Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адреса утрат. В Москве открылась выставка-предостережение


Воздвиженка образца 1915 года с трудом, но еще узнаваема. Другим московским улицам и площадям повезло меньше

Воздвиженка образца 1915 года с трудом, но еще узнаваема. Другим московским улицам и площадям повезло меньше

Интернет-сайт «Москва, которой нет» и проект «Против лома» при поддержке Всероссийского фонда культуры представили фотовыставку «Сносить нельзя реставрировать».


Посетителям предлагают заполнить анкету: указав свою фамилию и род занятий, в списке из тридцати пока еще существующих, но обреченных объектов следует на выбор поставить галочку - соответственно, в графе «реставрировать» либо «снести».


Главный редактор сайта «Москва, которой нет» Юлия Мезенцева говорит, что на сайте такого голосования не проводится, поскольку позиция посетителей сайта известна. Задача организаторов выставки – узнать мнение аудитории, далекой от интернета.


Организаторы выставки «Сносить нельзя реставрировать» решили попросить заполнить анкету и тех, от кого зависит судьба памятников и при чьем попустительстве, а то и прямом участии они погибают.


Руководитель проекта «Москва, которой нет» Адриан Крупчанский замечает, что если «чиновники из Москомнаследия, из Росохранкультуры, которые могут остановить это безобразие, если они все напишут, что они за, то тогда им будет сложнее».


Вот подпись к одному из фотоснимков выставки (дом, под которым старый вход в станцию метро «Маяковская»): «Выявленный памятник культурного наследия, простым горожанам известен как «Колбаса» - по имени посещаемого некогда магазина. Построен в 18 столетии, в 1860-е годы перестроен по проекту архитектора Никитина. В этом доме жил художник-передвижник Перов, написавший здесь «Тройку», «Утопленницу» и «Птицелова». К концу 1990-х годов дом был отключен от сетей электроснабжения, из него были выселены арендаторы. Здание пустует, затянуто фальшфасадами. В планы столичных властей входит строительство на месте этого дома 10-этажного торгово-строительного комплекса».


«Есть такой тип угроз, как запустение, когда дом просто бросается с выбитыми окнами, с раскрытой крышей зачастую, доводится до аварийного состояния, - комментирует Юлия Мезенцева тактику столичных властей. - И дальше единственным способом реставрации признается уже его разборка. Есть другой тип угроз - это перекрытие дворов. Есть Провиантские склады, Старый монетный двор, особняк на Большой Никитской - когда сам памятник остается где-то внутри, но его уже не увидят, потому что он становится интерьером какого-то большого закрытого двора. Есть те, куда близко подобрался так называемые гостинично-офисно-торговый бизнес. Видимо, центр Москвы больше всего нуждается в магазинах, офисах и гостиницах. То есть я вам не назову, где снесли бы что-то, скажем, под больницу или под школу, но вот под очередной торговый центр - назову сразу же. Есть еще один тип угроз - это изменение облика московских площадей. Сейчас площадь Тверской заставы - можно посмотреть, во что это преобразовалось».


К уратор выставочного проекта «Против лома» Константин Михайлов подводит итоги десятилетия, прошедшего с первой выставки «Против лома», состоявшейся в Москве в 1999 году: «За это время принят федеральный закон об объектах культурного наследия, московский закон соответствующий, московский закон об охранных зонах, реорганизована структура федеральных органов охраны наследия, то есть, казалось бы, бурная деятельность. А вот здесь, на земле, по которой мы ходим, происходит все то же самое, к сожалению, что и 10 лет назад. Меняются только адреса новых утрат и новых угроз».


XS
SM
MD
LG