Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В США продолжается досрочное голосование на выборах президента


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Кирилл Кобрин.



Сергей Тарасов: В США продолжается досрочное голосование на выборах президента. Официально выборы назначены, как всегда, на первый вторник ноября, в этом году на 4-е число, однако в 36-ти штатах все желающие зарегистрированные избиратели могут придти на участки для голосования заранее. Эксперты по выборам из разных стран утверждают, что возможность разнообразных фальсификаций на досрочных выборах, в любом государстве, и в США в том числе, всегда несколько выше. Насколько же это правило применимо к России? В дни досрочного голосования в Соединенных Штатах мой коллега Кирилл Кобрин задал этот вопрос политологу Владимиру Прибыловскому.



Кирилл Кобрин: Ранние выборы, которые существуют практически во всех системах, основанных на всеобщем избирательном праве, больше подвержены возможности фальсификации и всевозможных злоупотреблений. Сейчас они начались в США, и некоторые говорят о том, что результат этих выборов может повлиять на общий результат. Такие ранние выборы в республиках бывшего Советского Союза часто становятся инструментом уже тотальной фальсификации общих результатов выборов. Как дело обстоит в отношении России?



Владимир Прибыловский: Самую лучшую формулировку дал такой известный советский политтехнолог, как Иосиф Виссарионович Сталин. Он сказал: «Не важно, как они голосуют, важно, как мы считаем». Вот это в полной мере относится к использованию административного ресурса в России. И досрочное голосование является одним из его инструментов. При досрочном голосовании полностью исключен какой-либо общественный контроль, контроль участвующих в голосовании партий. Он вообще незначителен, даже при регулярном голосовании, но досрочное дает громадные возможности для полного произвола избирательных комиссий, то есть именно тех людей, про которых Иосиф Виссарионович сказал «как мы считаем». Иногда в отдельных регионах это доходит до 30-40 процентов.



Кирилл Кобрин: 30-40 процентов – это действительно очень много. Неужели сами по себе эти механизмы раннего голосования так разнятся? Либо речь идет именно о, так скажем, злой воли власти?



Владимир Прибыловский: 30-40 процентов – это в таких специфических национальных республиках, где традиционно полный произвол властей. Им просто удобнее так манипулировать, проходит такое «пакетное голосование». Кроме того, под предлогом каких-то технических сложностей такое голосование проводят со специальными группами, которые легко управляются и контролируют: военнослужащие в казармах, студенты идут голосовать на досрочные выборы для получения досрочного зачета и так далее.


XS
SM
MD
LG