Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Курс рубля продолжает падать - что могут предпринять российские власти


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Хавронин.



Кирилл Кобрин: Итак, первая тема итогового выпуска программы «Время Свободы» - и, пожалуй, сегодняшнего дня – возобновившееся падение мировых финансовых рынков, цены на нефть и резкое усиление доллара в отношении евро и рубля. Снижение курса началось рано утром на азиатских биржах, затем оно перекинулось на европейские и российские. Эксперты объясняют эти процессы опасениями глобальной рецессии. Курс евро по отношению к доллару снизился до самой низкой за 20 месяцев отметки. Опустились и цены на нефть - ниже 70 долларов за баррель. Крайне нервная ситуация остается и на российских биржах. Помимо снижения индексов здесь зафиксировано новое падение рубля в отношении доллара: Центробанк России установил официальный курс доллара на завтра в размере 26 рублей 92 копейки. Это на 48 копеек больше, чем днем ранее. Таким образом, за два дня доллар в России подорожал более чем на 86 копеек. Впрочем, в отношении рубля упало евро. Все эти валютные колебания подпитывают слухи о грядущей девальвации рубля, что заставляет россиян изымать деньги с банковских счетов и менять их на доллары. Естественно, банковская система России, которая и без того находится не в самом лучшем состоянии, болезненно реагирует на это, и вновь встает вопрос о сохранности банковских вкладов.


Насколько эффективны меры правительства и Центробанка не только по гарантии банковских вкладов, но и по стабилизации курса рубля в отношении доллара – об этом я побеседовал с экспертом московского Центра развития Валерием Мироновым.


Насколько нынешнее падение курса рубля связано, скажем так, с повышение курса доллара в отношении евро? Или это все-таки история, имеющая отношение к российской валюте?



Валерий Миронов: Я думаю, что все-таки в значительной мере это связано с повышение курса доллара относительно евро и одновременно с падением цен на нефть, которые в значительной мере определяется укреплением доллара. Но учитывая, что падение цены на нефть произошло в гораздо большей степени, чем укрепился доллар, то как бы давление на рубль связано и с некими иными причинами, которые вызвали падение цен на нефть. То есть это как бы в значительной мере внешние факторы по отношению к российской экономике.



Кирилл Кобрин: Можем ли мы говорить о зарождении как бы новой волны недоверия к российской валюте как среди людей, которые занимаются финансами профессионально внутри страны и за ее пределами, так и среди населения?



Валерий Миронов: Дело все в том, что доллар укрепляется по отношению не только к рублю, но и к евро. И в принципе, относительно бивалютной корзины, на которую ориентируется Центральный банк, падение рубля не столь сильное, оно вообще гораздо меньше. Но население этого не понимает, поэтому возникают опасения того, что власти теряют ситуацию на валютном рынке.



Кирилл Кобрин: Вот как раз вопрос относительно власти и регулирующих механизмов государственных и механизмов Центробанка. Есть ли какие-то еще инструменты регулирования, кроме вливаний?



Валерий Миронов: Для вливания нужно, чтобы удерживать курс, примерно 30 миллиардов долларов в месяц. Вот резервы, конечно, уменьшились, но они очень велики, они составляют примерно 530 миллиардов. То есть в течение примерно полугода удерживать курс возможно. Хотя я думаю, что давление на него прекратится раньше, потому что все-таки цены на нефть повысятся. И возможно, что укрепление доллара носит временный характер. Если говорить о других методах, то это, наверное, какие-то методы ограничительные, связанные с ограничением на вывоз капитала, с ограничениями на какие-то операции по конвертации рубля в доллар. Но это палка о двух концах, так как это снизит рейтинг России как заемщика и будет отрицательны стимулом к притоку капитала, то есть дестимулировать будет приток капитала. Прежде чем такую меру вводить, надо над ней хорошо подумать, прежде чем копировать, допустим, китайский опыт относительно ограничения на вывоз капитала.



Кирилл Кобрин: К тому же если принимать те меры, которые вы перечислили, это ведь может привести, насколько я понимаю, к новой волне паники. Потому что психология здесь такая: если государство ограничивает объем обмена рублей на доллары и так далее, то, значит, дела действительно плохи.



Валерий Миронов: Дело все в том, что государству сейчас невыгодно отпускать рубль в какое-то свободное плавание, потому что он на фоне этой паники может упасть достаточно сильно, а в четвертом квартале у нас максимум погашения валютной задолженности банков и корпораций на уровне, по разным оценкам, от 50 до 55 миллиардов долларов. И это затруднит погашение этой задолженности. Именно в четвертом квартале этого года. Потом следующие четыре квартала будет меньше. И вот этот квартал нужно пройти со стабильным курсом.



Кирилл Кобрин: Мнение московского экономического эксперта Валерия Миронова. Как бы отвечая на сомнения, высказанные нашим экспертом, премьер-министр России Владимир Путин высказал сегодня сомнение в том, что перевод сбережений из рублей в доллары сможет быть эффективным. Путин считает, что курс американской валюты может точно так же резко упасть, как он подскочил в последнее время.


Но это, так сказать, финансовая и биржевая составляющая нынешнего кризиса. Между тем, по мере того, как падают индексы и разоряются банки и инвестиционные компании, усиливается критика современной финансовой системы – и свободного рынка, капитализма вообще. Особенно активизировались публицисты, экономисты и политики левой ориентации. Среди тех, кто присоединил свой голос к этому критическому хору – австрийский режиссер-документалист Эрвин Вагенхофер. В Берлине состоялась премьера его картины « Let ' s Make Money » («Давай делать деньги»). Она была снята еще до нынешних финансовых катаклизмов, однако, по мнению многих идеально объясняет причину кризиса. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в странах центральной Европы Александр Хавронин.



Александр Хавронин: Предыдущая лента Эрвина Вагенхофера «Мы кормим мир» считается самым успешным документальным фильмом Австрии. В этой картине режиссер размышлял о том, почему на планете голодает свыше миллиарда человек. Новый фильм Вагенхофера «Давай делать деньги» также посвящен проблемам мировой экономики. Съемки шли три года. Вагенхофер попытался понять, как оборачиваются деньги в современном мире. Создатели документальной ленты побывали на золотых приисках в Гане, плантациях хлопчатника в Буркина-Фасо, а также в крупнейших западных банках и инвестиционных фондах.


Один из эпизодов фильма. Говорит крупный предприниматель, пожелавший остаться неизвестным.



Предприниматель: Я не думаю, что инвестор должен руководствоваться соображениями этики. Я не думаю, что инвестор должен нести ответственность за то, что предприятие, в которое он вложил деньги, загрязняет окружающую среду или причиняет ущерб какого-либо иного рода. Это не входит в функции инвестора. Задача инвестора – инвестировать деньги.



Александр Хавронин: Мнение о фильме «Давай делать деньги» жителей Берлина, побывавших на премьерном показе картины.



Житель Берлина: Это суперфильм! Много полезной информации.



Жительница Берлина: После просмотра появляется общее представление о том, что сегодня происходит в экономике, почему произошел кризис мировой финансовой системы. Очень интересно.



Житель Берлина: Серьезный вопрос после просмотра фильма: а что, собственно, сейчас нужно делать?



Александр Хавронин: А вот что говорит о фильме его создатель режиссер Эрвин Вагенхофер.



Эрвин Вагенхофер: Многие крупные предприниматели рассуждают приблизительно так: «Мы решили свои производственные проблемы, всего в избытке, мы ни в чем не нуждаемся». С таким мнением согласиться не могу. На мой взгляд, безумное обогащение приводит к тому, что блага на планете распределяются не по справедливости. Не я один догадывался о том, что мировая финансовая система может рухнуть. Об этом знали, во всяком случае, догадывались все люди, которые вовлеченные в мировые экономические процессы. Три года мы работали над фильмом «Давай делать деньги», встречались с руководителями банков и инвестиционных фондов. Среди них не было ни одного, который бы не предсказывал этого кризиса. Тем не менее, топ-менеджеры ничего не пытались изменить, потому что прекрасно знали: расплачиваться за кризис будут не они лично, а все человечество. Мы, естественно, не могли предугадать, когда именно произойдет обвал. То, что выход картины на экраны совпал с мировым финансовым кризисом, это, конечно, случайность.



Александр Хавронин: Говорил австрийский режиссер-документалист Эрвин Вагенхофер.


XS
SM
MD
LG