели, что действительно Медведев не номинальная фигура, а он реальный политик и смелый довольно политик, он пошел на признание Абхазии и Осетии, хотя можно было бы тянуть, и еще кровь лилась бы и лилась. А он принял решение волевое и историческое, я бы сказал. Кроме того, наметили серьезную программу борьбы с коррупцией. То есть таким образом не следует ли сделать вывод, что они оправдали кредит доверия прошлый и сейчас смело работают в плане исполнения тех надежд, которые мы ждем. А мы ждем действительно того, что коррупция, это гнилье, это мерзкое явление, омерзительное, что она будет как-то зарезана.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, приняли ли лидеры страны косвенное участие в агитации в пользу «Единой России»?



Валерий Хомяков: Я не критиковал ни Путина, ни тем более Дмитрия Медведева. Мы говорили о несовершенстве нашей партийно-политической системы и критиковали в основном «Единую Россию». Поэтому в данном случае упрек принимаю, но не на сто процентов. Если говорить о том, о чем говорил наш слушатель из Москвы Владимир, я думаю, что он прав в одном. Безусловно, та система власти, над которой многие посмеивались, многие удивлялись, многие говорили, что она не будет эффективной, что в случае кризисных ситуаций, какой там тандем, о чем вы говорите, он тут же распадется. Она, эта система власти и события действительно события на Северном Кавказе, эти события подтвердили, что тандем состоялся. Хотя я не люблю это слово «тандем», потому что тандем - это когда один впереди, а другой сзади сидим. Я думаю, что в данном случае мы имеем дело с другой системой власти, что постепенно Дмитрий Медведев рычаги управления берет на себя - это скорее первый и второй пилот, так бы эту систему власти окрестил, именно таким образом. Безусловно, если говорить о том, что Дмитрий Медведев и Владимир Путин сделали свое время, вряд ли это сейчас наложилось на те результаты, о которых мы говорим, результаты выборов в субъектах федерации. Я еще раз говорю, что в основном в принципе людям обычным по барабану, что там происходит наверху. Их достают местные чиновники, местное начальство и коррупция именно на самом низовом властном уровне. Владимир прав, безусловно, дай бог, если Путин вместе с Медведевым победят эту коррупцию, но для этого надо начинать, не просто говорить о том, что у нас есть некий план, надо сажать, есть кого сажать. И никакой закон для этого не нужен, у нас есть уголовный кодекс. Не будут называть фамилии, но я думаю, многие могут для себя их назвать, кто у нас достоин того, чтобы оказаться в «Лефортово» или в «Московской тишине» или еще где-либо. Медведев для того, чтобы доказать, что он действительно реальный, настоящий президент Российской Федерации, безусловно, должен победить дракона и таких драконов, к сожалению, во всех регионах, и в Москве, и в других субъектах федерации очень и очень много.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к гостю Владимира. Демократические выборы как инструмент задуманы с целью выявления мнений и настроений избирателей, с целью коррекции текущей политики. Российские выборы показывают ловкость и мошенничество избирательных комиссий, цинизм властей и полнейшую апатию избирателей. С таким настроением можно проедать халявные нефтедоллары, но выходить из кризиса весьма проблематично. В связи с этим у меня вопрос: подобные результаты сфальсифицированных выборов, являются ли они целиком положительными для властей предержащих?



Валерий Хомяков: Если говорить об этом, то смотря для кого. Я думаю, что господин Тулеев, который собрал огромное количество голосов или Кадыров, президент Чеченской республики, они теперь пишут реляции, докладывают в Москву: да, у нас большая явка, «Единая Россия» получила огромное количество голосов. Они думают об этом на самом деле, как доказать самому себе и вышестоящим чиновникам, что ты ситуацию у себя в регионе контролируешь. А чиновник в Москве тоже сидит такой же и докладывает вышестоящему начальству: да, у нас выборы прошли, «Единая Россия» твердой поступью шагает по стране, по пяти регионам уже прошлась, дальше выборы будут, единый день голосования где-то весной, я так полагаю. Конечно, это никакого отношения, серьезного отношения к нормальному объективному волеизъявлению избирателей, на мой взгляд, просто не имеет. И здесь иногда наши чиновники, которые отвечают за результаты, как говорится, научи дурака богу молиться, он и лоб расшибет. Они иногда стараются сохранить свое кресло, считая, что именно результат удержит его в этом кресле. Я думаю, что если бы господин Тулеев не зажал коммунистов или КПРФ на Кузбассе, а он просто, напомню, давно рассорился с Геннадием Андреевичем Зюгановым, лидером КПРФ и никакого примирения не наступило, и пытался доказать самому себе и Зюганову в том числе: раз ты со мной рассорился, значит у тебя твои не пройдут, так оно и получилось, КПРФ на Кузбассе получила очень мало процентов, что не соответствует, на мой взгляд, той реальной ситуации и той поддержке, которая у этой партии есть в этом регионе.



Владимир Кара-Мурза: Сергей Митрохин, лидер партии «Яблоко», депутат Мосгордумы, ждет неизбежных перемен.



Сергей Митрохин: Я думаю, что степень воздействия административного ресурса существенно возросла на этих выборах. У нас самый яркий критерий – выборы в Чечне. Там уже не стесняются представить явку больше ста процентов, поскольку нет никаких последствий для стопроцентной фальсификации выборов. Это было ясно уже в декабре прошлого года. Поэтому неудивительно, что результаты «Единой России» столь высоки. При этом надо учитывать, что нынешние выбор прошли в тот период, пока население не почувствовало на себе отчетливо последствия финансового кризиса. Я думаю, что ситуация может измениться в марте. Конечно, административный ресурс останется, конечно, результаты, наверное, не станут меньше у «Единой России», но вопросы к таким высоким результатам партии власти, не способной навести порядок в экономике, конечно, будут в гораздо большей мере, чем сегодня. Поэтому я думаю, что нынешняя сокрушительная победа «Единой России» не дает возможности этой партии почивать на лаврах. Следующие выборы для нее будут менее успешными, чем эти.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Кемеровской области от радиослушателя Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Полностью согласен с вашим гостем по поводу того, что он говорит, что никакой оппозиции нет, никаких свободных средств массовой информации. Люди просто не знают. На прошлых выборах в Госдуму и президентских за несколько месяцев «Единая Россия» по местным каналам пускала ролики. Никто на это никак не реагирует. Стоило ЛДПР или «Яблоку» что-то показать, зажимы шли полнейшие. Меня беспокоит: для чего спектакли устраивать? Губернатор говорит, что нет денег. Зачем тратить деньги на эти выборы, на эту показуху? И еще я хотел сказать: местное самоуправление, которое мы сейчас выбрали, в принципе не решает никаких проблем простых граждан, они занимаются чем-то. И мэры городов обеспечили явку и все. У меня пример такой, наш мэр, которого сняли, он давал деньги, но наверное, бюджетные, потому что проверило контрольно-ревизионное управление областное, под один процент на телекомпанию давал. Сколько раз не докладывали. Его сейчас сняли, отстранили, опять теплое местечко занял и сидит. Никаких мер не принимают, коррупция - это страшное дело. Простому человеку, я согласен, куда-то достучаться, даже не политические вопросы решить, свои хозяйственные, бесполезно. Ни один канал, никто ничего не покажет, не скажет, докричаться невозможно.



Валерий Хомяков: Я могу только с этим согласиться. И к сожалению, подобная ситуация не только в Кемеровской области, она и в других субъектах федерации, и у нас в Москве, когда люди выходят с протестами против точечной застройки, таких эпизодов программа «Вести Москва» показывает каждый вечер. И хоть бы одна реакция была той же прокуратуры, допустим, на каком основании сносят детскую площадку, поставили забор и люди ночуют для того, чтобы не допустить строительства. К сожалению, это общая безответственность власти и безнаказанность власти. Если бы начинали сажать за это, не только за то, что кто-то кому-то кредит выдал под один процент, что тоже является серьезным нарушением, но за то, что мелкие чиновники, региональные чиновники, мэры городов, губернаторы не исполняют те законы, по которым мы с вами живем. За это, естественно, должно быть или административное или уголовное преследование, пока этого нет. Я еще раз говорю, что пора не говорить о борьбе с коррупцией, а пора действовать и сажать. А кто сажать будет? У нас правоохранительная система вся этим пороком заражена. Если представить себе, что Дмитрий Медведев некий хирург со скальпелем, а скальпель - правоохранительная система, этот хирург должен вырезать всю гниль под названием коррупция из нашего государства-организма, но сам скальпель тоже заражен. Поэтому у нас о борьбе с коррупцией мы будем говорить долго, но реальных результатов, к сожалению, не очень скоро увидим.



Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, уходят ли в прошлое такие понятиея как предвыборная борьба, агитация, которые раньше составляли основу избирательных кампаний?



Валерий Хомяков: Да, к сожалению. Недавно была очень любопытная встреча, я встречался с молодыми людьми, и тема была – политические технологии, политический пиар. К сожалению, это то, что называется политической борьбой и соответственно те политические технологии, которые должны осуществлять эту политическую борьбу с помощью технологий, они, конечно, уходят на второй, на третий, на задний план. И теперь судебные технологии. Если конфигурация, набор кандидатов в бюллетени, потенциальных кандидатов не очень нравится, значит этого мы снимаем, этого снимаем, а этого оставляем. А этому мы добавляем административный ресурс. Для чего тогда рекламы и все остальные листовки и прочие вещи. К сожалению, партии молчат. У нас в Москве в марте были выборы муниципальных депутатов, «Справедливую Россию» всю сняли в Москве. Ну и что, партия отреагировала как-то, какие-то было судебные дела? Нет, она взяла все и проглотила. Под надуманным предлогом, который весьма сомнительный с точки зрения законодательства.



Владимир Кара-Мурза: Теперь в России два единых дня голосования, прошел осенний день, через полгода будет такой же день весной. Как вы считаете, сумеют ли все политические силы сделать для себя выводы и перегруппироваться?



Валерий Хомяков: Хотелось бы, конечно, чтобы приняли участие более активное в этих региональных выборах будущая правая партия, Союз правых сил, может быть те партии, которые не представлены в Государственной думе. Но тем не менее, я думаю, многое будет определяться тем, каким концом и по чему ударит нам этот кризис. Если будут серьезные, плачевные последствия, то тогда результаты будут несколько иными. Я думаю, что «Единая Россия» будет очень стараться, а значит будет прикладывать еще больше административный ресурс, снимать неугодных кандидатов, неугодные партийные списки и тогда борьба какая-то появится. Но, к с сожалению, в нынешних условиях идет борьба и игра идет в одни ворота. И голы пока забивают нашей российской демократии.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG