Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге запущен социальный проект "Лучшая половина жизни"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Михаил Саленков : В Петербурге, одном из самых "старых" городов России, запущен социальный проект "Лучшая половина жизни". Он направлен на изменение отношения общества к пенсионерам, многие из которых могут вести активный образ жизни, и на повышение самооценки самих пожилых горожан. Более подробно на эту тему наш корреспондент в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Долгое время в мире существовал стереотип, что полноценная жизнь возможна только в молодости. Он давно разрушен на Западе, но ведь и в России идет тот же процесс, что везде - старение населения. В Петербурге за последние 15 лет число долгожителей - людей старше 90 лет - утроилось. Но в городе очень много тех, кто, несмотря на почтенный возраст и высокую профессиональную конкуренцию, остаются востребованными в самых разных профессиональных областях. Активная жизнь - лучшее лекарство от старости. Эту истину хочет доказать социальный проект информагентства "Росбалт" "Лучшая половина жизни". Говорит руководитель проекта Евгений Зубарев.



Евгений Зубарев : Потребительская психология, сложившаяся, к сожалению, среди зрелой и возрастной части российского общества, мешает самим зрелым людям чувствовать себя здраво. Да и сама эта потребительская психология, кстати, она же не основана на реальности. Все знают, что государство сейчас, мягко говоря, не может помочь так, как следует пожилым людям, да и не нужно, на наш взгляд, этого делать. Мы заказывали исследование агентству "Социальной информации" с тем, чтобы посмотреть - насколько люди готовы будут поменять свое мировоззрение. Могу сказать сразу - люди не готовы. Когда мы просили их прокомментировать репортажи, которые делали специально в рамках нашего проекта "Зрелость по-американски", "Зрелость по-японски", "Зрелость по-немецки", многие говорили социологам, что они и знать не хотят этого. Они и так понимают, что там люди живут лучше, но изменять как-то ситуацию они бы не хотели. Это плохо, на наш взгляд. Совершенно очевидно, что надо с этим что-то делать, с этим отношением. Мы рассчитываем, что наш проект сделает это.



Татьяна Вольтская : Но есть много стариков, которым нужно совсем другое - уход, забота, лечение, и часто помощь психиатра, говорит врач-психиатр "Скорой помощи" Олег Аронович.



Олег Аронович : Пожилых и старых людей становится с каждым годом все больше. А оказывать им помощь практически некому. В некоторых поликлиниках существуют геронтологические кабинеты, в некоторых вообще нет специалистов, а люди-то болеют. До 20 процентов вызовов нашей службы приходится на долю таких пожилых и старых людей, заболевших, с психическими расстройствами, представляющими опасность для окружающих.



Татьяна Вольтская : Но это совсем не значит, что пожилые люди не могут активно работать, подчеркивает Олег Аронович.



Олег Аронович : На ленинградской "Скорой помощи" очень много врачей и фельдшеров старше 60 лет. Это золотой фонд нашей медицины, потому что это люди с огромным практическим опытом. У них нет проблем с возрастными какими-то изменениями. Они работают, они помогают. Они этим живут. Это их тонизирует. Они работают, потому что не мыслят себя без работы.



Татьяна Вольтская : Поэтому идея активного долголетия кажется столь актуальной. Старение общества - закономерный этап развития цивилизации, будущее принадлежит обществу старшего возраста, поскольку страны, где пожилых людей больше - более стабильны, говорит главный специалист Петербурга по геронтологии и гериатрии Владимир Хавинсон.



Владимир Хавинсон : Необходимо повышение пенсионного возраста, прежде всего, женщины. 55 лет. Нигде в мире этого нет. 60 лет - это в самый раз, это как минимум. Я вообще сторонник, когда человек почувствует, что ему тяжело, тогда он должен уходить на пенсию. А главным является и то, как он работает. Пожалуйста. Академик Лапин, директор Института медицинской приматологии. В этом году ему исполнилось 87 лет. Действующий директор - прекрасно. Нет даже замены. Академик Комаров - 88 лет. И мы это видим сплошь и рядом. Те, кто могут работать, они должны работать. Это абсолютное веление времени, так оно и будет. Другой вопрос, как сохранить здоровье, чтобы трудиться. Вот для этого у нас в Санкт-Петербурге в институте, который я возглавляю, Институт геронтологии, разработана система мер по снижению смертности и замедлению возрастной патологии. Программа на чем основана? Применение веществ, препаратов комплексно для восстановления синтеза белка. Это даже не лекарство, это больше профилактические некие биорегуляторы. Я считаю, что здесь должно быть больше места именно оптимизму и повышение планки работоспособности и эффективности человека в социуме. Это важнейшая задача.



Татьяна Вольтская : Главный аспект этой проблемы - психологический, считает ректор Института психологии и сексологии Лев Щеглов.



Лев Щеглов : Массовая культура агрессивна насаждает жесткую связь юности и всего позитивного. И вот этот дичайший стандарт крайне вреден. Именно от него отпочковываются безумцы, которые начинают биться за лишние 1,5 килограмма, потому что они не подходят под стандарт глянцевого журнала, депрессии пожилого возраста. Молодые люди говорят своим родителям, которым, скажем, 55 лет: "У нас же дети, а вы уже пожилые люди. Возьмите детей и будьте бабушками и дедушками. И даже как-то дико, что у вас какие-то есть желания, какие-то путешествия. Вы что, японские старички? Вот мы должны как-то жить". И это не так безобидно. В определенном смысле, как мы яхту называем, так она и плывет. Если общество считает, что 50-60 -летний человек - это тот, который должен забывать о каких-то порывах, то так оно и происходит.



Татьяна Вольтская : Поэтому Лев Щеглов считает проект "Лучшая половина жизни" чрезвычайно актуальным, особенно в "старом" городе Петербурге.



XS
SM
MD
LG