Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперт: «попытка объединения приведет Чечню и Ингушетию к конфликту»


В последнее время из Ингушетии постоянно приходят сообщения о перестрелках и убийствах. Наблюдатели все чаще говорят о гражданской войне на территории республики

В последнее время из Ингушетии постоянно приходят сообщения о перестрелках и убийствах. Наблюдатели все чаще говорят о гражданской войне на территории республики

В минувшие выходные в Ингушетии неизвестное вооруженное формирование вступило в столкновение с федеральными военнослужащими и республиканскими силовыми структурами. По сообщению российских информационных агентств, убиты двое военнослужащих, пятеро получили ранения. Другие источники сообщают о 50 погибших военнослужащих.


Столкновение произошло на трассе между селами Галашки и Мужичи. В ночь на понедельник так же произошли нападения на сотрудников республиканских силовых структур в других населенных пунктах Ингушетии.


По мнению экспертов, вооруженные бандформирования объявили федеральным и республиканским властям Ингушетии войну. Обстановку, которая сложилась в республике, стали сравнивать с Чечней в начале второй военной кампании.


В субботу утром неизвестные лица обстреляли колонну военнослужащих внутренних войск, дислоцирующихся в селении Алхасты Сунженского района. Информационное агентство Regnum, ссылаясь на источник из Сунженского РОВД, сообщают о том, что колонна состояла из трех бронетранспортеров, трех военных грузовиков «Урал» и трех автомобилей УАЗ. Далее, по информации агентства, на помощь колонне выехало подразделение внутренних войск, которое тоже попало под обстрел. Погибли трое военнослужащих и пятеро получили ранения.


Новые инциденты произошли в Ингушетии и в ночь с воскресенья на понедельник. Сперва неизвестные обстреляли в Малгобеке дом, принадлежащий сотруднику районного отдела милиции Мусе Цечоеву. Затем через полтора часа в селении Инарки был совершен обстрел дома, в котором проживает со своей семьей начальник отдела управления ФСБ Ингушетии по Малгобекскому району Амур Картоев. В обоих случаях, как сообщили в правоохранительных органах Ингушетии, пострадавших нет. Домовладениям причинен незначительный ущерб. По предположению следователей, обстрел был совершен одной и той же вооруженной группой.


Около часа ночи в понедельник была обстреляна база ингушского ОМОНа, располагающаяся в городе Карабулак. Нападавшие применяли подствольные гранатометы и огнестрельное оружие. После того, как бойцы ОМОНа открыли ответный огонь, боевики скрылись. Оперативно организованные поиски результатов не дали.


В интервью интернет-сайтам «Кавказский узел» и «Газета.ru» бывший президент Ингушетии Руслан Аушев заявил, что в республике очевидны «элементы гражданской войны». Глава Международного комитета по проблемам Кавказа Руслан Кутаев согласен с бывшим ингушским президентом: «В Ингушетии на самом деле уже несколько лет идет гражданская война. Вся разница лишь в том, какую фазу – активную или пассивную - она приобретает со временем. Я могу констатировать, что по истечению времени Ингушетия оказалась в активной фазе. И своего апогея эта фаза еще не достигла. К сожалению, кровавые события еще будут продолжаться по нарастающей».


Попытка федеральных силовых структур ликвидировать незаконные вооруженные формирования на территории Ингушетии обернулась неудачей, полагает обозреватель газеты «Время новостей» Иван Сухов: «Там есть, конечно, радикальные исламисты и есть, с кем бороться федеральным силовым структурам. Но надо сказать, что до того, как федеральные силовые структуры заработали там в полную силу, то есть до прихода Мурата Зязикова, ситуация была спокойнее, потому что не было прессинга со стороны силовых структур. Соответственно, не было желания у множества людей, затронутых этим давлением, осуществлять какую-то месть, уходить в подполье. Таким образом, получается замкнутый круг, одно влечет за собой другое. Кто первый начал, здесь очень трудно сказать. Понятно, что подполье было и до того, как заработали федеральные силовые структуры, которые имели перед собой конструктивную задачу - задушить вот эту ингушскую тыловую часть, как казалось им, чеченского сопротивления. А получилось, что они не задушили ее, а раздули пожар этого движения еще сильнее. Но это вопрос качества работы и вопрос столь сложный, не имеющий однозначного ответа, что сами специалисты, которые ведут работу в этом регионе, говорят, что по-другому, видимо, и нельзя работать».


По мнению Руслана Аушева, «вопрос номер один - это задача федерального центра объединить Ингушетию и Чечню». Эта попытка приведет к противостоянию чеченского и ингушского народов, убежден Руслан Кутаев: «Исламские радикальные структуры, оппозиция, прозязиковские силы - все они просто объединятся, станут ингушами, которых убивают чеченцы. Когда какие-то чеченские спецслужбы будут приходить и проводить какие-то спецоперации на территории Ингушетии, в принципе, в монолите ингуши будут противостоять им. Я думаю, это будут просто наезды, которые в итоге будут заканчиваться захватами и убийствами. Но каких-то последующих серьезных мероприятий по усмирению Ингушетии не произойдет. Наоборот, произойдет радикализация и противостояние уже чеченского и ингушского народов».


По мнению обозревателя газеты «Время новостей» Ивана Сухова, есть три выхода из ингушского кризиса: «Это просто переназначение другого президента. Есть у Кремля ряд запасных фигур, как в случае с любым другим регионом. Замена Зязикова на кого-то еще - означает паузу в течение хотя бы нескольких недель, потому что у людей появится некая надежда на то, что с новым назначением что-то поменяется. И вот за это время можно что-то успеть сделать, в принципе изменить логику управления, чтобы не случилось так, что этот преемник превратится просто в переиздание Зязикова.


Второй вариант - это объединение Чечни с Ингушетией, то есть передача всего этого дела, так или иначе, под контроль Рамзана Кадырова.


А третий вариант - это Аушев. Но он практически безнадежный, потому что Аушев уходил со своей должности в результате серьезного мировоззренческого конфликта с Кремлем. А поскольку Кремль по сути дела не изменился, трудно предположить, что этот мировоззренческий конфликт будет преодолен.


Правда, есть и обратная сторона у этой медали. Ведь ситуация сильно изменилась с аушевских времен. Сейчас президент республики уже не та фигура, которой он являлся в 1998 или в 2001 году. Сейчас это уже гораздо более зависимая фигура в системе органов власти в России».


Судя по высказываниям Руслана Аушева, федеральный центр со временем планирует оставить на Северном Кавказе только четыре национальные республики - Чечено-Ингушетию, Дагестан, Осетию и Кабарду.


XS
SM
MD
LG