Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Падающие цены на нефть приближают час расплаты для экспортеров нефти, предупреждают американские комментаторы. В некоторых штатах начинается предварительное голосование. Есть ли будущее у альтернативных источников энергии


Юрий Жигалкин: Падающие цены на нефть приближают час расплаты для экспортеров нефти, предупреждают американские комментаторы. В некоторых штатах начинается предварительное голосование. Есть ли будущее у альтернативных источников энергии? Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке».


«Час расплаты» - к такому образу в последние дни все чаще прибегают американские газеты, внимательно анализирующие последствия падения цен на нефть для России, Ирана и Венесуэлы. Этот интерес прежде всего вызван тем, что именно для этих страны, в отличие от других экспортеров, нефть является не просто источником дохода, это – материальный фундамент их масштабных внешнеполитических планов. Во вторник большую статью о ситуации в трех странах опубликовала «Нью-Йорк Таймс». По ее мнению, падение цен на энергоносители уже сильно убавило страхи в Европе относительно использования Россией поставок газа в качестве политического инструмента. Вопрос для многих наблюдателей состоит в другом: насколько болезненным станет для самой России резкое удешевление нефти и газа на фоне глобального финансового кризиса? И ответ на него звучит все более пессимистично.


Насколько могут быть обоснованы такие взгляды? Вопрос - Михаилу Бернштаму, профессору экономики сотруднику Гуверовского института.



Михаил Бернштам: Эта точка зрения в значительной степени обоснованна. В России экономическое развитие, бюджет, оздоровление финансовой системы – все завязано в значительной степени на цены на нефть. Что означает для России разница в 1 доллар за баррель? Россия экспортирует 4,4 миллиона баррелей в день, то есть это 220 миллионов тонн в год. Значит, разница в 1 доллар за баррель – это разница в 7 долларов за тонну. От изменения цены на 1 доллар Россия теряет 1 миллиард 600 миллионов долларов. Умножим на 70 – получается 100 миллиардов долларов. Вот если цена на нефть в течение 12 месяцев будет на 70 долларов ниже, чем она была в предыдущие 12 месяцев, Россия тут же теряет 100 миллиардов долларов. 36 процентов экспортных доходов – это нефть. Все это влияет на бюджет, все это влияет в значительной степени на то, что падают акции нефтяных компаний на российском рынке. Эти акции являются залогом российских долгов, и дальше начинает раскручиваться цепочка. Значит, российские компании должны выплачивать эти долги, которые взяты под залог этих акций, денег у них нет. То есть такое падение цен на нефть – для России это огромный финансовый удар.



Юрий Жигалкин: Профессор, сравнительно недавно многие специалисты, в том числе и вы, считали, что Россия застрахована от кризиса подобного потрясениям конца девяностых. Последние события внесли коррективы в такой взгляд?



Михаил Бернштам: Для банковской системы он может быть сравним, потому что банки все-таки и другие финансовые учреждения – это карточные домики или домики на песке. Сейчас их поддерживает государство, в значительной степени очень многие крупные финансовые учреждения, прежде всего банки в значительной степени банкроты, так же как это было в 1998 году. Для среднего россиянина самое главное – это сбережения в банках, потому что опять то, что в Сбербанке, застраховано, все остальное минимальное страхования вкладов распространено на всю банковскую систему, но, тем не менее, могут потерять сбережения. Может резко подняться инфляция, соответственно, будут обесценены эти сбережения. Затем при сокращении кредита и при сокращении производства может подняться безработица. При этом падает курс рубля, дорожает импорт, импортные продукты питания, что будет ударять по карману рядового потребителя. То есть для рядового россиянина возникает очень много проблем.



Юрий Жигалкин: Таковы прогнозы профессора экономики Михаила Бернштама.


Во вторник, за тринадцать дней до президентских выборов, начинается предварительное голосование в нескольких штатах. В то же время обе партии предупреждают о возможных попытках манипуляции результатами голосования в некоторых округах.


Слово – Яну Рунову.



Ян Рунов: В некоторых штатах разрешено так называемое раннее голосование, в котором могут участвовать те, кто в день выборов во вторник, 4 ноября, будет в командировке, в отпуске, за границей, или кто просто не хочет стоять в длинной очереди.


По данным новых опросов общественного мнения, Барак Обама лидирует. Однако военные отдают предпочтение Маккейну, желая видеть его, а не Обаму в качестве главнокомандующего. Вот что сообщают об этом в американских средствах массовой информации:



- 8 из 10 военнослужащих афро-американцев поддерживают Обаму, но среди белых военнослужащих 76 процентов - за Маккейна и 17 процентов за Обаму. Среди испаноязычных военнослужащих США тоже подавляющее большинство – за Маккейна, а не за Обаму. Даже среди женщин, служащих в армии, больше сторонниц Маккейна – 53 процента против 46-ти. Из этого видно, что избирателей-военных демократам не удалось склонить на свою сторону, хотя они приложили немало усилий для этого в последние 4-8 лет.



Ян Рунов: В большинстве штатов регистрация избирателей, желающих участвовать в выборах, подходит к концу. Зарегистрировано 9 миллионов новых избирателей. Демократов среди них, как утверждает сама Демократическая партия, в 4 раза больше, чем республиканцев. Однако Республиканская партия утверждает, что многие регистрационные формы – фальшивые. Наряду с рекордной для Америки активностью избирателей замечено и рекордное количество нарушений. В качестве избирателей зарегистрированы, например, даже герои диснеевских мультфильмов Микки Маус и Дональд Дак. В регистрационных формах находят в буквальном смысле «мертвые души» или одних и те же людей под разными адресами... В таких подтасовках уличена Ассоциация общественных организаций за немедленные реформы – «Эйкорн». Члены этой Ассоциации зарегистрировали 1 миллион 300 избирателей.


Поскольку выборы в этом году – исторические, ибо впервые президентом Америки может стать афро-американец, а силы кандидатов близки к равным, ожидается немало попыток подтасовок, обмана и прямого нарушения закона. Поэтому лос-анджелесский эксперт по избирательному праву Ричард Хэйсен не исключает, что результаты выборов 4 ноября могут быть оспорены проигравшей стороной.



Юрий Жигалкин: Во вторник, пытаясь обеспечить нормальное функционирование финансовой системы, Федеральная резервная система объявила о выделении гигантской суммы- 540 миллиардов долларов - для покупки ценных бумаг на рынке краткосрочных обязательств. Это жизненно важный для здоровья экономики рынок, где корпорации получают займы и для выплаты зарплат, и для оплаты текущих расходов. Проблема заключается в том, что инвесторы начали выводить деньги из самых, как считалось, безопасных фондов, предоставлявших деньги именно на эти цели, центральный банк решительно двинулся на помощь им. Денежное половодье, устроенное правительством, возвращает, по словам экспертов, уверенность на Уолл-стрит, хотя признаки этой уверенности все еще редки.


Несмотря на рекордное падение цен на зерно, удешевление горючего, американцам стоит ожидать заметного повышения цен на продукты питания, предупреждает федеральное правительство. Они вырастут в среднем на 5,5 процента в нынешнем году и на 4,5 процента в будущем. Больше всего в этом году подорожают яйца – на 14 процентов, молочные продукты – на 8,5 процента, фрукты и овощи – на 7. За полгода стоимость продуктовой корзины, состоящей из 16 основных продуктов питания, выросла на 4 процента – до 48 долларов. Это гигантский прыжок, если учесть, что десять лет назад эта корзина стоила наполовину меньше, а основное удорожание пришлось на последние пять лет.


Самый либеральный американский город Сан-Франциско намерен в очередной раз испытать пределы американской толерантности. По требованию общественных организаций в бюллетени для голосования внесен вопрос о фактической легализации проституции. Причем инициаторам пришлось потрудиться над формулировкой, чтобы обойти положение Конституции штата, запрещающей проституцию. Горожанам будет предложено ответить на вопрос, поддерживают ли они запрет на преследование и расследование дел, связанных с проституцией. Инициаторы этой идеи говорят, что она поможет городу сэкономить 11 миллионов долларов, расходуемых на преследование проституток и их клиентов, и даст право взрослым людям покупать определенную услугу и зарабатывать, предоставляя ее. Однако это предложение кажется смелым даже властям города, ратовавшим за легализацию марихуаны и приветствовавшим однополые браки первыми в стране. Они говорят, что за легализацию проституции городу придется расплачиваться ростом преступности.


Радостное для американцев резкое падение цен на бензин сильно тревожит нарождающуюся индустрию альтернативной энергии, альтернативных автомобилей и альтернативного топлива. Внимание к ним, вызванное тридцать лет назад во время нефтяного кризиса, быстро угасло после удешевления бензина. Кое-кто опасается, что их второе рождение также может обернуться скоропостижной кончиной.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Четыре месяца назад конференция разработчиков электромобилей в Вашингтоне собрала в четыре раза больше участников, чем планировалось. Тогда мировые цены на нефть подходили к 130 долларам за баррель. Среди вдохновенных докладов о будущем электромобилей диссонансом прозвучало напоминание одного из проектировщиков гибридной модели Prius корпорации Toyota – Билла Райнерта – о том, что, чтобы разработать поставить на поток новую модель, требуется пять лет. Райнерт сказал, что при цене нефти в 60-70 долларов за баррель существует угроза резкого падения спроса на альтернативные авто. Осуществится ли это пророчество? Ведущие мировые автопроизводители уже озабочены тем, будут ли люди покупать намеченные к выпуску в ближайшие годы модели гибридных и подзаряжаемых от электророзетки машин. Такие машины заметно дороже обычных и вряд ли окупятся для владельцев, если цены на бензин стабилизируются на сравнительно доступном для потребителя уровне.


Действительно ли падение цен на бензин способно перечеркнуть планы США и других индустриальных стран по переходу на альтернативные автомобили? Этот вопрос я задал Дэвиду Хартгену, профессору Университета штата Северная Каролина в городе Шарлотт.



Дэвид Хартген: Эти планы, в сущности, пока не вышли из стадии разработки. Вместе с тем ряд стран и автопроизводителей продолжают повышать КПД двигателей внутреннего сгорания. Сегодня становится очевидным, что почти 25-процентное падение цен на топливо в последние месяцы в США, снизит давление как на потребителей, так и на производителей. Недавно в Соединенных Штатах принято законодательство об обязательном повышении экономичности всего автопарка примерно на одну треть в ближайшие 20 лет. Это важный шаг вперед, он обеспечит внедрение инноваций даже в условиях падения цен на бензин. В противном случае мы бы упустили время, необходимое для проведения еще более болезненных, но необходимых инноваций в будущем.



Аллан Давыдов: И все же, что будет с электромобилями?



Дэвид Хартген: Для них всегда существует ниша в будущих разработках. Но эти технологии прямо связаны, с одной стороны, с возможностью субсидирования новых проектов, с другой – с долгосрочной стоимостью энергоносителей. До тех пор, пока мы не решим проблему производства надежных и недорогих перезаряжаемых батарей, электромобиль продолжит составлять незначительную часть автопарка США, да и большинства стран. Параллельно может развиваться ограниченный рынок альтернативных видов топлива для обычных машин, относительно недорогого. Если цены на бензин опять пойдут вверх, можно ожидать, что этот рынок довольно быстро расширится.



Аллан Давыдов: Некоторые эксперты озабочены другим аспектом массового производства электромобиля, подзаряжаемого от электророзетки, каковой через пару лет обещает поставить на конвейер General Motors . Они задаются вопросом: если хотя бы половина американских автовладельцев на ночь оставит свои машины включенными в электросеть – не приведет ли это к коллапсу национальной системы электроснабжения?



Юрий Жигалкин: Но это далеко не главная забота для тех, кто с тревогой наблюдает за тем, сможет ли индустрия альтернативных автомобилей пережить падение цен на нефть.


XS
SM
MD
LG