Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лужков наведет красоту Минину с Пожарским


Памятник Минину и Пожарскому работы скульптора Ивана Мартоса, установленный на Красной площади еще в XIX веке, за все это время ни разу не реставрировался

Памятник Минину и Пожарскому работы скульптора Ивана Мартоса, установленный на Красной площади еще в XIX веке, за все это время ни разу не реставрировался

Памятник Минину и Пожарскому на Красной площади работы скульптора Ивана Мартоса, установленный в центре площади в 1818 году, а в 1930-м перенесенный на нынешнее место у Собора Василия Блаженного, нуждается в срочной реставрации. В этом убеждены власти столицы. Распоряжение о начале работ подписал мэр Москвы Юрий Лужков.


Реставрацию памятника национальным героям Минину и Пожарскому начнут с обследования технического состояния объекта. Этим займется специальная рабочая группа, которая проведет исследовательские работы, изучит специфику памятника, рассказал журналистам заместитель главы комитета по культурному наследию Москвы Александр Филяев. С такой тщательностью к работам приступают по нескольким причинам. Во-первых, памятник, установленный на Красной площади еще в XIX веке, за все это время ни разу не реставрировался. Об его истории рассказывает искусствовед, сотрудник Третьяковской галереи Елена Титоренко: «Это один из самых лучших в России, на мой взгляд, памятников. Поставлен он в 1818 году и стал первым в Москве скульптурным памятником. Надо сказать, что следующий такой известный, по-настоящему знаменитый памятник, который почти дотягивает до уровня вот этого шедевра Мартоса, появился только в 80-м году, всем известный памятник Пушкину, который поставлен на Тверском бульваре. И самое интересное, что оба этих памятника, хотя они поставлены в совершенно разные эпохи и друг на друга не похожи, они были созданы отчасти на народные деньги и это, кстати, тоже запечатлено на памятнике».


В 1931 году памятник, стоявший лицом к Красной площади, было решено перенести к Собору Василия Блаженного. По словам Елены Титоренко, это было связано с планом реконструкции Москвы: «Частью это было связано с теми идеями, которые бродили тогда в умах нашей советской номенклатурной элиты. Беда в том, что памятник, мало того, что потерял вот этот круговой обзор, он еще и утратил в какой-то степени смысл. Потому что вот эти фигуры, их расположение, их жесты, они были очень идеологически нагружены, как мы бы сейчас сказали».


Сегодня, по словам специалистов, исторический объект находится в аварийном состоянии. В целом же в Москве большинство памятников (а их более тысячи) нуждаются в ремонте. Особенно это касается строений XVIII и XIX веков. Говорит кандидат архитектуры Татьяна Кудрявцева: «Сколько лет реставрировался Пашков дом? Лет двадцать. Вы помните, сколько шла реставрация памятников архитектуры по имени Царицыно или, предположим, до сих пор у нас в плохом состоянии дом Остермана-Толстого, это музей декоративного искусства. Памятники XVIII-XIX века, особенно если там находятся учреждения государственные, они сейчас в очень прискорбном состоянии».


Основная проблема, по которой либо откладывают ремонтные работы объектов архитектуры, либо затягивают на несколько лет — финансы: «До настоящего времени вопрос состояния памятников федерального значения и регионального значения вплотную не рассматривался. Всегда предполагается по закону, что пользователь, арендатор, должен не только за аренду платить, но еще отреставрировать памятник. Это в основном очень вещи накладные. Пока нет механизма, по которому, как было в Париже, во Франции, человеку, который занимает памятник и реставрирует, какие-то были льготы. Я думаю, что отсутствие такого механизма в значительной степени и провоцирует какие-то не лучшие отношения к памятникам», — убеждена Татьяна Кудрявцева.


Искусствовед Елена Титоренко считает, что, не имея достаточных средств, приступать к реставрации уникального памятника нельзя: «На мой взгляд, у современных реставраторов есть самые широкие возможности, проблема одна — все упирается в деньги. Для того чтобы сделать реставрацию достойно, нужно просто заплатить достойные деньги. Он сделан из бронзы, бронза это самый обычный, распространенный скульптурный материал. Но просо бронза бывает хорошего качества и не очень. И для того, чтобы сделать памятник хорошо, нужно просто заплатить побольше денег и найти мастеров, которые стоят немножко дороже. Но здесь я не понимаю сути проблемы. Неужели кто-то рискнет заменить скульптурную композицию, отлитую под руководство Мартоса, на скульптурную композицию, отлитую сегодня. Тогда у нас вообще от памятника просто останутся одни воспоминания. Это называется "реконструкция со сносом". Вот есть у нас, у искусствоведов, такое очень ругательное слово "новодел". Этих "новоделов" по Москве сейчас много. Боюсь думать, что может случиться с человеком, который замахнется на один из самых знаковых памятников вообще во всей стране. В нашей стране, при нашей ситуации все возможно. Говорят, что когда некий господин, возглавляющий строительный комплекс Москвы, приехал в Венецию, он сказал, "да, конечно, хорошо, но какое-то все ветхое, вот построить бы все это заново, почему же они не сделают так". В глазах человека цивилизованного, любого музейщика, архитектора, кого угодно, это совершенно невозможно».


Насколько серьезной будет реконструкция, специалисты пока не говорят. Известно лишь то, что завершить ее планируют в 2011 году.


XS
SM
MD
LG