Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Каринна Москаленко: "Я очень признательна всем, кто волнуется за нашу семью"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Кирилл Кобрин: Несколько дней тому назад появились сообщения, что в автомобиле адвоката Каринны Москаленко обнаружено вещество, похожее на ртуть, и тут же появились разговоры о возможном отравлении. И вот в американской газете «Вашингтон Пост» появилась статья, в которой автор ставит недавний инцидент с Москаленко в один ряд с загадочными смертями многочисленных оппонентов Владимира Путина, которые, по данным газеты, умерли или тяжело заболели в результате отравления, - это президент Украины Ющенко, Александр Литвиненко и журналист Юрий Щекочихин. Напомнив, что многие на Западе считают именно Путина виновным как минимум в убийстве Литвиненко, издание «Вашингтон Пост» отмечает, что «открылась страшная перспектива очередного отравления еще одного врага Путина в еще одном западноевропейском городе». Газета пишет, что лица, которые покушались на жизнь Москаленко, ее мужа и троих детей, наверняка рассчитывали на безнаказанность, которая имела место в предыдущих случаях.


О некоторых подробностях этого инцидента и о том, как продвигается расследование по факту возможного покушения на отравление адвоката, сама Каринна Москаленко рассказала в интервью нашему корреспонденту Марьяне Торочешниковой.



Марьяна Торочешникова: Напомните, пожалуйста, что же, собственно, произошло, что стало причиной вашего обращения, вас и членов вашей семьи, в больницу и интереса, проявленного правоохранительными органами Страсбурга к этой истории?



Каринна Москаленко: В один из дней, я помню, что это было воскресенье, мы обнаружили присутствие ртути у нас в машине. Нам казалось, что это блеск, явно напоминающий ртуть. И у нас сложилось такое впечатление, мы подумали, что это очень опасно, что необходимо, конечно, проверить, что это за вещество, но у нас было впечатление, что это ртуть. Поскольку мы каждый день ездим с детьми, то, конечно, ответственность за их здоровье и жизнь заставила нас обратиться в правоохранительные органы во Франции. И они приняли это заявление.



Марьяна Торочешникова: Эти шарики блестящие, похожие на ртуть, которые вы обнаружили в машине, как много их было и где в машине вы их нашли?



Каринна Москаленко: Все, что я могу сказать, что их было больше, скажем, чем два или три, или даже пять. Их было, ну, много. Размер этих шариков я не знаю, потому что я же не взвешивала и не измеряла это. Я просто с этим никогда не работала и не знаю, не являюсь специалистом. Сейчас явно преждевременно говорить о чем-то. Я могу делать утверждения только о самих фактах. Вот мы обнаружили вещество, похожее на ртуть, но опять же я не видела заключение экспертизы. Или, скажем, они говорят, что они прорабатывают целый ряд версий, и я должна дать время полиции, чтобы она работала по этим версиям. Они сказали, что они не будут исключать никаких версий, нужно время для получения заключения экспертов. Факт этот сам по себе очень неприятный. Была попытка отравления, не было такой попытки отравления, но мы всей семьей дышали этими испарениями. И совершенно необходимо выяснить, кто и когда это мог оставить в машине.


Сегодня они меня спрашивали, настаиваю ли я на какой-нибудь версии. Я так же как и вам говорю, что я ни на какой версии не настаиваю. Конечно, это очень тревожная ситуация и очень тревожный факт. Но вот, например, они меня спросили, могу ли я исключить возможности нечаянного попадания этого вещества, которое они теперь уже называют ртутью, и я сказала, что, конечно, я не могу исключить. Я знаю точно, что это если и неосторожность, то только не наша неосторожность, мы точно ничего в машине не разливали, не разбивали и не бросали. А вот все остальные вопросы - насколько этого вещества было много, кто и как это сделал, кто как мог проникнуть в машину, пострадали ли мы - даже этого мы до конца не знаем, потому что тесты длятся неделями, как мне объяснили сегодня в полиции, и мы просто должны набраться терпения и ждать. Да, у нас были определенные симптомы, я рассказала подробно об этих симптомах и полиции, и врачам. Симптомы тоже не могут свидетельствовать о чем-то совершенно определенном, поэтому я заверила сегодня полицию, что я оставляю за ними право исследовать, расследовать и приходить к каким-то выводам. Но я не собираюсь быть следователем в этом деле, я не буду проводить собственное расследование.



Марьяна Торочешникова: Каринна Акоповна, вот это происшествие, скажем так, оно помешало вам присутствовать на предварительных слушаниях по делу об убийстве Анны Политковской.



Каринна Москаленко: Да, к сожалению, и поэтому-то я, собственно, и должна была информировать и моих доверителей по этому делу, и суд. Поэтому я послала всю информацию в суд. И я также не утверждала, что кто-то это сделал специально, но, во всяком случае, это помешало мне приехать.



Марьяна Торочешникова: Но, тем не менее, скоро состоится отбор коллегии присяжных, вы будете участвовать при отборе?



Каринна Москаленко: Ситуация 13-15 октября - мне показалось, что можно на что-то надеяться. Но нельзя ничего в жизни утверждать. Я буду надеяться, что ничего больше мне не помешает приехать. Я очень признательна всем, кто волнуется за нашу семью. Мы вот чувствуем себя не одинокими. Правда, мне прислали какую-то странную статью на каком-то странном сайте, что мне не хватает известности - так они подумали, что может быть, я как-то огравировала обстоятельства. Нет, я хочу разочаровать тех странных людей, которые такие версии выдвигают, мне достаточно моей известности, и она, собственно, мне и не нужна. Все, что я хочу, это представлять дела в судебные инстанции, включая Европейский суд, и получать результаты рассмотрения этих дел. Просто, к сожалению, это совпало, случайно или специально совпало с моей необходимостью присутствовать в судебном заседании, и я обязана была дать и своим доверителям, и суду объяснения, почему я туда не пришла.


XS
SM
MD
LG