Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма. 17 Октябрь, 2008


В одной из предыдущих передач я признался, что мне надоедают слишком «политические» письма на «Свободу», что с удовольствием оглашал бы что-нибудь более простое, житейское, лирическое, что ли, да не могу за неимением такого в нашей почте. «Стареешь ты, Анатолий Иванович, делаешься сентиментальным, - такой выговор нахожу в одном из писем. - Понравилось тебе письмо какой-то старушки о любви (приятно бабке вспомнить молодость) - и ты уже готов превратить свою передачу в бесконечный перепев «Ромео и Джульетты». Ты это брось! А где тогда место для общественной интриги? Разве не для этого Конгресс Соединённых Штатов – вечная ему благодарность – содержит вашу контору? Раз «Свобода» - станция политическая, то такой она и обязана быть. Говоря твоими же словами: коли ты архиерей, то и будь архиереем. Ты должен не только приветствовать «политику» в письмах слушателей, а призывать нас к этому. Как и ты, я не любитель разговоров об НЛО, о жизни после смерти, о божественном, но люблю, когда ты это комментируешь на материале пытливых «чайников», пишущих тебе. Так что эту пластинку продолжай крутить, так и быть. Но с твоей стороны эгоистично и неэтично заявлять, что тебе лично хотелось бы больше читать об интимном в письмах на «Свободу», чем о политическом».


Замечание принято, дорогой! Скажу тебе честно: если бы я был уверен, что люди после моей жалобы завалят «Свободу» любовными историями, я бы промолчал. Но я точно знал, что на мой стон не обратят ни малейшего внимания или откликнутся в твоём духе. А что касается пытливых «чайников», то вот тебе конец письма одного из них (живёт гений в Израиле): «Многое мне предстоит ещё уточнить и доработать. Но уже сейчас я могу объяснить истинные причины грядущего глобального потепления, суть всемирного потопа, тайну египетских пирамид, уникальность Австралии и многое другое». Но пока ничего из этого не объяснил. Чего-то ждёт. Наверное, особого приглашения.


Чтобы понять следующее письмо, надо сосредоточиться чуть больше, чем обычно. Речь идёт об отношениях Путина с российскими «олигархами» и с Западом и что вытекает из этих отношений. Предмет привычный, но манера автора – не совсем. Читаю: «Абрамович стомиллионной яхтой - шасть в Балтику, хрясь - в Неву (туда, где «Аврора» стоит), то ись, прямо в морду, в морду всему народу расейскому! Да если бы вы, Анатолий Иванович, или, упаси Бог, я, управляли страной, да разве мы бы дозволили вот такие прямо-таки вопиющие по наглости фортеля!!!???, - три восклицательных знака и три вопросительных. - И это на фоне роющихся в мусорных ящиках стариков и тысяч бездомных детей!!!!!, - пять восклицательных знаков, а дальше вдруг вот что. - Неужели вы считаете, что все процессы подвластны Владимир Владимирычу и Дмитрий Анатольевичу? Ну, вы же согласитесь, что Владимир Владимирыч – способный, умный от природы (да и по школе) человек. Ну, ведь не сравнить же с вашим Джорджем (я прямо-таки сейчас ему как-то даже сочувствую: под занавес навалился ещё и этот финансовый спад, зацепивший абсолютно всех в мире, кроме разве что африканцев)... Но разве, имея реальную власть, можно терпеть Абрамовичей с их яхтами и «Челси»? А Путин терпит. Что это значит? Это значит, что вынужден терпеть! Ведь вон за дело посаженный Ходорковский каждый день в глотках на "Эхе Москвы", да и на ваших станциях! А какой тарарам идёт из США, с Запада только за то, что набили морду Саакашвили за убитых русских солдат», - пишет автор этого письма, назову его Николаем Степановичем. Значит, мы бы с вами, Николай Степанович, не терпели вызывающее поведение российских миллиардеров, мы бы с вами не обращали внимания на вопли Запада, который, по-вашему, за них горой, а Путин – обращает, Путин вынужден считаться с внутренними и внешними защитниками этих господ, потому что он, в отличие от нас с вами, умный человек, а мы с вами дураки – дураки ещё и потому, что думаем, что ему в Расее всё подвластно. Что-то это слишком мудрёно, Николай Степанович. Вы в нём души не чаете, а вдумаемся, что вы о нём сказали! Вы сказали, что он и рад бы навести в России порядок, да не может, потому что боится американцев и прочих шведов, которым очень даже нравится российский беспорядок. Представляю, что он ответил бы вам, такому своему защитнику. Он заявил бы, что вы возводите на него чудовищную клевету. И это, друзья, не исключение, а правило: вот уже столько лет всякий, кто хочет через радио «Свобода» выразить свою поддержку Путину, делает это как-то невпопад. Думаю, дело в том, что человек стесняется сказать правду. А правда заключается в том, что ему очень не хочется, чтобы в стране что-то менялось по-настоящему, чтобы Россия, наконец, на деле оторвалась от своего прошлого. Путину тоже нравится, чтобы в России всё оставалось, по возможности, как при царе Горохе. Он, конечно, говорит своим западным собеседникам, что не хочет ломать Россию через колено, и злится, всё больше злится, когда ему задают вопрос: ну, хорошо, вы за постепенность, за маленькие шажки, это понятно, но почему все ваши шажки не вперёд, а назад, в советское и досоветское прошлое? «Потому что мне и Николаю Степановичу, который вон так неуклюже защищает меня в письме на радио «Свобода», - нам обоим там, в советском и досоветском прошлом, привычнее, мы там лучше себя чувствуем». Путин мог бы это сказать, но никогда не скажет, и Николай Степанович тоже никогда не скажет, оба стесняются так говорить, да и опасаются, потому что в ответ услышат, что как раз их тайная приверженность к прошлому является причиной того, что Россия отстаёт от Запада по всем статьям, и всё больше. По машиностроению она отстаёт даже от Украины. В России полно нефти, газа, втрое больше населения, а её машиностроение отстаёт от украинского. Огромный запас валюты, денег просто куры не клюют, а станки стоят или вертятся кое-как.



Следующее письмо продолжает этот разговор. Пришло из Вологодской области. «Вот почему за нашими демократами народ не идёт? Народ у нас худо-бедно образован, даже материалист – это хорошо. Но по части своих прав гражданских – полный неандерталец. Поэтому, когда его зовут к свободе и демократии, то и реакция у него на этот позов, как у неандертальца. Это не значит, что он против свободы и демократии. Он просто не знает, что это такое. Это примерно так, как предлагать дикарю ружьё, которое он не видел. Если оно попадёт ему в руки, он его будет использовать, как холодное оружие, или выбросит. Но если ему показать, как оно стреляет, то он его уже никому не отдаст. Так и с демократией. Если народ сумеет хотя бы лет пять-десять пожить в реальной демократии, то он уже никому её не отдаст. Поэтому лозунги свободы и демократии пока не годятся. Говорить надо о вещах приземлённых и понятных каждому. Пора уже честно сказать, например, о нашей колониальной системе. В Москве денег больше, чем производится товара. Москва может сорить деньгами. У нас на Вологодчине производитель молока продавал свою продукцию по десять рублей за литр нашим же переработчикам. Потом появились московские фирмы, стали скупать по 15 рублей за литр. Соответственно повысил цены и наш переработчик. И так – по мясу, и по всему, по цепочке. Вот отсюда и инфляция».


Автор этого письма прямо не требует, чтобы цены на вологодское молоко, масло, мясо и всё «по цепочке» устанавливали власти, местные или центральные, но какой ещё вывод можно сделать из его рассуждения? Вот и получается, что в общем он за свободу и демократию, а когда доходит до дела, то большего противника этих замечательных вещей ещё поискать… Потому что он тоже не знает, что это такое. Вот я ставлю себя на место вологодского мужика. У меня две-три коровы, семья. Продавал я молоко по десятке. Однажды приехал в мою деревню разбитной москвич и предлагает пятнадцать: есть у него такая возможность, желательно ему победить местного конкурента. Что же тут плохого? Демократия, в данном случае, хозяйственная, свобода, в данном случае тоже хозяйственная, они на то и демократия, и свобода, что и москвич, и вологодец вольны продавать и покупать что им угодно, где им угодно, кому им угодно и - почём договорятся. Что я сказал бы, если бы власть не разрешила мне брать за литр молока от моих коров пятнадцать рублей, которые предлагает москвич, а велела бы: продавай по десятке местному молокозаводу? Я бы сказал, что власть меня грабит – нагло, по-глупому грабит и что способ этого грабежа допотопный, феодальный, советско-феодальный, когда мясо из той же Вологодской области запрещали вывозить в Ленинградскую, а картофель - из Курской – в Харьковскую, и наоборот, и на границах областей стояли щиты, оповещавшие об этом, и за соблюдением запрета следила автоинспекция… Когда получаешь такие письма, то волей-неволей соглашаешься с теми немногими защитниками Путина, которые говорят: «Да что он может? Да он же при всём желании ничего не может в нашей Расее-то!». Из Москвы сообщают, что телеканалам строго-настрого предписана сугубая осторожность в освещении экономического кризиса в России. Слово «кризис» применительно к России запрещено. Народ должен быть уверен, что всё спокойно, всё хорошо, а временные трудности, в которых виновата Америка, будут успешно преодолены под мудрым руководством известно кого. И когда сидишь, тряся головой, над такими письмами, какое я сейчас читал, то готов понять это предписание, есть грех… Начни им, вот таким вологодским сторонникам свободы и демократии, говорить всю правду про кризис в России, они тут же потребуют вернуть им советское плановое хозяйство, не знавшее, как до сих пор говорит им неувядающий Зюганов, никаких кризисов…



Из Гдовского района Псковской области прислали страшный снимок. На нём лошадь, увязшая по ноздри в трясине. На лошади - хомут. Над нею - старик с лопатой, пытается её откопать. Видны льдины, ветки. Сзади – телега с обрубком дышла. И самое поразительное: в непосредственной близости - изба. Бездорожьем меня не удивишь, но я никогда не видел таких глубоких колдобин на сельских улицах. Сначала я испугался за лошадь, потом понял, что она не утонет, потому что стоит на дне. Это всё-таки не лесное болото, а улица. На обороте снимка – выдержка из выступления Путина перед активом партии «Единая Россия» в ноябре прошлого года: «Власть знает о недостатках». И следующий комментарий: «Но знает ли власть, до какого состояния она довела деревню Псковщины? Где тонут лошади на дорогах. Где деревни в большинстве своём превращены в вымершие. В течение 2007 года закрыто 116 сельских школ, сокращена численность почтовых отделений и сельмагов, не обрабатываются земли». Не подпишусь я под этим письмом, потому что точно знаю: будь президентом России не Путин или Медведев, а я, сельских школ было бы закрыто никак не меньше, если не больше, и дороги были бы не лучше, и всё остальное. Привычка несвободных людей во всём винить начальство понятна, но поддаваться ей не хочется… Деревня называется Вяжище. Красноречивое название.



Поэт из Тульской области Николай Фёдорович (фамилию опускаю) жалуется нам на своё отечество, которое не ценит создателей духовных ценностей, не поддерживает их, прежде всего, материально. «На издание книжки стихов у меня денег нет. Кого ни возьми – хоть российских высших чиновников, хоть олигархов, все они далеко не интеллектуалы. Придя к какому-нибудь торгашу или к серой бабе-предпринимательнице, скажи робко насчёт спонсорской помощи – услышишь: «Што-о?!». Такое главное препятствие лежит на его пути в литературу, куда он безуспешно пробивается много лет. Мне кажется, Николай Фёдорович, эта «серая баба» чувствует ваше отношение к ней – вот и уходите вы от неё ни с чем. Предприниматель в России, особенно женщина, да и не только в России, а где угодно, - не может быть серым человеком. Я на них насмотрелся. Если перед тобой женщина, которая без убытка управляется со своим маленьким делом, с пекаренкой какой-нибудь, с лавочкой, пошивочным заведеньицем, можно быть уверенным: на плечах у неё не кочан капусты, есть и воля, и вкус к жизни. В общем, Николай Фёдорович, мне хочется сказать вам от её имени грубость, уж простите. Не всем же быть интеллектуалами. А если вы такой большой интеллектуал, то есть, герой умственного труда, то почему не к вам приходят с протянутой рукой, а вы ходите с протянутой рукой, да притом – к людям, на которых смотрите сверху вниз только потому, что вы сочиняете стихи, а они в это время пекут хлеб, строят дома, шьют шапки миллионам на зиму, чтобы уши у них не отваливались на морозе?



«В стране прочно поселился страх, - читаю из следующего письма. – А немного погодя начнутся те же приписки, враньё, которые были в советское время, тоже, кстати, со страху. И пойдёт, покатится всё своим чередом до тех пор, пока не произойдёт обвал всего, что настроили чекисты. Я вот сейчас чего боюсь: как бы Ходорковского не выпустили. Сейчас на «свободе» страшней, чем в зоне. Прибьют за первым же углом прихлебатели чекистов. А то ещё могут такую подлость сделать: поставят на руководящую должность и будут «спрашивать по полной программе» за те развалы, которые создают. И снова подведут под уголовное дело, и снова посадят за решетку. Вот и думай: надо ли выходить на свободу при нынешнем режиме?». Письмо пришло из Томска, автор называет себя, указывает свой адрес и номер телефона. Другие слушатели «Свободы» слово «страх» не употребляют, а говорят об унынии, о чувстве безнадёжности, с которым существуют сейчас люди, которые хотели бы демократических перемен, да не знают, откуда им взяться… Дела в России, дела с Россией действительно такие печальные, что понимаешь, почему кремлёвская пропаганда такая бодрая и задиристая. Ну, что ещё остаётся? Что значит говорить людям правду? Это значит объявить: «Сдаюсь, мужики! Ничего у нас с вами не получается». Боятся вызвать в стране уныние, ведь миллионы и так живут с опущенными руками, самоубийство стало в ряд обычных причин убыли населения; плюс поистине военные потери на дорогах; плюс алкоголизм, туберкулёз и СПИД, тут у России первые места в мире. Если путинизм скажет сегодня людям правду о состоянии страны или позволит кому-то сказать эту правду так, чтобы все услышали, - он завтра должен будет пойти на лобное место, не ожидая, когда его туда потащат. Подавляющее большинство пишущих нам слушателей считают, что он не заслуживает доброго слова, ни одного доброго слова!, ничего хорошего он, мол, не сделал, всё, что у него получается, - втирать людям очки, вызывать злость на весь мир, пусть, несчастные, верят, что Россия опять сверхдержава и что у неё, следовательно, опять страшные враги кругом. В порядке обоснования этого приговора спрашивают, куда девать статистику - не «вражескую» статистику, а российскую, те её показатели, что говорят о главном: здоровье населения, продолжительность жизни, трудовая активность, безопасность личности и собственности, чистота воздуха и воды, качество продуктов. И здесь же самое время положить руку на сердце и повторить, что даже он, путинизм, не во всём виноват, далеко не во всём. От него многое зависит, но не всё! То, что он по советской привычке бросает огромные деньги на генеральское воровство, на гэбуху, на пакостничанье в ближнем и дальнем зарубежье, на Южные Осетии, на походы к берегам Венесуэлы (под смех всего мира), на подрыв НАТО, то, что он подавляет предпринимательство, отдаёт целые отрасли народного хозяйства и куски страны на откуп вельможам и самым настоящим бандитам – тут его вина полная, никаких оправданий ему быть не может, а в пагубных привычках населения, в его вялости, разболтанности, разобщённости – в этом я его винил бы с очень большой осторожностью.



Как раз к этому призывает меня автор следующего письма на «Свободу».


«До 1989 года уровень среднего и высшего образования в СССР равнялся таковому в Чехии, Польше, Венгрии. Так? Так. Потом, вплоть до сегодняшнего дня, на бывший СССР и на эти страны обрушилась одна и та же лавина информации обо всём на свете. Так? Так. Тогда почему такой разный результат? Ты, Анатолий Иванович, был когда-то уверен, что предприниматели – от Бога прогрессивный, либеральный класс. Тогда объясни мне, себе и своим слушателям такую вещь. В одной Великобритании сидит триста тысяч россиян, явившихся туда с немалыми деньгами. Этих денег им никогда бы не видать в СССР, как не видать бы и самой Великобритании. Почему же большинство из них ругают Горбачёва и Ельцина???!!!, - здесь три вопросительных и три восклицательных знака. – Ты признаёшь, что не сбылось твоё ожидание, что российский собственник будет любить Запад как свою, желанную или хотя бы партнёрскую цивилизацию, как любит её прибалт, поляк и голосующий за Ющенко украинец? Русские богачи, которые, казалось бы, должны держать в своих гостиных, на кухнях, в саунах и сортирах иконы с изображением Запада, потому что без него так и оставались бы нищими совками, матерят его последними словами, а молятся на мифическую русскую мощь. Ещё тебе, умник, задача. В десятимиллионной Португалии половина миллиона украинцев (где только помещаются!). Много их и в других странах: в той же Чехии, Италии, Австрии. Все они работают, вкалывают, собирают цент к центу деньги и шлют, и шлют их на родину, миллиарды долларов в год, потом возвращаются и стараются завести какое-нибудь дело или продолжить уже заведённое. Ты объездил весь мир. Скажи, много ли ты видел русских, стоящих раком на плантациях под солнцем субтропиков? Вот об этом мудрствуй! Тогда ты поймёшь, что рыба хоть и гниёт с головы, а в человеческом обществе высшая власть определяется качеством низов. В случае работы рыночных законов система Путин-Медведев может простоять лет сорок, как режим Франко в Испании. Когда ты это осознаешь своей головой и частично – спинным мозгом, тогда до тебя дойдёт, что путинизм – это закономерная трансформация на русской почве западных порядков, которые Ельцин и его окружение пытались привить в начале девяностых годов».


Я-то понимаю, спасибо за письмо, дорогой, не думаю, однако, что на этом основании должен верить путинизму, что он и есть демократия и что вообще всё на свете обстоит так, как он говорит.



Следующее письмо: «Уважаемые сотрудники редакции! Я более тридцати лет преподавала русскую литературу в пединституте в Тбилиси. Когда Путин пришёл к власти, очень насторожИлась, так как ещё в начале восьмидесятых, работая над научной статьёй, сделала вывод, что в русской классической литературе, начиная с Радищева и кончая Куприным, нет ни одного положительного образа военного». Последние слова в письме выделены, как будто действительно не было в русской литературе ни Максима Максимыча, ни Тушина, ни Андрея Болконского, ни Кутузова и Багратиона (грузинского князя) и так далее, вплоть до Турбина. Да, ни лейтенанта Шмидта, ни полковника Воротынцева… Эдуард Шеверднадзе, когда стал первым лицом в руководстве советской Грузии, не случайно взялся, было, и с большим жаром, бороться с казнокрадством, взяточничеством, кумовством и «блатом», он первым употребил слово «коррупция», до него в советском языке этого слова не было. Взяточничество в Грузии было беспредельное, Грузия, Армения, Азербайджан и Дагестан были на первом месте в Советском Союзе по этому показателю, даже Узбекистан отставал от них… Высшие учебные заведения Грузии, по словам самих грузин, - это был взяточный беспредел, никогда не забуду, как хвалилась в поезде одна грузинка: «У меня дочка – врач, настоящий врач: кончала институт не в Тбилиси, а в Днепропетровске». Такие там были и педагогические институты, у кого было чем платить за поступление и за каждый экзамен, тот и «учился» в кавычках, и профессором делался, и тридцать лет преподавал русскую литературу, а теперь вот пишет на радио «Свобода», что в ней не было «ни одного положительного образа военного». Конечно, не было, дорогая – откуда им взяться, этим образам, если вы эту литературу не читали, а преподавали… Сейчас, говорят, положение в Грузии потихоньку выправляется. Она уже далеко не на первом месте в бывшем Союзе по казнокрадству и взяточничеству.




XS
SM
MD
LG