Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кавказ готовит России «одно большое ЧП»


Махачкала. Очередной штурм очередного дома, где засели боевики

Махачкала. Очередной штурм очередного дома, где засели боевики

В Дагестане совершено сразу несколько нападений на сотрудников милиции, не менее 5 человек погибли, около 10 ранены. Вечером в Махачкале неизвестные обстреляли автомобиль заместителя министра спорта Дагестана. Ночью была подорвана машина сотрудников дорожно-патрульной службы. Руководство Дагестана собралось сегодня на внеочередное заседание совета безопасности республики, однако о принятых решениях пока ничего не сообщается.


Инциденты с применением оружия произошли в двух районах Дагестана и в Махачкале. С рассветом на границе Сергокалинского и Карабудахкентского районов Дагестана продолжились поиски группы боевиков, атаковавших во вторник милицейскую автоколонну. В прочесывании леса в гористой местности участвуют сотрудники ОМОН и подразделения внутренних войск. К середине дня поиски результатов не принесли.


В полдень 21 октября на окраине селения Сергокала из проезжавшей машины был обстрелян пост милиции. Для организации поисков стрелявших туда были направлены милицейские подкрепления из соседнего Карабудахкентского района, но они попали в засаду недалеко от селения Гобден. На пути автоколонны сработали две мины, потом ее обстреляли из автоматов и гранатометов. В результате нападения погибли пятеро и были ранены 9 милиционеров. По предварительным данным, атаку на автоколонну организовала группа уроженца этих мест Магомедали Вагабова, насчитывающая до 20 бойцов. Один из братьев Вагабовых был убит в ходе милицейской спецоперации, а его отец погиб в результате обстрела машины - считается, что он стал жертвой кровной мести, объявленной боевикам родственниками тех, кто погиб от их рук.


В ночь на среду стало неспокойно и в столице Дагестана. Незадолго до полуночи неизвестные обстреляли машину заместителя министра спорта республики Будуна Будунова, чиновник не пострадал, он успел выскочить из автомобиля. Бывший нападающий футбольных клубов «Анджи» и «Терек» курирует в министерстве вопросы развития футбола. А за несколько часов до нападения глава Дагестана Муху Алиев рассказал на пресс-конференции, что договорился о поддержке, в том числе финансовой, футбольного хозяйства республики миллиардером Сулейманом Керимовым, уроженцем республики, представляющим ее в Совете Федерации.


Приблизительно через полчаса после нападения на Будунова атаке подвергся милицейский патруль. Взрывное устройство сработало на проспекте Атушинского, на пути милицейского «уазика», двое патрульных получили легкие контузии. Пресс-служба президента Дагестана сообщает, что в среду утром Муху Алиев провел внеочередное заседание совета безопасности республики, на котором были обсуждены последние события. Заседание было закрытым, о каких-либо принятых решениях не сообщается.


Политолог Тимур Музаев считает, что сегодняшнее руководство Дагестана - а в основном это представители старой партийной номенклатуры - не в силах отыскать пути выхода из кризиса: «Уже лет двадцать из Дагестана почти каждую неделю, а каждый месяц уж точно, идут сообщения о покушениях на высших республиканских чиновников, на представителей власти, милиционеров, военнослужащих. И каждый раз это представляется как очередное ЧП. Публика и пресса уже привыкли к этим ЧП. Фактически вся республика Дагестан является одним большим ЧП. Это происходит потому, что нынешняя власть республики, сформированная по клановому принципу (и клановый принцип уже фактически узаконен Конституцией Дагестана), не справляются с ситуацией. Это было очевидно и 10, и 5 лет назад. Но как говорилось об этом, так и продолжается говориться, и ничего при этом не делается. И этот котел огромных проблем - социальных, экономических, политических, религиозных, межнациональных - продолжает бурлить. Кремль пытается его заткнуть ветошью старой номенклатуры. Но когда напор этих проблем вышибает в очередной раз эту ветошь, то происходит такой вот всплеск интереса к ситуации в Дагестане, что там происходит, почему там очередное чрезвычайное положение. Из-за того, что ничего не меняется, что у людей нет реального выхода, нет перспектив существования, ситуация постоянного напряжения в Дагестане законсервирована. Сохранение существующей структуры власти, существующих отношений консервирует нестабильность в Дагестане, а в других регионах Кавказа консервирует напряженность. Эта напряженность нарастает, поскольку нет ни политических, ни социальных, ни экономических выходов для какой-то активности групп населения, особенно молодежи. У людей нет перспектив, люди не видят выхода в нынешней ситуации».


Эксперт по проблемам Кавказа Алексей Ващенко полагает, что вооружённое подполье на Северном Кавказе управляется из одного центра: «Подполье в Дагестане, в Чечне и в Ингушетии, действует по единому плану. К сожалению, всем этим вызовам Кремль не может дать однозначной оценки. Проблема еще заключается в том, что здесь, в Москве, есть "пятая колонна", которая заинтересована в этой дестабилизации, в связи с тем, что идет борьба за власть. Вторая проблема состоит в том, что сейчас, на фоне финансового кризиса, эта дестабилизация может вообще взорвать Россию. Центр этого подполья, по информации, которой располагаю, находится в Чечне. Но в связи с тем, что в Чечне удалось ситуацию более-менее взять под контроль, они начали наносить фланговые удары по Дагестану и Ингушетии. По их плану эта напряженность рано или поздно должна перекинуться на Чеченскую республику. И вот эти три республики в один момент могут взорваться».


По мнению Тимура Музаева, процесс дестабилизации на Северном Кавказе продолжается: «Процессы, аналогичные дагестанскому, происходят и в других регионах Северного Кавказа, где сохраняется та же старая номенклатура, которая никак не реагирует на острейшие проблемы населения. Мы уже не говорим об интересах народа, о том, что власть должна отвечать интересам народа, но мы говорим о том, что есть такие острые проблемы, нерешенность которых неизбежно приведет к социальному, политическому взрыву. Вот это происходит, на мой взгляд, в Ингушетии, республике, весьма далеко расположенной от Дагестана, но там эти проблемы в связи с тем, что республика небольшая, очень выпукло проявляются. В Ингушетии произошел такой отрыв власти от населения, такое накопление самых острейших социальных, политических и религиозных проблем, что нынешняя власть, на мой взгляд, утратила контроль над ситуацией, и ситуация сейчас в Ингушетии поступательно дестабилизируется».


Как отмечают эксперты, северокавказский кризис становится реальной угрозой для целостности Российской Федерации.


XS
SM
MD
LG